22 Октября 2017
$57.51
67.89
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
P.S. 01.06.2010

Таблетка, ты кто?

В Тверском центре сертификации и контроля лекарственных средств

В Тверском центре сертификации и контроля лекарственных средств

Директор центра Елена Николаевна Лебедева в последнее время не очень жалует журналистов. Некоторые статьи в местной и центральной прессе, телепередачи, считает она, не соответствуют истине. Проблема фальсифицированных лекарств есть, но она не таких ужасающих масштабов. К тому же наши граждане очень мнительны и ранимы. Им начинает казаться, что полки аптек сплошь завалены подделками. Хроники мучительно сомневаются в препарате, который принимают годами. Отсюда звонки в центр и бесчисленные просьбы проверить лекарство в лаборатории. Некоторым приходится идти навстречу и проводить бесплатно дорогостоящее исследование.

- На самом деле, - говорит Лебедева, - контроль лекарственных средств на всех этапах - от производства до аптечной сети - в государстве никогда не был слабым. В стране контрольно-разрешительная система четко отлажена. Логично и то, что центр вышел из состава аптечного управления. Теперь мы независимы, и это очень важно.

Специалисты центра регистрируют все лекарства, поступающие в область. Они уже сертифицированы. Тем не менее каждая серия препарата проверяется еще и на предмет возможной забраковки, фальсификации или хищения. Без разрешительного документа центра лекарственное средство не может из оптового склада попасть на прилавок аптеки. Объем работы постоянно растет. Если в прошлом году было зарегистрировано 180 тысяч лекарственных позиций, то в этом - уже 200 тысяч. В принципе, мы это чувствуем по аптечным полкам - они прямо «расцвели» от многообразия фармацевтической продукции.

Разумеется, проверить каждый лекарственный препарат в лаборатории невозможно, да в этом и нет 100-процентной необходимости. Специалисты центра работают по определенной схеме: на лабораторный контроль прежде всего поступают те лекарства, которые вызывают сомнения в качестве. Дотошность, придирчивость у провизоров в крови плюс уникальный опыт, когда даже по внешнему виду препарата они могут дать ему развернутую характеристику. А если лекарственное средство однажды уже «попадалось», то его неминуемо ждет проверка по полной программе.

Здесь надо обязательно добавить, что российские центры, о которых идет речь, работают в тесной связке под управлением федеральной службы. Если, скажем, в Волгограде или Красноярске бракуется какой-то препарат, то в течение суток тревожная информация поступает в Москву, а оттуда немедленно оповещаются все регионы. Даже если этого препарата еще нет на местных оптовых складах - настороженность не помешает.

Сейчас, отмечает Елена Николаевна, рынок лекарств стал более цивилизованным. Отсеялись фирмы-однодневки, которые и не намеревались серьезно закрепляться на этом поле, нести большие траты, связанные с транспортировкой и режимом хранения лекарств. Но даже и при этом оптовая фармацевтическая сеть в регионе насчитывает больше 70 складов. Правда, большинство сегодняшних поставщиков лекарств в первую очередь сами заинтересованы в вердикте центра сертификации и контроля лекарственных средств, потому что дорожат своим именем и хотят спать спокойно.

В этом году провизоры центра столкнулись с 299 случаями, когда потребовалось забраковать лекарственный препарат. Из них 92 случая - по признакам фальсификации (22 наименования лекарства). Это всем хорошо известные средства: бисептол, манинил, церукал, фестал, коринфар, омез, темпальгин, панангин, супрастин.

Разумеется, меня интересовало, что было внутри этих лекарств. Поскольку они действительно ходовые и чем черт не шутит… Ничего рокового и страшного по этому поводу не услышала. Большинство подозрительных препаратов - это контрафактная продукция, то есть изготовленная с использованием чужой торговой марки. Как правило, лабораторное исследование подтверждает доброкачественность продукции, но данный завод препаратов с такими серийными номерами не выпускал. Специалист сразу увидит и другие несоответствия. Таблетки могут быть не такой формы, выпуклости, иного цвета полоса на упаковке, качество голограммы. Фальсификаторы вообще экономят на упаковке.

Сразу возникает вопрос: а где же выпускается эта незаконная продукция? Вот об этом как-то ничего не слышно. Самопальную водку можно производить в гараже. Для «самопального» анальгина нужен все же цех с автоматикой, потому что блистерную первичную упаковку руками не сформуешь. Производство лекарства дело сложное. Понимаю, что этот вопрос не к начальнику центра, но он правомерен. Справедливости ради, надо сказать, что фармпредприятия как могут борются с этим злом, нанимая даже детективов. Например, Пензенский завод долго разбирался, кто под его маркой выпускал известный всем препарат «Нистатин». Но иногда бывают случаи, когда фальсификат изготавливается на родном предприятии, только в дополнительную смену леваком. Для потребителя, быть может, это еще не самое страшное.

Дельцы от фармацевтики наверняка ищут свои изощренные ходы, чтобы продукция, минуя контроль центра, каким-то образом попала в аптеки. Для Елены Николаевны и ее коллег самый опасный вариант тот, когда фальсифицированный препарат вбрасывается в легальную уже проверенную серию с безупречными документами. Этих «кукушат» распознать непросто.

Говорили мы и о дженериках. Покупатели часто пользуются рекомендацией врача купить аналогичное лекарство, но под другим названием и, как правило, за более низкую цену. Возьмем ту же но-шпу. Но-шпа производства фармацевтической фирмы «Гедеон-Рихтер» дороже той, что производят на заводе у Брынцалова под названием «дротаверин». Но это одно лекарство, только в первом случае - оригинал, а в другом - дженерик. Многие заводы покупают технологии и производят дженерики. По статистике, у нас в России таких препаратов около 70 процентов.

Если разговорить специалиста, то он может назвать тончайшую разницу между оригинальным препаратом завода-изготовителя и тем, что сделан по купленной технологии. Это не совсем «однояйцевые близнецы». Например, действующее вещество медленнее высвобождается из «вспомогательных» компонентов. По крайней мере тот, кто раньше принимал оригинальный препарат, а потом перешел на дженерик, разницу чувствует. Но вообще потребителю с его скромным кошельком лучше в подобные тонкости не вникать. Если бы в аптеках страны продавались только оригинальные препараты, то покупать их смогли бы, наверное, очень обеспеченные люди.

Отчасти успокаивающий факт: от фальсифицированного лекарства в России еще никто не умер. Но проглотить даже доброкачественную таблетку, произведенную леваками, как-то не хочется. Признаюсь, после разговора с Еленой Николаевной Лебедевой мне стало спокойнее. В Тверском центре сертификации и контроля лекарственных средств работают не просто специалисты, а зубры своего дела. С проблемой фальсификации лекарств мы никогда не останемся один на один.

Татьяна МАРКОВА

10

Возврат к списку

«Тверской переплет» оказался на перекрестке двух миров
Сегодня в столице Верхневолжья завершилась III Межрегиональная книжная выставка-ярмарка «Тверской переплет».
22.10.201720:38
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
25 26 27 28 29 30 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5
Новости из районов
Предложить новость