28 Марта 2017
$57.02
61.96
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Культура01.06.2010

И хочется навеки уберечь…

Спецкурс Александры Гончаровой

Спецкурс Александры Гончаровой

Есть в жизни женщины такие самодостаточные даты, которые грех скрывать. Молодиться не требуется. За плечами жизнь, как огромная драгоценная книга, бурная симфония. Восемьдесят лет – почти целый век.

Однажды я прочитала: «Корень – это цветок, презревший славу». Профессор Тверского государственного университета Александра Васильевна Гончарова, любимица нескольких поколений студенчества, специалист по корням и корешкам народного творчества, исконной русской речи, всего того, что не любит кричать о себе и не имеет пышного декоративного цвета.

Напросилась к юбилярше домой, потому что где еще лучше раскрывается человек, как не в своих родных стенах? Тихая улица Фарафоновой, маленькая двухкомнатная квартира, в которой главенствуют книги, недорогие, но душевные картины. Заметила такую особенность: мебель в наших квартирах становится все лучше, а уют, неповторимое своеобразие куда-то испаряются вместе со старенькими торшерами и книжными стеллажами.

У Александры Васильевны не так. Здесь все говорит о хозяйке, ее внутреннем мире. Оглядываю это книжное богатство не в блестящих, все больше в скромных переплетах, изданное малыми тиражами. Много трудов, подаренных коллегами. Но и ее собственные произведения смотрятся внушительно. Прекрасен двухтомник «Золотые зерна» со сказками, народными рассказами, легендами и преданиями тверского края. А чего стоят ее монографии по теории и истории фольклора: «Устные рассказы Великой Отечественной войны», «Русский фольклор о Великой Отечественной войне», «Из истории культуры тверского края». А сколько научных статей в журналах, учебные пособия, методические разработки. Мелькнула мысль: запастись бы сухарями и остаться у этих книжных полок на неделю!

Время сейчас такое: хочется правды, достоверности, подлинности, надоело пережевывать «жвачку» из десятых ртов. Хочется прижать к груди «первоисток». То, от чего мы пошли, понять что-то про себя. Для Гончаровой это помимо былинного эпоса «Слово о полку Игореве» – пролог будущей великой русской литературы.

Александра Васильевна знает эту жемчужину древней Руси наизусть. Сотни студентов запомнили ее такой: стоит у окна статная русоволосая женщина и гордо открывает им Слово – материнский язык славян. Оживает генетическая память, льется прямо на сердце такая мощная красота! Под впечатлением этих незабываемых лекций по истории нашей литературы одна из студенток подарила своему преподавателю рисунок – портрет князя Игоря. И висит он теперь у Александры Васильевны на стене.

– Мало укрепляемся корнями, – говорит Гончарова, – потому и хлипкие.

У нее у самой род крестьянский, тверской. Подробно она рассказала об этом в журнальном очерке «Моя историческая Родина». Начало такое:

«Родом я из деревни Борисково, что находилась на Старицком тракте и в войну была сожжена немцами. От деревни до Твери было 25 верст». И далее: «Наша семья – это мать Надежда Михайловна, мы – пятеро ее детей: Михаил, Анна, Борис, Володя и я, а также дед Дмитрий Евсеевич. Отец наш, Василий Дмитриевич, как и другие мужики нашей округи, – гранитчик, каменотес и мраморщик, по обыкновению уезжал на заработки в Москву, Ленинград, Харьков, Сочи и другие города».

О дедушке: «великий труженик – 40 лет он возил почту в Емельяново (от нас верстах в двадцати). Ездил, как часы, в любую погоду: в дождь, в зной, в метель, даже в любой мороз, когда, по его словам, галки на лету падали… Любили вспоминать в семье, как ждали его домой из Емельянова зимней порою вечером. Никто не ложился спать, грели самовар и прислушивались, не звенит ли колокольчик. Как только он подъезжал ко двору, все, кто мог, выбегали на крыльцо, хватали вожжи, заводили лошадей во двор, распрягали, а он сам, стуча промерзлыми валенками, шел по коридору, распахивал дверь, скидывал зеленый армяк, отламывал сосульки льда от усов и бороды и садился за чай, причем обязательно в кругу всей семьи…»

Читаешь это не как чужое, а словно о своих близких…

О маме и вовсе Александра Васильевна может говорить часами. Бойкая, смекалистая, задиристая, остроумная и излишне простодушная, она как-то умела свежо поворачивать слово, заставляла по-новому звучать известную поговорку. Таких поговорок дочь впоследствии собрала целую тетрадку. Например, одна – о нерешительном и слабом человеке: «Со своего носу не отобьет и росу».

По-матерински, с дальним прицелом, Надежда Михайловна хотела вырастить из детей не слабаков, словно предчувствовала грядущие испытания, которые хлебнет Россия. Перед войной семья переехала в Тверь. И первое впечатление о городской жизни – это вкусный, душистый хлеб. Тут я очень благодарна Гончаровой за подробности. Все у автора бережно и точно: «прядильщица тетя Катя Лабутина получала 110 рублей. Хлеб в магазине стоил 85 коп. за 1 кг, батон – 1 рубль 70 коп., любимая наша французская булочка – 36 коп., маргарин – 10 руб. за 1 кг, масло сливочное – 15 руб. Да вспоминается стоимость водки: 6 рублей за пол-литра…

И все сразу ясно становится про достаток людской.

В первый понедельник войны 23 июня студентка пединститута Александра Гончарова сдала экзамен по античной литературе. В те дни нависшая беда многими еще не осознавалась в своем ужасающем размере. И бодрая песня «Если завтра война, если завтра в поход» обещала быструю победу.

Ушли на фронт три брата. Володя погиб на фронте. Тяжелое испытание перенес и старший брат Михаил. В бою его ранили в живот. Хирург Ивановский вынужден был оперировать его без наркоза. Михаил кричал: «Доктор! У меня трое детей!» Но, слава Богу, остался жив.

Вместе с другими студентами Гончарова копала противотанковые рвы, шила сумки для противогазов, возила на санках торф, таскала на носилках раненых.

И вот Победа. Александра Васильевна начинает педагогическую деятельность в своем родном педагогическом институте. Читает лекции по фольклору. Она аспирантка, учится у таких корифеев, как Алексей Матвеевич Смирнов-Кутаческий, возглавлявший в ту пору кафедру русской литературы. Вспоминает, как ездила с ним в экспедицию по селам Ржевского района. В селе Итомля их поразил 99-летний дед с прекрасной памятью, остроумным словом. Еще и пальцы слушались иглы – шил шубы.

Кладезь народной мудрости открывался так щедро, так бескорыстно, только надо было дойти до этих стариков, расположить их к себе. О, эти тропы в дальние деревни! Часто они были опасны. Не побродить рядом, не собрать земляники. Земля напичкана минами и неразорвавшимися снарядами. А в избах крестьянских пахло голодом.

Собранный фольклорный материал позволил Гончаровой уже в 1950 году защитить кандидатскую диссертацию на тему: «Развитие народной песенной культуры в Ржевском районе».

Гончарова перечисляет фамилии краснопевиц, частушечников, сказочников, балагуров. Многих уже нет в живых. До кого-то дойти не успели. До сих пор она жалеет, что искали, но так и не нашли старушку, знавшую исторические песни про Афанасия Никитина. Человек унес эти песни с собой. Вспоминается евтушенковское: «И каждый раз мне хочется опять от этой невозвратности кричать!»

Бережно, как святой документ эпохи, вынесла Александра Васильевна два листочка с записанным рассказом Натальи Ивановны Тихомировой из Смоленщины. Он называется «Как я в Кремле у Сталина была». И стала сама читать этот бесхитростный рассказ, медленно, с паузами, как рассказывала когда-то крестьянка. В коллективизацию их большую семью обобрали до нитки. Последнюю коровенку увели. И решила мать поехать за правдой к Сталину. Положила на грудь в платок младенца Ванюшку и отправилась. Добралась до столицы, а дальше не знает, куда идти. День живет на вокзале, второй, наконец один милиционер объяснил, как надо ехать. И – о чудо! – пустили мать к Сталину. Подробно описывает она встречу с ним, как расспрашивал ее о жизни. Пообещал вернуть корову. Дошла уже Наталья Ивановна до порога, но тут обернулась и попросила у отца народов: «Позволь по Москве походить, милостыньку пособирать, кусочков на дорогу». Он сказал: «Не надо, не ходите. Вам дадут питание».

Простой такой рассказ. Горя много, а слова самые обыкновенные, терпеливые. За каждым словом по идее еще десяток должен стоять. Но вместо них – паузы. Как провалы. И комок подступает к горлу. Народный рассказ – он такой… А было это или не было, пусть каждый судит как хочет.

Непросто Гончаровой было защитить устный рассказ, в частности, о Великой Отечественной войне как жанр народного фольклора. Защитить от кого? Прежде всего от своих коллег по кафедре, которые считали подобные рассказы субстанцией слишком эфемерной, чтобы можно говорить о них всерьез. Этаким баловством на завалинке. Свою докторскую диссертацию в середине восьмидесятых Александра Васильевна защищала мучительно, прорываясь сквозь скепсис, а может быть, примитивную зависть некоторых ученых мужей. В их мире такое бывает. Но все эти переживания сходят на нет, когда она вспоминает о той поддержке, которую ей оказали такие великолепные знатоки русской истории, литературы, как академик Лихачев.

Я сижу у Гончаровой, вижу перед собой человека, до сих пор живущего в мире этих рассказов. И поэтому моей собеседнице никогда не скучно. Родники памяти бьют и бьют из глубин чистыми струями. Только жаль, что Александра Васильевна не стоит больше у окна в студенческой аудитории и не завораживает молодежь своими спецкурсами.

– Они приезжают, навещают меня, звонят, – улыбается Гончарова. – Да кто где: одни в школе, другие в институтах преподают, третьи осели в бизнесе. Людей нынче раскидало.

– А знаете, Александра Васильевна, чему вы меня научили? – сказал ей один студент. – Верности. Верности своей стране. Потому что вы мне открыли Родину. Волна передряг уйдет, Россия останется.

Пожалуй, жить стоит ради этого. И в судьбе самой Гончаровой верность делу, семье, друзьям значит многое. Пятьдесят лет отдано любимой работе на филологическом факультете сначала пединститута, потом университета. А дружба с профессором Татьяной Васильевной Кирилловой насчитывает еще больше лет. Дружба, ни разу не омраченная мелкими склоками и обидами. Две профессорши гораздо выше этого. И для семьи своей, а у нее две дочери, трое внуков, Гончарова никогда не жалела сил. Романтическая песня ее юности, первой любви, и сегодня задушевно поется: «Ночь коротка, спят облака, и лежит у меня на ладони…» Муж у нее был военным.

Но пора уже уходить из гостеприимного мира Александры Васильевны. У нее на столе остаются рабочие тетради, записи, пожелтевшие бесценные листочки. На одном из них текст старинной песни, которую спела Мария Мироновна Григорьева из села Игнатьево Старицкого района. Это 1972 год:

«Эй, да вы послушайте-ка, ребяты! Да что я буду говорить. Да я сегодня вам…»

– Чувствуете, размах? – спрашивает меня Александра Васильевна и широко разводит руками: – Вы чувствуете?

Татьяна МАРКОВА

17

Возврат к списку

В университет с частушками | В Тверском педагогическом колледже проходит досрочная сдача ЕГЭ
35-летний Николай Соловьев 18 лет работает в одной из школ Максатихинского района. Преподаватель истории, краевед, финалист конкурса «Учитель года-2012», призер областного фестиваля гармонистов и частушечников, сегодня он пришел в пункт досрочной сдачи ЕГЭ, чтобы сдать экзамен по русскому языку.
27.03.201721:14
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31 1 2
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию