19 Ноября 2017
$59.63
70.36
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Общество 01.06.2010

Дед из подземелья

Большую часть времени Юганыч проводит в своей хижине. Поразительно, но этот 82-летний старик ни разу в своей жизни не мылся и обходился без лекарств

Большую часть времени Юганыч проводит в своей хижине. Поразительно, но этот 82-летний старик ни разу в своей жизни не мылся и обходился без лекарств. Мало того, он спит только на земляном полу или бревне, питается картофелем и хлебом… И последние тридцать лет мечтает построить из валунов замок как в Эстонии, где он родился, но которую не помнит.
Марьинский призрак

Хижина Якова Югановича Кюнапа стоит в красивом, но не менее таинственном месте Андреапольского района, чем знаменитое озеро Волго с его чудищем. Здесь на берегу озера Лобно, в двадцати трех километрах от Андреаполя, некогда находилась деревня Марьино. Сейчас напоминанием о ее существовании служат лишь несколько покосившихся и черных от старости деревянных домов.

Люди давно бросили это место и переселились кто в соседние села, кто в город. Только Юганыч, словно призрак, бродит здесь, охраняя свои владения. О том, что он здесь живет, знают немногие. Однако они не обращают внимания на старика, считая его жизнь не более чем странной. Юганыч всегда жил словно отшельник, сторонился людей. Годы берут свое, и сейчас обходиться вовсе без посторонней помощи ему уже не удается. Время от времени к старику заезжает Игорь, привозит одежду и хлеб.

Дед Игоря жил в соседней деревне и часто рассказывал внуку о необычном соседе. По рассказам деда, семья Якова Югановича во времена гражданской войны перебралась в эти края из Эстонии. Поселилась она на хуторе в нескольких километрах от того места, где сейчас находится хижина старика. Хутор располагался далеко в лесу. Там не было никаких строений, «беглецы» жили под землей - в самых настоящих землянках. Прошло время и, когда началась Великая Отечественная война, двадцатилетнего Якова призвали на фронт. Сейчас можно только догадываться, что произошло на самом деле: спустя несколько месяцев прошел слух, что Яков вернулся в свой хутор. Поговаривали, что он будто бы сбежал из армии и прячется где-то в лесах. Потом говорили, что деревенские сильно побили Якова за дезертирство и он чудом остался жив…

Сам Юганыч не любит, когда его расспрашивают об этом. Мало рассказывает о себе, но часто вспоминает об отце.

- Мой отец, - говорит Юганыч, - согрешил. Мужики попросили его спрятать ворованную телегу, а он возьми да согласись. А потом телегу ту нашли и отца посадили в тюрьму. Там он и умер. Теперь на мне его грех и я должен его искупить.

Волосы для мыши

Возможно, именно мысли о провинности отца уже много лет не дают Юганычу жить обычной жизнью. Сначала его домом была землянка, потом ее сменила хижина, срубленная его руками.

С виду это деревянная низенькая избушка - что-то между хлевом и банькой, но самое любопытное, что в ней нет ни обычной печи, ни трубы. Отапливает Юганыч свое жилище по-черному: в печку в виде котла закладывает дрова и разжигает их. А так как после такой растопки вся хижина наполняется дымом, нетрудно представить себе, насколько закопчены стены и два стекла - только подобие окон. Обычно рядом с котлом Юганыч ставит большое изогнутое бревно, на котором спит. А с осени до весны, когда вся хижина заполонена бревнами и ветками для растопки, Юганыч убирает «кровать» и ночует либо на ветках, либо на голом земляном полу.

Он никогда не работал, жил только за счет того, что выращивал на своем участке. Мешочек с картошкой и бобами, саперская лопатка да небольшой кусок материи, который он подкладывает под коленки, - это все, что нужно Юганычу для посадки. Говорит, что у него всегда был отменный урожай, даже несмотря на то, что он просто закапывал в землю картошку и забывал про нее. Деревенские жители изумляются: «Мы и пропалываем постоянно, и поливаем в жаркие дни, а у нас все равно такой картофель не родится».

Была у Юганыча и живность: несколько лет держал он корову. «Хорошо было, - вспоминает старик,- молока было вдоволь, иногда обменивал его на хлеб и картошку. А вот охотой и рыбалкой я не баловался, только по молодости. Мне бобы куда привычнее».

А еще из живности у Юганыча есть мышь, причем своя. Каждую ночь она забирается ему в волосы и там ночует. Первое время старик пытался с ней бороться, гонял ее, а потом привык. Теперь говорит, если она к ночи не приползает, как-то непривычно становится.

Смертельная баня

Но это еще не все странности марьинского мужичка. Трудно поверить, но он никогда в своей жизни не мылся. «А зачем мне баня?! - недоумевает Юганыч. - Рукой лицо протер - оно и чистое, белье переодел - вот тебе и баня. А если борода вырастет, то я ее ножницами долой». Местные утверждают, что если дед сходит в баню, то умрет.

- Все делаю, как в Книге жизни указано, - рассказывает старик. - Если не поддамся искушению и не стану поступать согласно Книге блуда, то еще двадцать два года проживу. Мне уже как-то предлагали дом бросить и в другой переселиться, но я отказался.

…И Юганыч стал вспоминать, как пережил пожар. Тогда сгорела его прежняя хижина. Его с ожогами отвезли в местную больницу, а когда подлечили, предложили поселиться в доме престарелых. Однако он наотрез отказался и опять вернулся в свое Марьино.

Еще вспомнил старик деревенских женщин, потерявших на фронте мужей, которые звали его к себе хозяином. Но, по его убеждению, это не он должен «к бабам переселяться», а они к нему. «Звал к себе Зинку, - вспоминает Юганыч, - но она ни в какую. У тебя, сказала, холодно и черно. Я, что ли, должен к ней идти? Не будет этого!».

Кстати, никогда не обучавшийся грамоте старик неплохо владеет арифметикой, так что счет купюр ему не чужд. Юганыч уже больше десяти лет получает минимальную пенсию. Деньги ему ежемесячно завозят работники почты, объезжающие окрестные деревни. На свои рубли он покупает только хлеб в автолавке: ее водители знают о том, что здесь в одиночестве живет старик, и стараются каждый раз останавливаться у его хижины.

Изобрел Юганыч и свой способ письма. Используя одновременно буквы латиницы и кириллицы, он пишет историю своей жизни и жалобы не кому-нибудь, а… Богу.

Старик берет в руки небольшую доску с куском бумаги, карандаш и пишет Всевышнему о том, что овощи померзли, что местная бомжиха украла у него хлеб, что дрова на растопку закончились... А еще рассказывает о том, что мерзлую картошку он сварил и сложил в бидон, потому будет теперь чем зимой питаться.

Карандаш у Юганыча заканчивается. И он старательно выводит последние строки: «Нападали на меня слабости, обвинял я их. Было мне откровение, что должен я их побороть. И одолел я их. Теперь думаю завести поросенка или ярочку…»

Марина БОЛОТНИКОВА

101

Возврат к списку

В Твери чествовали работников сельского хозяйства
Рачительные хозяева, упорные и терпеливые труженики, наши кормильцы – это все про них. Сегодня в тверском ДК «Пролетарка» чествовали работников сельского хозяйства, пищевой и перерабатывающей промышленности.
17.11.201719:48
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 1 2 3
Новости из районов
Предложить новость