15 Декабря 2017
$58.71
69.4
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Безопасность 01.06.2010

Октябрь без героев

Все произошедшее с Россией 3-4 октября 1993 года воспринимается и оценивается весьма по-разному - в зависимости от политических пристрастий оценщика. Однако мало кто сомневается, что ныне мы отмечаем десятилетие одного из самых печальных событий в нашей новейшей истории

Все произошедшее с Россией 3-4 октября 1993 года воспринимается и оценивается весьма по-разному - в зависимости от политических пристрастий оценщика. Однако мало кто сомневается, что ныне мы отмечаем десятилетие одного из самых печальных событий в нашей новейшей истории. Печального уже потому, что ни победители, ни тем более побежденные в том нешуточном столкновении не могут найти в нем ничего воодушевляющего. Может быть, виновато телевидение, старательно отбиравшее для показа наиболее компрометирующие обе стороны кадры: паникующего Руцкого и матерящегося Макашова, палящий по парламенту танк и бессмысленную стрельбу по зевакам и журналистам.

Впрочем, недостатка в попытках представить действия победителей как исторически оправданные и к тому же спровоцированные насилием со стороны политических противников, разумеется, не было. Как хватало и исполненных пафоса заявлений проигравших о беззаконии президента Ельцина, фактически совершившего государственный переворот. Но полного объяснения того, почему все произошло именно так - со всеми жертвами, потерями и последствиями, пока не дал никто. Причин тому много: во-первых, историческая дистанция настолько мала, что не все действующие лица той политической драмы уже сошли со сцены и все еще влияют на массовое сознание, творя выгодные для них мифы, во-вторых, новое поколение политиков имеет свой интерес в той или иной трактовке не столь давних событий, а в-третьих, никто, собственно, и не требует объективной картины, поскольку мифы и собственные пристрастия большинству людей куда дороже исторической правды, которая к тому же почти никогда не бывает полной. Мы еще и с той, первой октябрьской, революцией толком не разобрались, хотя уже и сотая ее годовщина маячит на горизонте, - где уж нам хвататься за неостывшие уголья событий, свидетелями и вольными или невольными участниками которых мы все являлись.

Но не попытаться определить хотя бы основные параметры произошедшего с нами десять лет назад тоже невозможно. Это наша жизнь, наша история, это то, что мы оставим после себя на память потомкам. Так что и в данной попытке, думаю, большого греха не будет.

Прежде всего следует, видимо, признать, что нынешнее российское государство создано не столько на основе совокупного общественного разума и согласия, сколько на инерции именно тех событий. В сущности, когда мы голосовали за Конституцию 1993 года, нам было не до государственно-правовых тонкостей: напуганная октябрьскими событиями страна срочно нуждалась хоть в каком-то общественном договоре. Его отсутствие было чревато затягиванием гражданской войны, вполне способной разгореться на октябрьских угольках. Таким образом, мы получили недоделанную, невыполнимую по многим положениям конституцию, заткнувшую, да и то неплотно, лишь самые основные пробоины в здании российского государства.

Но и сами октябрьские события были результатом недоделанности, вернее, незавершенности августовской революции 1991 года, покончившей с всевластием КПСС, но сохранившей совершенно неприспособленную для реального государственного управления систему Советов, созданную большевиками почти исключительно с декоративно-идеологическими целями. Как вообще умудрились мы прожить те два года - с разбухшей от весьма противоречивых поправок брежневской конституцией 1977 года, согласно которой страной должны были управлять сотни тысяч «народных депутатов», зачастую преисполненных энергии, но абсолютно безоружных по отношению к засевшему в исполкомах старому партийному аппарату. По логике вещей становление нового государства, каким стала Россия после распада СССР, требовало созыва Учредительного собрания, о чем тогда много говорили. Но в условиях экономического кризиса, резкого обнищания масс у победителей августовской революции не было никаких шансов сохранить свою власть демократическим путем. Поэтому был взят курс на затягивание переходного периода, который был необходим прежде всего для перераспределения собственности и создания новой экономической опоры власти. Так из одной недоделанности родилась другая, а затем и многие последующие.

Понимал ли кто-нибудь тогда суть происходящего? Да, и весьма многие. Чтобы убедиться в этом, достаточно полистать публицистику того времени. Но чтобы изменить ход событий, направить его в менее кровавое и хоть чуть более законное русло, мало было не только понимания, но и желания даже самых влиятельных людей. Ситуация ожесточенной борьбы за власть, за собственность, весьма похожая на описанную Томасом Гоббсом в его «Левиафане» «войну всех против всех», практически не оставляла места для рассчитанных на перспективу государственных решений. Все спешили, все хватали - а опоздавшим оставалось лишь роптать и возмущаться чужим своекорыстием. Из этого ропота и возмущения, и, разумеется, из опоздавшего на два года ельцинского указа №1400, и родился октябрьский бунт - столь же бессмысленный и беспощадный, как все русские бунты, и подавленный ровно с такой же долей смысла и милосердия.

В октябрьских событиях не было, да и не могло быть, ничего героического. Образно говоря, вся страна - включая ту ее часть, которая осталась к ним равнодушной - вывалялась в грязи. И очиститься от этой грязи полностью мы не смогли, а может, и не захотели и по сие время.

Но хуже самой грязи - привычка к ней. Снеся беззаконие единожды, страна на удивление спокойно отнеслась к чеченской войне, метастазы которой за прошедшие годы весьма глубоко проникли в российское общество, способствуя коррупции в правоохранительных органах, и не только в них, привычке к насилию, к бесправию человека перед лицом государства, распространению «кавказофобии» и общему нравственному нездоровью.

У октябрьских событий был и еще один аспект, о котором частенько забывают. Они фактически перечеркнули народное волеизъявление, выраженное на апрельском референдуме. Причем с ним не посчитались обе конфликтовавшие стороны, которым народ фактически приказал терпеть друг друга до следующих выборов. Если вспомнить, что и мартовский референдум 1991 года о сохранении Союза был властью также забыт, то станет понятно, почему вера в демократические ценности в нашем обществе оказалась столь серьезно подорвана. Потому и взираем мы спокойно на несоблюдение в стране многих конституционных норм, на очевидное манипулирование общественным мнением, на зажим прессы (доверие к которой, кстати, тоже заметно упало).

Конечно, утверждать, что причина всех этих болезней кроется именно в событиях десятилетней давности, было бы не совсем правильно. Но октябрь 1993 года действительно стал тем поворотным моментом, после которого видимый прежде прямым путь к цивилизованному, демократическому и процветающему обществу оказался весьма запутанным и совсем не очевидным. И теперь весь вопрос в том, сможет ли поколение, пережившее все эти трагические события, снова увидеть его хоть чуточку проясненным.

Сергей ГЛУШКОВ

5

Возврат к списку

На решение жилищного вопроса молодых семей Тверской области направят 136 млн рублей
Уже почти два месяца в квартире пятиэтажного дома на улице Коробкова постоянно звучит звонкий детский смех. Иван и Анна Израйлевы и три их прелестные дочки обустраиваются на новом месте. 
13.12.201716:54
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31
Новости из районов
Предложить новость