22 Августа 2017
$59.14
69.43
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Культура 01.06.2010

Музейный фотограф

Фотографы бывают разные. Кто-то специализируется на дотошном фиксировании женских прелестей, кто-то вырывает из контекста еще теплые дымящиеся куски обыденной реальности, кто-то находит даже на свежепокрашенной стене пятна и трещины и превращает их в факт абстрактного искусства

Фотографы бывают разные. Кто-то специализируется на дотошном фиксировании женских прелестей, кто-то вырывает из контекста еще теплые дымящиеся куски обыденной реальности, кто-то находит даже на свежепокрашенной стене пятна и трещины и превращает их в факт абстрактного искусства. У Бориса МИХАЙЛОВА своя фотографическая тропинка - от академических пейзажей в духе Серова и Левитана через чудом сохранившиеся усадебные парки к уединенным лесным озерам: читателям полосы «Мужские игры» Борис Михайлов известен как знаток особенностей национальной рыбалки.

В начале славных дел

Родом Борис Алексеевич из отдаленного, живописного и к тому же экологически чистого Торопецкого района, из деревни Якшино, где в позапрошлом веке процветала усадьба Кушелевых. Тамошние помещики были людьми передовыми, заботились о народном благе и потому, помимо прочего, устроили в своей усадьбе школу, в которой еще до революции учительствовал дед нашего героя Павел Григорьевич Найбич. Переехал он в Якшино откуда-то из польско-белорусских мест; там был и школьным учителем, и занимался образованием наследников местного пана. В панском доме познакомился с горничной Надеждой Феофиловной Скарповской, которая впоследствии стала ему верной супругой. Павел Григорьевич прошел первую мировую, хотя и штабным писарем, но был ранен. А потом до конца 50-х директорствовал в Якшинской школе-семилетке, преподавал русский язык.

По стопам деда пошли и дочь с мужем - преподавали после великолукского института соответственно историю и физику. Внук же, хоть и вырос в учительской семье, сам в педагогику не пошел - стал инженером.

Однако вернемся к деду. Был он классическим русским интеллигентом, совершенно в чеховском духе. На свои деньги покупал для учеников тетрадки и перья, строго следил за порядком во всем, а, вспоминая о войне, австрияков называл не врагами, а «неприятелем» - чувствуете разницу? Кстати, и завел в Якшине свой «Вишневый сад». Впрочем, не вишневый, а яблоневый. И в честь рождения внука посадил яблоню-ранетку. Правда, она уже отжила свое и несколько лет назад окончательно состарилась и погибла. Но осталась на фотографии «Агония», знакомой всем, кто бывал на выставках Бориса Михайлова.

Ловись, рыбка!

Было бы странно, если бы пацан, который провел детство в таких местах, не пристрастился к рыбалке - под Торопцем рыбачат все. Тем более что в окрестностях Якшина под горкой есть небольшое, но глубокое и очень богатое рыбой озерцо - мы вспоминали о нем, когда рассказывали о том, как ловить щук. Есть там и свои особенности, к примеру, использование в качестве плавсредства «комлей». Правда, было время, когда даже в этих благословенных краях рыба начала мельчать и вымирать. Люди среднего возраста помнят колхозные горы азотных и калийных удобрений, которые годами лежали под открытым небом. Их размывало дождем, и вся химия стекала в ручьи и речки. Потом с деньгами, а значит, и с «химией» стало плохо. Горы удобрений исчезли - и рыба вернулась.

От «Зоркого» до «Мамии»

Как и многие мальчишки, Борис Михайлов увлекся фотографией в школе, когда отец на пятнадцатилетие подарил ему «Любитель». Впрочем, нет - этот аппарат нашего героя не вдохновил. Увлечение пришло позже, с аппаратом «Зоркий-6». Боря сразу отправился в фотокружок при Доме пионеров (это было уже в Торопце, куда семья переехала в 1959 году), однако до тонкостей и премудростей доходил сам - штудируя умные книжки и проверяя на практике разные рецепты обработки фотоматериалов.

Сейчас в активе уже не Бори, а Бориса Алексеевича - «Никон» и широкопленочная «Мамия». Однако с особой теплотой он отзывается об аппарате «Зоркий-4К» из последних моделей с курковым взводом - душевный, говорит, был аппарат. «Зениты» откровенно презирает, особенно те, что делались уже не в Красногорске. А мечтает о «Контаксе» со старой доброй цейсовской оптикой: разнообразные «Никкоры», может быть, и хороши, но цейсовские стекла как-то живее.

Любопытно что в отличие от многих классиков жанра Борис Михайлов не комплексует по поводу современных технологий:

- Конечно, серьезные работы фотограф должен печатать сам. Но, когда я печатаю что-то на мини-лабе у Игоря в «Южном» и стою у него за спиной - какая разница, чья рука вставляет фильтр? Я знаю, какого эффекта я хочу добиться, а он лучше знает, какую кнопку для этого нужно нажать. Да и осторожно-опасливое отношение к цифровой аппаратуре, к «Фотошопу» - от растерянности. Если уметь пользоваться этими возможностями, можно достичь очень многого. Например, удалить из кадра провода, столбы, рекламные щиты, мусор. Бумажки и пустые бутылки можно собрать руками, а можно для этого воспользоваться мышкой. Опять же, мусор можно унести из кадра, но нельзя же выкорчевать столбы и оборвать провода…

Как мне кажется, Борис Михайлов не боится новых технологий потому, что любит и умеет учиться. В детстве получил в подарок фотоаппарат - и тут же обложился умными книжками. Захотел сделать резную шкатулку - взял инструмент и попробовал. Несколько лет тому назад затеял строить дачу - начал всерьез по научным монографиям изучать древнерусскую деревянную архитектуру. Сам он говорит, что во всем виновата астрология. Знак Весов с одной стороны предполагает натуру увлекающуюся, а с другой - чрезвычайно обстоятельную: заинтересовался, освоил - и отложил в сторонку: «Это я теперь умею».

Плоды конверсии

До 1992 года Борис Михайлов был инженером - начальником конструкторского сектора по разработке противопожарных систем в ЦПКБ «Спецавтоматика». Фотография тогда была хобби, изящным и небесполезным:

- Как правило, снимал я отпускные впечатления, а также работу в стройотрядах, а впоследствии - на субботниках. Это не лишено удовольствия, когда все машут метлами и лопатами, а ты объезжаешь трудовой фронт на профкомовской машине, и фиксируешь для истории моменты ударной работы.

Но в 1992 году «почтовый ящик» в Редкине развалился, сотрудников отправили в отпуск на неопределенное время. Тогда Борис Алексеевич занялся дачным строительством, а еще дал объявление в недавно появившуюся «Ярмарку»: обрабатывал фотоматериалы, делал фотографии для семейного альбома. «Мыльниц» тогда было очень мало, сеть мини-лабов еще не сложилась, так что работа фотографа была очень даже востребована. Опытный мастер со вкусом и чувством стиля быстро приобрел определенную популярность, и как-то ему передали, что с ним хочет проконсультироваться фотограф из картинной галереи. Наш герой подождал, а потом, проходя мимо выставочного зала на Советской, решил зайти сам. Обитающие там реставраторы очень обрадовались, особенно тому, что гость предложил свои услуги - тогдашний музейный фотограф обязательностью и аккуратностью не отличался. Так Борис Михайлов стал штатным сотрудником картинной галереи. Было это в июне 1994 года.

С великими на дружеской ноге

По большому счету, работа музейного фотографа не предполагает полета творческой мысли - это скорее строгая и точная техническая съемка. В частности, в его обязанности входит фиксирование реставрационного процесса. Поступившую к реставраторам работу нужно сфотографировать по возможности более смачно, чтобы были явственно видны кракелюры, разрывы и прочие ужасы. Отреставрированную вещь, напротив, нужно показать в лучшем виде. Между этими двумя моментами - своего рода фоторепортаж о ювелирной работе «врачей от искусства».

Кроме того, забота Бориса Михайлова - фотофиксация фондов, фотографирование новых поступлений для архива и научного паспорта. Ирония ситуации в том, что инструкции для этого вида деятельности были разработаны лет пятьдесят тому назад. О цветной фотографии тогда и речи быть не могло. Сейчас есть возможности делать все это намного лучше - странно, право, фотографировать живопись в черно-белом варианте. С легкой руки Бориса Михайлова архивная работа понемногу начинает переходить на современный технический уровень.

Но работа в музее оказывает влияние и на самого фотографа. Сначала подсознательно. А потом он начинает осмысливать то, с чем имеет дело, и с чисто инженерной обстоятельностью изучать колористические и композиционные приемы старых мастеров:

- Я учусь у классиков, - говорит Борис Михайлов. - Ведь все было найдено, придумано и изобретено еще лет сто пятьдесят тому назад. Это мы сейчас думаем, что бога за ноги схватили - так когда-то говорила моя бабка. А на самом деле солнышко всегда одно и то же, и неважно, каким образом пытаются передать его свет - с помощью карандаша, кисти, объектива или компьютерного процессора.

С солнышком и с природой, впрочем, у Бориса Михайлова свои отношения. Для него живая душа есть не только в каждом дереве, но и в каждом помидорном кусте: «Зайдешь, бывает, в тепличку, поговоришь с ними по-доброму, они и растут лучше - они же все понимают!» В каком-то смысле Борис Михайлов исконный и стародавний язычник - такие, говорят, еще сохранились в дальних углах области, в том числе и в торопецком крае. Возможно, поэтому и рыба у него ловится, и пейзажи становятся не просто «фотофиксацией объекта», а своего рода портретами. Полными жизни портретами живой природы.

Наталья ЗИМИНА

51

Возврат к списку

В Тверской области прошел форум сельской молодежи ЦФО
Сегодня население небольшого поселка Мирный под Торжком на один день увеличилось на 151 человека. Именно столько начинающих врачей и учителей, выбравших работу в деревнях и весях, собралось здесь на форум сельской молодежи Центрального федерального округа. 
18.08.201719:52
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
31 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31 1 2 3
Новости из районов
Предложить новость