26 Апреля 2017
$55.85
60.79
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Общество 01.06.2010

Свидетельства жестокой эпохи

В последние годы много писалось о политических репрессиях сталинского периода. Теперь мы все знаем, как сажали за анекдот, за неосторожно сказанное слово, за выброшенную газету с портретом вождя, за знакомство с кем-то, признанным врагом народа…

В последние годы много писалось о политических репрессиях сталинского периода. Теперь мы все знаем, как сажали за анекдот, за неосторожно сказанное слово, за выброшенную газету с портретом вождя, за знакомство с кем-то, признанным врагом народа… Да мало ли за что можно посадить, а то и расстрелять, имея неограниченную власть, коли задаться такой целью! Надуманность политических обвинений и размах сталинских репрессий ужасают. Но сажали ведь не только за политику, по знаменитой 58-й статье с ее многочисленными подпунктами (один страшнее другого). Сажали и по уголовным делам, о чем известно гораздо меньше, и сроки лепили не менее споро и охотно, чем по политическим делам. Об этом направлении советского правосудия ушедшей эпохи известно гораздо менее, хотя воруют и грабят в любом обществе. Не приходилось встречать в широкой печати публикаций на тему реальной, бытовой и уголовной преступности середины прошлого века. Не было и мысли самим заняться поисками материала, пока не подвернулся случай. Однажды, разбирая в редакции старый шкаф, мы наткнулись на пакет, наполненный очень старыми, даже ветхими бумагами. С трудом разбирая слепые машинописные копии, мы поняли, что это часть архива Калининского областного суда - ответы на кассационные жалобы граждан, осужденных по уголовным статьям. Никакой политики, только самая примитивная бытовуха. Это-то и показалось интересным. Характер преступности красноречиво описывает жизнь общества.

Но читать найденные материалы оказалось тяжело. Каждый листочек вмещает трагедию одного человека или даже нескольких, если дело групповое. А их там сотни. Несколько раз попадались знакомые фамилии.

Что поражает? Во-первых, массовый характер преступности. В основном это дела о кражах еды или вещей, реже о грабежах или о должностных преступлениях приставленных к материальным ценностям лиц (кладовщиков, буфетчиц, заведующих складами). Подчас кажется, что воровали просто все поголовно. Во-вторых, поражает жестокость наказания, редко сопоставимого с содеянным. А еще страшно, когда понимаешь, как же плохо тогда жили люди. Найденные нами бумаги относятся к началу 50-х годов. После войны прошло пять-шесть лет, уже отменены карточки на продовольствие, но о сытости говорить не приходится, и почти все преступления того времени совершены от естественного желания человека поесть. Самому или накормить детей. Впрочем, судите сами. Приводим тексты в сокращении, сохраняя суть. Остается добавить, что свои решения облсуд вынес с применением Указов Верховного Совета СССР от 4 июня 1947 года «Об усилении охраны личной собственности граждан» либо «Об уголовной ответственности за хищение государственного и общественного имущества», видимо, существенно утяжеливших наказания.

Остается загадкой, как в редакцию газеты попали материалы из архива суда. Ветеранов не осталось, и рассказать некому. Но раз уж они найдены, будем читать их вместе.

Именем РСФСР

Судебная коллегия по уголовным делам Калининского областного суда в составе… с участием прокурора… рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Калинине дело по кассационной жалобе Широкова на приговор народного суда Новоторжского района от 21 июня 1951 г., которым Широков Иван Егорович, 1910 года рождения, осужден к заключению в исправительно-трудовые лагеря на пять лет без поражения в правах, содержится под стражей. Обсудив жалобу, проверив материалы дела, выслушав заключение прокурора, полагавшего приговор оставить в силе, коллегия находит приговор правильным, виновность установлена в том, что Широков 20 января 1951 года от кладовой колхоза похитил мешок (19 кг) овсяной муки, которую спрятал в сарае, где и была обнаружена. Виновность подтверждена свидетелями, в жалобе осужденный просит об отмене приговора. Коллегия отменять приговор оснований не находит, указанные в жалобе осужденного мотивы неуважительны. Руководствуясь ст. 409 УПК, определила: приговор народного суда оставить в силе, жалобу без удовлетворения.

В колхозах воровали по-страшному. Да и как не воровать, если, живя на своей земле и работая от зари до зари, люди не видели вдоволь ничего. Все отбиралось государством подчистую.

Зуев Юрий Константинович, 1932 года рождения, в ночь на 8 мая 1951 года из кладовой колхоза похитил 30 кг семечек. При обыске в доме Зуева обнаружены семечки, 18 кг. Виновность не отрицал. Получил пять лет лагерей. Жалоба оставлена без удовлетворения.

Андреева Анна Ивановна, 1890 года рождения, осуждена на восемь лет заключения в исправительных лагерях. Преступление заключается в том, что она занималась хищением льносемян. В 1950 году, производя посев льносемени, похитила от посева 18 кг льносемени, которое обыском в ее доме обнаружено и возвращено в колхоз. 14 мая 1951 года Андреева производила посев льносемени, укрыла от посева 9 кг семян, для этого из дома захватила мешок, была задержана, виновность не отрицала. В жалобе просила учесть ее преклонный возраст (61 год!), болезненное состояние, чистосердечное признание и изменить приговор на условный. Коллегия мотивы осужденной нашла неуважительными… Приговор остался в силе, жалоба без удовлетворения.

Сроки за групповое воровство давали больше, чем нынче за убийства.

Жители Максатихинского района Васильев и Кунин получили по десять лет лагерей, а их подельник Бурин - пятнадцать за хищение со склада «Заготзерна» и последующую продажу шести мешков с овсом. Жалобы осужденных были оставлены без удовлетворения.

Не меньше, чем на селе, воровали в городах. Особенно велик был соблазн поживиться чем-нибудь на производстве. В магазинах-то ничего не было. Но суд не считал товарный дефицит смягчающим обстоятельством.

Браковщица Вышневолоцкой фабрики «Большевичка» Иванова, 1925 года рождения, 28 мая 1951 года по договоренности с осужденной по этому же делу Королевой отрезала 4 метра миткаля, по 2 метра каждая, и передала Королевой, в проходной обеих задержали. Женщины получили по 10 лет с конфискацией имущества. Жалоба Ивановой отклонена.

Грузчик Калининского горпищеторга Родионов, 1922 года рождения, 10 мая 1951 года, находясь на складе, похитил коробку консервов баклажан в количестве 16 банок, которую передал Петрову на автомашину, где она и была обнаружена. За баклажаны, которые Родионов не успел даже попробовать, он получил семь лет лагерей. В жалобе грузчик писал, что передал коробку Петрову по ошибке, но судьи ему не поверили.

Дело о пряниках. Граждане Гусев и Верещагин 18 августа 1950 года во время стоянки автомашины у гаража ИК № 10 с грузом, принадлежащим колонии, совершили хищение одного ящика пряников в количестве 10 кг. Из похищенного 2 кг мужики съели, остальные восемь спрятали, но пряники были обнаружены при обыске. Дали обоим по семь лет. В жалобе Гусев просит отменить приговор, потому что он не крал пряники, его угостил Верещагин. Верещагин просит о снижении наказания, напирая на семейное положение и участие в Отечественной войне. Все напрасно.

Кладовщица колхоза «Свобода» Каменского района Марфа Макеева, 1911 года рождения, в декабре 1950 года купила 90 литров керосина у тракториста Мурашова по 2 рубля за литр и продала по этой же цене колхозникам, фактически выступив бескорыстным посредником. Керосин, разумеется, оказался краденым (а другого тогда и не было). Макеевой присудили шесть месяцев исправительных работ по месту работы с удержанием 25 процентов заработка. Мурашов получил три года. Жалобы отклонены.

Справедливости ради, надо сказать, что некоторые жалобы все же удовлетворялись и строгие приговоры смягчались. В самых вопиющих случаях, каким видится, например, этот.

Наталья Синицына, 1907 года рождения, работала в Калинине на хлебозаводе №1 на смазке противней. Однажды, закончив смену, она взяла 1 кг 800 граммов черного хлеба общей стоимостью 3 рубля, но вынести через проходную не сумела. Применив Указ от 4 июня 1947 года, народный суд Октябрьского района осудил женщину на семь лет заключения в исправительно-трудовых лагерях. Областной суд подтвердил правильность вынесения приговора районным судом, но меру наказания все-таки смягчил. С учетом длительного стажа работы на предприятии, положительных характеристик и случайности преступления, лагеря заменили годом исправработ по месту работы с удержанием четверти заработка.

А вот такой же приговор за аналогичное дело вызвал протест прокурора как чрезмерно мягкий и был направлен на новое судебное рассмотрение. Злодеяние было совершено также на калининском хлебозаводе. Осужденный экспедитор Чигарев, 1919 года рождения, похитил батон весом 400 граммов, с которым и был задержан. В ходе следствия Чигарев простодушно заявил, что взял батон с целью скушать его в обед, но замотался и решил прихватить домой. На приговор - год исправработ с вычетом четверти заработка - жаловаться он и не думал. Это сделал за него районный прокурор.

Случаев полной отмены приговора райсуда считанные единицы. Вот один из них.

Житель Максатихинского района Михайлов, 1932 года рождения, 30 мая 1951 года рождения совершил кражу велосипеда, принадлежащего Конюхову, за что получил пять лет. И все-таки приговор отменили. При повторном рассмотрении дела выяснилось, что Михайлов и Конюхов - близкие знакомые и Михайлов неоднократно пользовался конюховским велосипедом. Увидев знакомое транспортное средство на деревенской улице, решил взять ненадолго и съездить до своей деревни и вернуться назад. Но по приезду домой немедленно напился и сломал велосипед. Стоимость впоследствии возвратил хозяину. Михайлова освободили в зале суда.

Строго каралось самогоноварение

Жительница Фировского района Филина, 1898 года рождения, 31 декабря 1952 года в водогрейке колхоза имени Молотова изготовила 3 литра самогона к празднику Рождества Христова. Аграфену Николаевну взяли под стражу и осудили на один год лишения свободы. Жалуясь, женщина просила учесть семейное положение и снизить наказание. Решение - оснований для снижения меры наказания нет: «По делу видно, что в хозяйстве Филиной имеется муж и 12-летний ребенок, которые обеспечат уход за хозяйством».

Одно из самых страшных и несправедливых наказаний вынесли в 1951 году судьи города Торжка. Подсудимые - несовершеннолетние Левченко, Сацулев, Кузнецов, Виноградов, Мякишков, Павлович и Снегирев - получили жестокий урок на всю жизнь. На момент совершения преступлений Левченко было всего 12 лет, Сацулеву - 14, Кузнецову - 16. 12 июня 1951 года по решению Торжокского народного суда каждый из них получил по 20 лет исправительных лагерей. Виноградову, Снегиреву и Емельянову было по 15 лет, самым старшим в этой глупой компании был 17-летний Павлович. Этим дали по 8 лет, из которых 5 лет следовало считать условными.

В чем же заключается вина этих подростков? 5 апреля 1951 года Павлович, Снегирев, Емельянов, Левченко, Сацулев, Кузнецов и Мякишков украли со скотного двора колхоза ведро с молоком в количестве 7 литров, которое выпили, а ведро бросили. На семерых получается по литру на нос. Потом компания отправилась в дом гражданки Лабутиной, где мальчишки взломали запор и украли патефон, пластинки, ружье, сапоги и другие вещи на 750 рублей. В следующие несколько дней Левченко с Виноградовым продолжали воровать. У разных людей они украли два чемодана, вещмешок и резиновую камеру. Жалобу подал прокурор.

Итог рассмотрения кассационной жалобы такой: четверым (Левченко, Сацулеву, Кузнецову и Мякишкову) страшную «двадцатку» смягчили, снизив до 10 лет, да и то лишь по протесту прокурора на чрезмерно суровый приговор. Приговор в отношении Павловича и Снегирева отменен «за мягкостью наказания». Новый приговор явно не станет условным, в определении суда указано, что не было основания применять условное осуждение, преступление Павлович и Снегирев совершили сознательно. Не пейте, дети, молоко…

С той жуткой поры прошло более полувека. Многое изменилось. Никто сейчас не спекулирует дрожжами, лавровым листом и содой. Колхозов почти не осталось, общественная форма собственности в деревне не прижилась, а заниматься сельским хозяйством в одиночку желающих мало: советская власть отбила охоту. Самогоноварение и спекуляция больше не наказуемы в уголовном порядке. Но тюрьмы не пустуют. На Руси сажают по-прежнему много. Наши далекие потомки, наверное, тоже когда-нибудь будут удивляться вердиктам судов начала ХХI века.

Марина ШАНДАРОВА

9

Возврат к списку

Цвета нашей Победы
Мальчишек друг от друга отличить не так просто. Близнецы-погодки Ваня и Кирилл Петровы одеты в одинаковые куртки. У каждого в руке зажата двухцветная георгиевская ленточка – символ мужества и стойкости советских солдат. «Сейчас, минуту постойте, я вам их прикреплю», – говорит внукам бабушка Мария Петровна, дочь пропавшего без вести красноармейца.
24.04.201722:48
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 31 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию