06 Декабря 2016
$63.92
67.77
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Общество 01.06.2010

Молочная спелость. Радости и тревоги молодого крестьянского хозяйства

От Торопца до села Знаменское с десяток километров. Дорога идет берендеевым лесом - шаг в сторону и по пояс провалишься в снег. На своей грузовой «Тайоте» глава крестьянского хозяйства «Приозерье» Евгений Афанасьев катит по этому маршруту раза три в день. Я сижу в кабине, едем к нему домой в Знаменское. В ногах у меня пакеты с чистыми трехлитровыми банками для молока. Продукцию Афанасьевых берут и с фермы, и в розлив на рынке в Торопце. - Сегодня как получилось? - рассказывает Евгений. - Привез утром в город 120 литров молока - ушло влет. Некоторым бабулькам даже не хватило. С семи утра очередь занимают. Пришлось ехать еще раз. А что, молоко у нас вкусное, что очень важно по нынешним временам - от здоровых коров. Хорошее содержание белка, не только жирности. Все зависит от кормов. Цена? Восемь рублей за литр. Так получилось, что с рынком Афанасьевы завязались месяца два назад. До этого сдавали продукцию на местный молокозавод по 3.80 за литр. Работали не то чтобы себе в убыток - по нолям

От Торопца до села Знаменское с десяток километров. Дорога идет берендеевым лесом - шаг в сторону и по пояс провалишься в снег. На своей грузовой «Тайоте» глава крестьянского хозяйства «Приозерье» Евгений Афанасьев катит по этому маршруту раза три в день. Я сижу в кабине, едем к нему домой в Знаменское. В ногах у меня пакеты с чистыми трехлитровыми банками для молока. Продукцию Афанасьевых берут и с фермы, и в розлив на рынке в Торопце.

- Сегодня как получилось? - рассказывает Евгений. - Привез утром в город 120 литров молока - ушло влет. Некоторым бабулькам даже не хватило. С семи утра очередь занимают. Пришлось ехать еще раз. А что, молоко у нас вкусное, что очень важно по нынешним временам - от здоровых коров. Хорошее содержание белка, не только жирности. Все зависит от кормов. Цена? Восемь рублей за литр.

Так получилось, что с рынком Афанасьевы завязались месяца два назад. До этого сдавали продукцию на местный молокозавод по 3.80 за литр. Работали не то чтобы себе в убыток - по нолям. Но логика рынка известная: предприниматель просто обязан искать возможность прибыли. Ему надо развиваться.

У Евгения и его жены Лены планы серьезные. Но пока почти все заработанные средства уходят на поддержание и реконструкцию бывшей совхозной фермы, в которой стоит небольшое стадо крестьянского хозяйства «Приозерье»: десять дойных коров да несколько нетелей.

По дороге Афанасьев рассказывает, как все начиналось два года назад. Когда совхоз окончательно лег на бок (наступил день, когда доярки просто не вышли на работу), встал вопрос: что делать с фермой? Если срочно не передать это хозяйство в заботливые частные руки - завтра же все пойдет здесь прахом. Вот Афанасьевым и предложили в пожарном порядке взять сорок несчастных коров при условии надлежащего сохранения фермы. До лучших времен.

Молодая чета только что вернулась из Америки с годичной сельскохозяйственной стажировки. Там у фермера Евгений и Лена, зоотехники по образованию, работали по десять часов в день за мизерную оплату. Но многое увидели и узнали. Эту поездку они считают выигрышем своей жизни. После возвращения на Родину у новоиспеченных менеджеров сельскохозяйственного производства планы были соответствующие: образцовое ведение дела на высокорентабельной молочной ферме. Но жизнь подбросила свой вариант.

- Взяли мы коров весной, - продолжает свой рассказ Евгений, - не поверите - мешки с костями. До пастбища дойти не могут. Стали потихоньку их откармливать, проводить ремонт стада. Сейчас остались самые высокоудойные коровы. Недавно приобрели двух нетелей голштинской породы.

Тут мы уже подъехали к ферме. Евгений познакомил меня с Леной. Крепкая, симпатичная, веселая женщина. А по городским меркам - так и мужественная. Во всем подставляет плечо мужу. Они познакомились в совхозе на работе. У каждого уже был неудачный опыт обретения спутника «на всю жизнь». Евгений почувствовал, что искал именно такую подругу - надежную и уверенную в себе. И годы показали, что он не ошибся.

Сейчас у Афанасьевых трое детей, небольшой дом на территории старинной усадьбы бывших господ Челищевых. Но основной отрезок жизни проходит здесь, на ферме. Дойка, конечно, на Лене. Ей часто приходится доить коров вручную. Для аппарата машинного доения не всегда подходят параметры температур внутри помещения. Заметила, что на ферме прохладно, если не сказать больше.

- Это заблуждение, что коров нужно обязательно нежить в тепле, - поясняет Евгений, - спертый воздух для животных гораздо вреднее. Вы посмотрите, как у них лоснится шерсть! По-моему, они вполне довольны.

А что же им быть недовольными?! Содержание беспривязное. Корма вволю. Хочешь - лежи на чистых опилках, хочешь - иди к кормушке. Вода с подогревом. Суточный рацион сбалансирован по всем показателям. В основном это сенаж и сено. Все сдабривается хлебной крошкой, отходами с Московского хлебозавода. Евгений привозит их регулярно.

Этим летом у Афанасьевых, как и у всех, были сложности с заготовкой кормов: солнечных сухих дней явно не хватало. Но они действительно использовали на арендованной технике каждый погожий час. И теперь не сидят на мели. А у соседей уже началась бескормица. Понятно, коров немного, но ведь и сил - по существу пара мужских рук. К тому же не только брали, но и отдавали. Нынче по удобренной земле подсеяли клевер и тимофеевку.

Интересное отношение у них к проблеме выпаса. Налет американского опыта, тут, безусловно, есть. Заморские фермеры привыкли получать большое молоко круглый год и не ждут для этого лета, как у нас. Оказывается, если все тщательно подсчитать, то пастьба сама по себе штука затратная, тем более что хорошие травостои по нынешним временам редкость. А если вспомнить про зловредную мошкару, от которой скот просто изнемогает, то в пастьбе и вовсе смысла нет, считает Евгений. Стационарное кормление всегда полноценней.

Он привык интересоваться любыми новшествами в своем деле, не пропускает столичные сельскохозяйственные выставки. Сейчас все силы главы крестьянского хозяйства уходят на монтаж доильного зала, где коров уже не надо доить вручную. Рук жены Евгению жалко.

Денег на монтаж требуется немало, их приходится отрывать от семьи, и тут ничего не поделаешь. Мне было очень интересно посмотреть, как живут Афанасьевы, и я напросилась к ним в гости.

В красивейшем месте земли русской стоит их дом! Вековые липы, полуразрушенная церковь, пустые глазницы окон барского дома. Рукой подать до озера. Весной тут сумасшедше поют соловьи. Дачники восхищенно закатывают глаза.

- Какие вы счастливые! - говорят Елене и Евгению.

Вот домик бы семье побольше. Две комнаты на пятерых маловато. Обстановка внутри у Афанасьевых самая простая. Но есть камин и поют канарейки. Гордость - ванная под кафелем с газовой колонкой. Пока родители отсутствовали, на хозяйстве оставался младший сын Афанасьевых - Семен. Вообще-то каждое утро отец отвозит его в город в детский сад. Но в этот день у Семена получился выходной. Бойкий, смышленый растет парень. С ходу гостям на ковре показал акробатический этюд и попросил маму сварить кофе.

У Семена две сестры: Соня учится во втором классе, Катя - в десятом.

- Мамины помощницы подрастают, - говорю Лене.

Мать вздыхает. Соня еще маленькая, чтобы помогать на ферме, а Катю туда затянуть трудно. Она лучше дома выполнит любую работу. В школе у нее хорошо идет математика, увлекается компьютером. Пусть выбирает себе занятие по душе. Никто неволить ее не собирается.

Не так давно прямо у них под окнами снимались эпизоды телевизионного фильма «По ту сторону волков». На глазах селян бурно разворачивалась чужая неведомая жизнь, мелькали лица известных актеров. Ночной свет прожекторов бередил душу. Это был совершенно другой мир, почти инопланетный. И, что важно, никакой зависти к людям искусства они не испытали. Тут, оказывается, проливается свой пот. Как-то Евгений попросил актеров не кидать на землю одноразовые стаканы, его послушались. Вот такое получилось общение.

Сняв жуткие сцены, труппа уехала, а Афанасьевы остались на этом тленном, но таком родном для них кусочке земли под крылом разрушающейся церкви.

- Здесь можно сделать прекрасную жизнь, - говорит мне Евгений, - дворяне знали, где селиться. Надо привести в порядок дорогу, очистить парк, восстановить барский дом, в котором успели побывать и военный госпиталь, и интернат для слаборазвитых детей.

Однажды усадьбу посетил потомок рода Челищевых, скорее всего правнук. Не очень старый мужчина долго бродил по парку, заглядывая в пустые глазницы окон. Потом спросил у Евгения: нельзя ли поблизости купить маленький домик? Афанасьев усмехнулся:

- Так вот ваш дом! Хлопочите, восстанавливайте.

Тот только грустно улыбнулся.

Смотрела я на Евгения и думала: он из породы тех людей, которые органически не выносят запустения вокруг себя. А жить приходится возле брошенного добра, среди упущенных возможностей. Особенно тяжело видеть потухшие, оплывшие от водки глаза ровесников, которые потеряли веру в собственные силы. Слава Богу, у них эта вера не потеряна!

Крестьянское хозяйство «Приозерье» преодолело сегодня лишь первый этап становления. В маленьком стаде надои в три раза больше среднерайонных. Но надо двигаться дальше, только вперед. У Афанасьевых есть совсем не фантастическая мечта: современная ферма на 250 голов. Под нее готов и реальный бизнес-план, где просчитаны вложения и отдача. Тогда можно взять работников и достойно оплачивать их труд, а не изматываться, как сейчас.

- Мы это можем поднять, - говорит Евгений. - Мне только непонятно: почему государство не может открыть таким, как мы, зеленую улицу? Ведь ничего бесплатного не просим. Нужен подъемный долгосрочный кредит. Мы ведь не авантюристы, не чужаки. А пока ситуация такая: сунься в банк - он боится тебя, ты его. А дело стоит.

Тут мы затронули больную тему собственности. Сельским предпринимателям еще нечего отдавать в залог. Большие неясности с земельным вопросом. Декларация прав - это одно, а практически все тормозится. Когда Афанасьевы вступали в крестьянское хозяйство, им выделили 90 гектаров земли - далеко от дома, неудобья. По существу, эта земля виртуальная, она им не нужна, платят только налог с нее. И земельные паи от совхоза не работают, там своя заморочка с документами. Очень важно и будущее закрепление собственности на ферму. Евгения устроила бы аренда с правом выкупа. В этом юридическом «тумане» пока приходится работать.

- Но я не согласен, когда кто-то называет сельское хозяйство черной дырой, - говорит Афанасьев. - Никакая это не дыра. Это благодарная сфера вложения денег, если ко всему подходить с умом. Мы-то знаем!

С теплым чувством огромного уважения я прощаюсь с этими молодыми людьми. Младший Семен сделал для меня еще одно «колесо» на ковре, мол, знай наших! Во рту остался вкус диких яблок из компота, приготовленного Леной (от стакана молока в командировочных условиях пришлось отказаться).

Предстояла обратная дорога в Торопец. Евгений спешил забрать из школы дочерей.

А завтра им в четыре утра вставать, в пять - надо уже быть на ферме. Снег, звезды. В соседних домах спят бабульки, бывшие совхозные доярки. Иногда на этом коротком отрезке пути Лене не хочется говорить с мужем о работе. Она мечтает:

- Представляешь, однажды мы поедем на море…

- Давай поедем.

- Будем отдыхать и ни о чем не думать. Спать, сколько хотим. Ты веришь в это?

- Конечно, верю, - Евгений обнимает жену за плечи. - И это будет… сказка! Вот только ферму поднимем…

Татьяна МАРКОВА

11

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

Тверской государственный медицинский университет отметил 80-летие
Они встретились после долгой разлуки: юбилей – замечательный повод вспомнить о том, как поступили, учились, играли свадьбы, практиковали уже в статусе родителей, преподавали и лечили, лечили…
06.12.201609:33
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию