24 Августа 2017
$59.13
69.56
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Общество 01.06.2010

«Обыкновенное» убийство

Семь лет тверитянин Юрий Варфоломеев отсидел за убийство, которое, как утверждает, не совершал. Все эти годы в неволе он пытался добиться пересмотра приговора, но ни одна из его многочисленных жалоб не была удовлетворена.

Семь лет тверитянин Юрий Варфоломеев отсидел за убийство, которое, как утверждает, не совершал. Все эти годы в неволе он пытался добиться пересмотра приговора, но ни одна из его многочисленных жалоб не была удовлетворена. Несколько месяцев назад Варфоломеев вышел на свободу досрочно по инвалидности (в колонии заболел туберкулезом) и продолжил свою борьбу за справедливость. Тут-то и выяснилось, что вещественные доказательства, на основании которых можно было изобличить истинного убийцу, прокуратурой были «утрачены как не представляющие ценности»…

В 1996 году улица Лазо в Затверечье была похожа на деревенскую: два ряда одноэтажных домиков вдоль дороги, лающие собаки на цепях, огороды с развесистыми яблонями. Тридцатипятилетнего Юрия Варфоломеева, который жил здесь вместе с матерью, беспутным никто не называл, так – непутевый. Работал грузчиком у азербайджанцев. Ездили по деревням, собирали бутылки. Зарабатывал по тутошним меркам неплохо. Миллион неденоминированных рублей. За несколько месяцев до описываемых событий привел в дом двадцатишестилетнюю неработающую Ольгу Шальнову (фамилия изменена).

До этого Ольга в своей однокомнатной квартире на улице Репина жила гражданским браком с Вячеславом Бабенко (фамилия изменена), бывшим сотрудником Заволжского РОВД, который на то время также числился безработным. Ушла от несостоявшегося жениха к Варфоломееву, когда раскрылось, что Бабенко все это время был женат. Правда, какие-то отношения Шальнова с Бабенко все-таки сохранила, по ее словам на суде, «она выбирала, с кем ей лучше жить». Есть было надо, и Ольга продала все вещи, нажитые за четыре года совместной с Бабенко жизни. За это бывший гражданский муж и всучил ей «иск» на пять миллионов рублей.

Долг Шальнова договорилась отдать мебельным гарнитуром, который покупала у безработной пятидесятилетней соседки Варфоломеева Натальи Карасевой (фамилия изменена) за довольно скромную сумму. Заплатила аванс – 300000 рублей. Но затем продавать «стенку» Карасева передумала, мол, сын запретил, а денежки с аванса уже тю-тю…

24 сентября Бабенко сообщает в милицию, что Карасева убита Варфоломеевым. Труп находят во дворе дома, где живет подозреваемый. Варфоломеева задерживают. Арестовывают и его сожительницу Шальнову. Вскоре в изоляторе временного содержания Варфоломеев делает признание в убийстве, и Шальнову выпускают. Правда, в СИЗО-1 Варфоломеев отрекается от своего признания и настаивает на своей невиновности.

26 марта 1997 года Заволжский районный народный суд города Твери под председательством народного судьи Альберта Мкртычева признает Варфоломеева виновным в убийстве Карасевой и по ст. 103 УК РСФСР приговаривает его к 8 годам лишения свободы.

Версия Варфоломеева

18 сентября около десяти часов вечера к нам пришла Карасева и попросила картошки. Шальнова пригласила Карасеву пройти в дом. Они разговорились. Карасева сказала, что неплохо бы выпить. Шальнова дала ей денег, и она сходила за бутылкой водки, которую мы втроем распили. Домой Карасева ушла в половине двенадцатого ночи. В половине первого ночи пришел Бабенко. Стал расспрашивать меня, купила ли Шальнова мебельную стенку, и попросил сходить за Карасевой. В уплату за растраченный аванс Бабенко предложил Карасевой обменять ее дом на квартиру Шальновой. Чтобы не мешать разговору, я пошел в ларек на остановке «Силикатный завод» за бутылкой и майонезом. Минут сорок это у меня заняло. Купил бутылку, на майонез не хватило денег. Я тогда еще шоферу одному предложил приобрести у меня лобовое стекло. Когда вернулся, увидел, что на полу в прихожей лежит Карасева, у нее из носа текла кровь. Спросил у Бабенко, что за ерунда? Он ответил: «Сама виновата». Я хотел вызвать милицию, но Бабенко, угрожая мне ножом, сказал, чтобы я никуда не ходил, а то «рядом лягу». Он велел мне убрать все следы и закопать труп в огороде. Бабенко ушел домой, но из-за его угроз я боялся сообщить в милицию об убийстве. На следующий день я говорил Смирновой и Кузнецову, что убили Карасеву, но они не поверили. На второй день после убийства приехала моя мать. Пока мама была у соседки я и Шальнова перезахоронили труп во дворе…

Когда меня арестовали, на первом допросе я сказал правду: никого не убивал, а только вынес труп и закопал его, кто убил, не знаю, меня не было дома. После этого Шальнову тоже арестовали. Но Шальнова продавала квартиру и должна была Бабенко пять миллионов. Пока она под арестом не о какой продаже квартиры и о возвращении долга не могло быть и речи. Бабенко необходимо было вытащить Шальнову из ИВС, а это можно было сделать, только получив мое признание в убийстве. Бабенко обратился к своим друзьям в Заволжский РОВД. Те пришли в ИВС и добились от меня необходимого признания, на основании которого Шальнова была освобождена.

Обвинение

Шальнова поведала суду иное. Вечером 18 сентября, когда они на троих распивали спиртное, Варфоломеев стал высказывать Карасевой претензии, зачем она убила своего мужа. Схватил со стола кухонный нож и ударил Карасеву в левое плечо. Потом взял ее за волосы и потащил в прихожую. Шальнова услышала крик «Ой!». Вошел Варфоломеев и сказал, что «перерезал Карасевой горло». Труп он закопал в огороде, затем стал мыть пол, чтобы убрать следы крови. Об убийстве Шальнова не сообщила в милицию, потому что боялась Варфоломеева. 22 сентября Варфоломеев перезахоронил труп Карасевой. Бабенко об убийстве узнал только со слов Шальновой 24 сентября и сразу сообщил в милицию.

Эти показания Шальновой и легли в основу обвинения. Суд посчитал, что не доверять им оснований нет. Они «последовательны, категоричны, подтверждаются доказательствами Бабенко, Смирновой и других свидетелей (сотрудники Заволжского РОВД, ясное дело, сказали, что никакого давления на Варфоломеева не оказывали, обвиняемый «без принуждения рассказал, как и чем убил Карасеву»), а также заключениями судебно-биологической, судебно-медицинской, медико-криминалистической экспертиз».

Сомнения

Я довольно долго знакомился с протоколом судебного заседания от 26 марта 1997 года, с копиями допросов и заключениями экспертиз, после чего и у меня возникли большие сомнения в виновности Юрия Варфоломеева.

Почему в результате следствия не было проверено алиби обвиняемого, его показания, что в момент убийства его не было дома? Следствием так и не было установлено, в каком ларьке и когда Варфоломеев в ночь убийства покупал водку и покупал ли вообще. Не было достаточно точно проверено и алиби Бабенко: мог или не мог он в ночь убийства находиться в доме по улице Лазо, где произошло преступление?

Судя по протоколу судебного заседания, в решении суда были изменены показания свидетельницы Альбины Смирновой, в результате полностью был извращен их смысл. В суде Смирнова показала следующее: «19 сентября ко мне домой пришел Варфоломеев и сказал, что Шальновой плохо. Я пришла к Варфоломееву домой, на полу в их квартире увидела пятна крови. Варфоломеев сказал, что Карасеву зарезали. Я не восприняла это всерьез, подумала – шутит…». В решении же суда читаем: «Свидетель Смирнова А.Б. показала, что к ней пришел Варфоломеев и рассказал о том, что зарезал соседку Карасеву…»

Во всех следственных показаниях фигурирует, что Шальнова в ночь убийства за каких-то три часа и на голодный желудок выпила около одного литра водки. И на первом своем допросе она сказала, что была сильно пьяна, ничего не помнит, а потом спала. Затем Шальнова изменила свои показания и изменяла еще не раз. До того запуталась, что была изобличена в лжи на суде свидетельницей Смирновой. Шальнова сказала, что это Варфоломеев приходил к Смирновой попросить ее мужа помочь перезахоронить труп. По словам Смирновой, с такой просьбой к ним обращалась сама Шальнова. Наконец, вызывает сомнения, что Шальнова якобы не сообщила об убийстве в милицию из-за того, что боялась Варфоломеева, который ходил за ней везде как тень. У Шальновой было с десяток возможностей сообщить об убийстве втайне от Варфоломеева. Например, той же Смирновой или врачам «скорой помощи».

Заключения экспертиз на самом деле доказывают вину Варфоломеева в такой же степени, а то и меньше, чем вину Шальновой. Согласно заключению комплексной судебно-медицинской экспертизы, смерть Карасевой наступила от проникающих колото-резаных ранений груди и живота. Шальнова же заявляет, что Варфоломеев ударил Карасеву ножом сначала в левое плечо, а потом «перерезал ей горло».

Согласно заключению судебно-биологической экспертизы, на одежде Варфоломеева обнаружена кровь, «происхождение которой не исключается от Карасевой». Вот мы и дошли до вещдоков – пуловера, брюк и ботинок, которые в результате хранения прокуратурой «были утрачены». Дело в том, что все эти вещи принадлежат Шальновой. Но если еще можно представить, что брюки и пуловер Шальновой носил Варфоломеев, так как они примерно одинакового телосложения, то уж ботинки 40-го размера на свой 42-й Варфоломеев никак бы не натянул. Чтобы доказать обратное, нужно хотя бы провести следственный эксперимент и специальную экспертизу на пот или запах, но ничего подобного не было сделано…

Вердикт

Но несмотря на все противоречия в деле, несмотря на очевидную неполноту следствия, суд все-таки выносит вердикт: в убийстве виновен Варфоломеев. Председательствующий судья Мкртычев идет даже на нарушение закона, собственноручно изменяя свидетельские показания Смирновой, чтобы усилить явно недостаточную мотивировку судейского решения. Доводы адвоката Варфоломеева и самого обвиняемого не были услышаны. Суд все решил в пользу обвинения, лишний раз подчеркнув несовершенство человеческого правосудия. Потому что требуется быстрый итог, требуется виновный, потому что на худой конец сгодится и видимость справедливости.

Незадолго до суда Шальнова продала свою квартиру на улице Репина за 35 миллионов неденоминированных рублей и вернулась жить к Бабенко. «Выбрала». А через пять месяцев после суда над Варфоломеевым судья Мкртычев подал в отставку. По всему получается: мы живем в мире, где на каждого человека назначена «чисто конкретная» цена. Какая уж тут справедливость.

Андрей БОРИСОВ

75

Возврат к списку

На улицу Хромова в Твери вернулась ярмарка продовольствия
Возле конечной остановки трамваев «ДСК» областного центра вновь идет бойкая торговля – на радость покупателям и продавцам.
23.08.201719:47
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
31 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31 1 2 3
Новости из районов
Предложить новость