11 Декабря 2016
$63.3
67.21
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Общество 01.06.2010

Цена искалеченной жизни

Чувство стыда - благое чувство, но когда оно охватывает сразу многих людей, сознающих к тому же невозможность поступить так, как того требует справедливость, к нему примешивается горечь, от которой просто невозможно избавиться

Чувство стыда - благое чувство, но когда оно охватывает сразу многих людей, сознающих к тому же невозможность поступить так, как того требует справедливость, к нему примешивается горечь, от которой просто невозможно избавиться.

Именно в таком положении оказались члены городской комиссии по восстановлению прав реабилитированных жертв политических репрессий, которые должны были решить вопрос о компенсации за имущество, конфискованное у одной тверской семьи более шестидесяти лет назад.

На первый взгляд ничего из ряда вон выходящего в этой ситуации не было - для рассмотрения такого рода заявлений комиссия, собственно говоря, и существует. Нельзя сказать, чтобы она так уж была завалена работой - за годы, прошедшие после принятия закона «О реабилитации жертв политических репрессий» компенсации за конфискованное имущество получили едва ли более двух десятков человек. И это при том, что бедствия, в том числе и в виде материальных лишений, обрушивались на семьи буквально всех репрессированных граждан, общее количество которых, увы, так и не установлено. Но закон требует документальных подтверждений конфискации. А документы в большинстве случаев не сохранились, живых свидетелей по прошествии 60-70 лет тоже не осталось. Общество «Мемориал» не раз предлагало соответствующим государственным органам установить порядок, по которому установлением факта политической репрессии автоматически признавалось бы и наличие материальных потерь: ведь семьи репрессированных практически в ста процентах случаев выселялись из квартир, ссылались административно или просто были вынуждены бежать, спасаясь от преследований и бросая имущество. Особенно очевидно это в отношении жертв так называемого «раскулачивания», которых, как следует из соответствующих решений высших партийно-государственных органов, в обязательном порядке лишали всего имущества. Но призывы общественников до сего дня так и не были услышаны.

Но вот Валентину Васильевичу Шмелеву, условно говоря, повезло: в деле его матери Ульяны Герасимовны, в ноябре 1942 года высланной вместе с двумя детьми в Республику Коми, сохранилась опись конфискованного имущества. Поэтому он получил право на возмещение. Сама эта опись - документ совершенно удивительный. В нем наряду с нехитрой мебелью и посудой значатся, например, «одеяло ватное, старое», «тюфяк травяной, старый» и даже «половики тканые, рваные». Ничем не брезговало государство, расправляясь с семьей «врага народа», сидевшего в ту пору в тюрьме и не дожившего даже до приговора, которым его, уже мертвого, постановлено было расстрелять. Есть, правда, в описи и вещи сравнительно ценные - например, старинный гардероб или ножная швейная машинка, которая хоть и значилась неисправной, но могла бы при случае выручить лишившуюся кормильца семью.

И в какую же сумму оценило государство все эти потери, к которым нужно добавить и три искалеченные жизни, включая жизнь единственного дожившего до сего дня заявителя? Четыре тысячи рублей! Полторы нищих пенсии, на которые разве что пальтишко зимнее можно справить или купить новое одеяло.

В нашей комиссии на этот раз присутствовали несколько новичков, еще не знакомых с каверзами закона «О реабилитации…». Их реакция была особенно показательна: с такой суммой невозможно согласиться! Но остальные уже знали: эта сумма - максимально возможная! Если бы люди были выселены не из казенной квартиры, а из собственного дома, то они получили бы право получить аж 10 000 рублей - тоже сумма не ахти какая, но не до такой степени стыдная. Однако с точки зрения государства выселение из городской квартиры в землянку на лесоповале не относится к числу потерь, которые оно должно возмещать. И искалеченная жизнь Валентина Шмелева, который в свои 11 лет был лишен возможности нормально жить, учиться в школе, получить специальность, который большую часть жизни нес на себе клеймо «вражеского сына», с точки зрения этого государства не заслуживает иного возмещения, кроме этих жалких четырех тысяч…

И как тут не прийти на ум простой мысли: если то, сталинское, государство было бесчеловечно жестоким по отношению к своим гражданам, то нынешнее, демократическое, оказывается немногим лучше его, оставаясь до жлобства скупым и бессовестно равнодушным к тем же гражданам. Избавимся ли мы когда-нибудь от этого страшного наследия? Исправит ли постыдный порядок Дума нового созыва? Хотелось бы сказать: поживем - увидим. Но «детям врагов народа», шагнувшим в восьмой десяток, суждено ли дожить хоть до чего-нибудь, напоминающего справедливость?

Сергей ГЛУШКОВ

25

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

В День Героев Отечества Игорь Руденя встретился с почетными жителями Верхневолжья
Сегодня, в День Героев Оте­чества, губернатор Игорь Руденя встретился с прославленными жителями нашей области. Сразу 10 выдающихся земляков собрались за одним столом. 
09.12.201622:06
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию