26 Апреля 2017
$55.85
60.79
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Общество 01.06.2010

Присяжный заседатель: Угол для дяди Леши

Эта абсолютно реальная история сегодня разворачивается в Заволжском районе. Если следовать букве закона, то виноватых нет - разве что сам Алексей Юрьевич. А по совести?

Эта абсолютно реальная история сегодня разворачивается в Заволжском районе. Если следовать букве закона, то виноватых нет - разве что сам Алексей Юрьевич. А по совести?

Пропал дядя Леша в мае. Соседи поначалу Асю спрашивали: что же не видать? И она отвечала, мол, отправила в санаторий: райсобес помог с путевкой. Спохватились уже в июле, когда чужие люди своими ключами Лешину дверь отперли и принялись вещи выволакивать - не таясь, по-хозяйски.

Вот тогда женщины заголосили, особенно те, что постарше, - Леша-то у них на глазах вырос! Да и остальные жильцы встревожились куда больше, чем в подобных ситуациях обычно бывает. Дядя Леша был необычный.

И здесь нам нужно сделать маленькое отступление. Семья Леши появилась в этом доме в начале 70-х, и было ему тогда лет двенадцать. По виду - самый что ни на есть обыкновенный пацан - ладный и крепкий. Но заговоришь с ним - и вроде лет ему поменее, совсем дитя! Тихий, послушный, бесхитростный. Озорства за ним мальчишеского никогда не примечали, слова дерзкого никому не сказал. А коли помочь надо - Леша первый! Причем не в одолжение, а словно в радость ему за хлебом смотаться, сумку тяжелую поднести или шкаф отодвинуть.

Мать говорила: вроде олигофрения, но в легкой форме. Задержка развития. Таким он и остался навсегда - взрослый сильный мужчина с рассудком и душой доброго, доверчивого ребенка. Школу так и не окончил - науки ему давались трудно. Но на заводе Лешу, как и в доме, любили за то, что работящий и безотказный.

За старенькой матерью Леша ходил преданно. А потом, схоронив ее, жил с сестрой-инвалидом. Чем уж они Бога прогневили? Сестра в детстве под трамвай попала и с тех пор с трудом на костылях колупалась. Леша ее слушался (он всех слушался, вот в чем беда, но об этом после) и обихаживал, как мог. В бедной их квартирке все чистотой сверкало, и жили они хорошо, дружно. А года за два до событий, из-за которых весь дом нынче гудит муравейником, сестра заболела и поняла, что скоро Леша останется один.

Из всей родни была у них сестра, то ли двоюродная, то ли троюродная, в одной из бывших республик развалившегося Союза. Иногда писала и на жизнь жаловалась. И вот тогда-то, почувствовав приближение конца, Лешина сестра поддалась на давние ее уговоры. Согласилась принять, пустить к себе жить. То есть к Леше, когда ее не станет.

Ася приехала, и Алексей Юрьевич ее прописал, раз покойная сестра велела. Была она тихая и как рассказывала, совсем одинокая. Это уже после открылось, что следом за ней или даже ранее, когда с переездом решено было, потянулся сюда же ее сын и с проблемой жилья разобрался как-то очень быстро. Но получив штампик в паспорте, Ася осмелела, Лешу в маленькую комнатку задвинула и стала покрикивать. Он и стушевался, потому как за себя постоять не умел никогда.

Что и говорить, приходилось дяде Леше не сладко. Он к тому времени был уже на пенсии, все больше сидел дома, в квартире, которая очень быстро становилась чужой, Асиной. А круг интересов, общения у него, по понятным причинам, был очень ограниченным: так, по хозяйству повозиться да телевизор посмотреть. В общем, затосковал дядя Леша и за все годы впервые стал старым соседям на жизнь жаловаться: что Аська его «пугает», зовет «дурачком», который всем только жить мешает. Кто они, эти «все», она не уточняла, но даже недалекий дядя Леша догадывался, что говорит она о себе и сыне… Вот такой был расклад на минувшую весну, когда дядя Леша сгинул.

В доме забили запоздалую тревогу. Понимаете, времечко у нас, конечно, жесткое, с этим не поспоришь. Но о беззащитном старом ребенке заныли сердца даже у тех, кто к сантиментам совсем не склонен. Нашли дядю Лешу в Вышнем Волочке, в доме-интернате для престарелых и инвалидов. Место это совсем неплохое, заботами и удобствами старики не обделены, но разве в том дело?! Алексей Юрьевич плакал и просился домой - в свою бедную квартирку, которую так любил, где рядом с ним все еще незримо оставались души единственных преданных ему людей… Он не понимал, почему не может вернуться. Он всегда сам о себе заботился - убирал, стирал и готовил. Пенсию честно заработал, при его неприхотливости ее вполне хватало! Что он бумаги какие-то подписывал, так это Ася велела, а он отказать побоялся, потому что она сердилась. Он всегда пугался ее гнева и был согласен на все. Какие то были бумаги, дядя Леша не знал. И о том, что из квартиры уже выписали, Ася его, так сказать, не проинформировала.

В районном отделе социальной защиты подтвердили, что путевку в дом престарелых Алексею Юрьевичу выписывали, и приходил он с «родственницей», которая о нем очень хлопотала. Успокоили, что по закону в течение шести месяцев он вправе домой вернуться и прописку ему восстановят. Да только куда возвращаться дяде Леше, если в квартире той уже чужие люди?

Ася (и фамилию, и отчество ее соседям пришлось выяснять долго) времени зря не теряла. В считанные дни приватизировала квартиру, перевела ее на сына, а сама выписалась в общежитие. Каким образом при дефиците жилья в Твери ей так легко доставались квадратные метры? Наверное, везение! Сын же квартиру продал - свое жилье у него уже было. Вот так выстроилась целая цепочка, и для дяди Леши звена в ней уже не оставалось.

Соседи дяди Леши возмущены страшно. Они сдаваться не собираются, пишут заявление в прокуратуру и собирают подписи. У них одно требование: все сделки с квартирой признать ничтожными, Асю в том самом общежитии оставить, а дядю Лешу вернуть домой!

Но у другой стороны - ворох бумаг с печатями. Согласие уехать в дом престарелых Алексей Юрьевич дал сам? Сам! Доверенность на право распоряжаться квартирой Асе подмахнул? Все верно! Вот она и распорядилась. Говорите, не ведал, что творил? На него психологическое давление оказывали? Ну, про давление доказать нужно, а где они, доказательства… А он, между прочим, гражданин дееспособный, вон и трудовой стаж у него больше 40 лет! Так что ведал там или не ведал, а должен теперь нести ответственность за свои действия. Если по закону дядю Лешу вашего в той квартире снова зарегистрируют, то права проживания у него никто, конечно, не отнимет. Только реализовать это свое право ему придется с чужой, незнакомой семьей, которая купила квартиру на законных основаниях и на старика-приживала совсем не рассчитывает.

И это тоже правда. Алексей Юрьевич, при всех издержках, дееспособности не лишен. И подписи его на документах оспорить будет очень трудно! Новые владельцы квартиры к этой истории отношения не имеют, за действия Аси и ее сына ответственности нести не собираются.

В общем, как утверждают оппоненты, речь может идти лишь о моральном аспекте. Они, может, и некрасиво со стариком поступили, да только это дело неподсудное!

Вот почему мы обращаемся к вам, уважаемые читатели. Должна ли Ася нести ответственность за обман старика? Как нужно поступить с квартирой дяди Леши? Как лучше устроить его судьбу? Напоминаем: двенадцать человек, позвонивших первыми по телефонам: 32 04 11 и 33 97 54, становятся нашими присяжными заседателями.

Лидия ГАДЖИЕВА

4

Возврат к списку

Цвета нашей Победы
Мальчишек друг от друга отличить не так просто. Близнецы-погодки Ваня и Кирилл Петровы одеты в одинаковые куртки. У каждого в руке зажата двухцветная георгиевская ленточка – символ мужества и стойкости советских солдат. «Сейчас, минуту постойте, я вам их прикреплю», – говорит внукам бабушка Мария Петровна, дочь пропавшего без вести красноармейца.
24.04.201722:48
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 31 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию