26 Июля 2017
$59.82
69.7
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Общество 01.06.2010

Подложная семья

Эта история началась давно. Так давно, что главные ее действующие лица, которые тогда были детьми, уже выросли и сами стали родителями. Все началось почти двадцать лет назад в уже несуществующем государстве под названием СССР, точнее, в Эстонской Советской Социалистической Республике. Эстония – давно независимое государство. А история все тянется, и ничто пока не предвещает счастливого конца.

Эта история началась давно. Так давно, что главные ее действующие лица, которые тогда были детьми, уже выросли и сами стали родителями. Все началось почти двадцать лет назад в уже несуществующем государстве под названием СССР, точнее, в Эстонской Советской Социалистической Республике. Эстония – давно независимое государство. А история все тянется, и ничто пока не предвещает счастливого конца. Но он обязательно должен настать, ведь времена смуты и беззакония, хочется верить, остались позади и никогда больше не вернутся. А значит, несправедливость, допущенная в отношении детей, должна быть обязательно устранена. Хотя не все ошибки, к большому сожалению, можно исправить.

Жительнице Твери Олесе Черняевой сейчас двадцать восемь лет. Она родилась в Эстонии, воспитывалась в детском доме города Нарвы, о котором ничего плохого не вспоминает. Когда девочке было восемь лет, в детдом пришла семейная пара. Она посмотрела на детдомовцев, угостила их конфетами и спросила, хотят ли дети пойти жить к ним домой. Олеся и ее друзья очень обрадовались, ведь жить дома – заветная мечта каждого детдомовца. Если бы малыши могли предвидеть, чем обернется для них эта встреча, они выплюнули бы подаренные леденцы, как ядовитую отраву, и со всех ног побежали прятаться от страшных гостей. Но Олеся, Яна и три мальчика – все пятеро примерно одного возраста – с радостью согласились стать приемными детьми добрых тети и дяди. Этих людей зовут Черняевы, Елена и Александр. В то время им было лет по сорок. Черняевы оформили опекунство над приемышами. Спустя полгода в семье появились еще двое детей – 5-летняя Диана, младшая сестра Яны, и мальчик Сергей.

Решением Нарвской городской управы супруги Черняевы были введены в штат департамента социальной помощи на должности воспитателей, другим решением был создан семейный детский дом. Финансовое обеспечение новорожденной семьи взяла на себя Эстонская Республика. Отныне главной обязанностью Черняевых стало воспитание доверенных им государством семерых детей. Для этого власти создали им необходимые условия – предоставили просторную квартиру, подарили автомобиль «Волга», назначили пособия. С тех пор Елена Черняева никогда не работала.

Прошло пять лет…

Из решения Нарвского городского суда от 12 декабря 1995 года:

«… При достаточности выделяемых средств у детей наблюдалась неухоженность: педикулез, неопрятное белье. Детей в семье наказывали непедагогическими методами, зафиксированы следы побоев, раны, следы удавки на шее. Был случай побега детей из дома. Яна пыталась кончить жизнь самоубийством, у Елены установлено психическое расстройство. Кроме того, установлены факты незаконного использования средств подопечных…

Из материалов дела видно, что супруги Черняевы не выполняют опекунские обязанности надлежащим образом, поэтому суд в соответствии со ст. 102 Закона о семье лишает их полномочий опекунов. Руководствуясь ст. 201 Уложения гражданского судопроизводства, суд решил прекратить полномочия опекунов Елены и Александра Черняевых».

Решение Нарвского городского суда вступило в законную силу. А поскольку между Россией и Эстонией существует договор о взаимном признании юридических актов, сомневаться в его правомочности причин нет.

Но Черняевы не стали дожидаться решения суда. К тому времени они были далеко за пределами маленькой Эстонии. Они нашли приют в огромной России, где начались смутные времена и где с симпатией относились к приехавшим из Эстонии соотечественникам, поскольку все знали, что русскоязычных в Прибалтике притесняют. Правда, к тому времени детей в семье осталось шестеро. Одна из воспитанниц семейного детского дома Черняевых – Яна – выбросилась из окна четвертого этажа. Девочка выжила, придя в себя в больнице, она просила не возвращать ее Черняевым. Органы опеки пошли ребенку навстречу и оставили ее жить в Нарве.

Из письма директора департамента социальной помощи г. Нарвы г-жи Т. Булдыгеровой в отдел образования Вышневолоцкого района:

«На ваш запрос сообщаю, что решением Нарвской городской управы от 28.06.1995 г. семейный детский дом Черняевых был ликвидирован по причине выявленных нарушений со стороны воспитателей Черняевых.

Нарвская горуправа в течение длительного времени пыталась сохранить указанный детский дом в связи с общей направленностью социальной политики Эстонской Республики по отношению к детям, оставшимся без попечения взрослых.

… Перед тем как принимать решение о расформировании этого детского дома, семья направлялась на стационарное обследование ведущими специалистами-психологами, более того, государство пошло на дополнительные затраты, и были приглашены известные западные специалисты. Мнение психологов было однозначно – дальнейшее содержание детей в этой семье пагубно скажется на них как на личностях.

В ходе проверок были выявлены вопиющие нарушения и злоупотребления со стороны воспитателей, в связи с чем орган социальной опеки был вынужден обратиться в суд для снятия опекунства над детьми детского дома семейного типа супругов Черняевых. Одновременно по выявленным фактам было направлено ходатайство о возбуждении уголовного дела против супругов Черняевых. Все вышеуказанные факты подтверждены несколькими томами гражданского дела.

…В настоящее время решение о снятии опекунства над детьми со стороны Черняевых вступило в законную силу.

Предвидя такое решение вопроса, Черняевы обманным путем летом 1995 года вывезли опекаемых детей как своих собственных (решение о перемене фамилий опекаемых на фамилию опекунов было принято с нарушением действующего законодательства) и использовали их в своих интересах для получения помощи со стороны российских миграционных служб. Уезжая, Черняевы незаконно сняли деньги по оплошности банковских служащих со счетов некоторых детей, куда им перечислялись пособия по утрате кормильца. Указанные деньги должны были получить дети сами по достижении совершеннолетия.

Хочу обратить ваше внимание на то, что дети не были усыновлены супругами Черняевыми… У детей в Эстонии остались родители, и вопрос возврата детей при необходимости будет решаться на межгосударственном уровне.

В настоящее время в Нарве добровольно осталась и проживает Черняева Яна – одна из указанных детей. Именно она вследствие плохого обращения с ней со стороны супругов Черняевых пыталась покончить жизнь самоубийством, получив при этом тяжелейшие травмы.

Поэтому нас глубоко оскорбляют инсинуации супругов Черняевых по поводу притеснений их самих и детей в Эстонии».

Яна Черняева – не единственная из воспитанников семейного детского дома Черняевых, которая пыталась покинуть ненавистный дом любым способом, даже с риском для своей юной жизни.

Из письма директора департамента социальной помощи г. Нарвы Т. Булдыгеровой начальнику отдела образования Пролетарского района г. Твери Л. Силиной:

«…Нас тревожит судьба Толика, который в 1994 г. пытался бежать из дома Черняевых, но сорвался с 4-го этажа, получив тяжелые травмы.

Яна Черняева после попытки самоубийства в 1995 г. просила не возвращать ее Черняевым. В настоящее время мы помогли ей разыскать брата. Яна живет в Таллине и поддерживает связь с департаментом социальной помощи. Яна Черняева (Кузьменко) скучала по детям, с которыми жила в семье Черняевых, много раз писала им, но ответа не получила».

После переезда в Россию Черняевы первое время жили в Вышневолоцком районе Тверской области, где на базе бывшего дома отдыха «Серебряники» размещались переселенцы. В основном это были люди, бежавшие от чеченской войны. Каким образом Черняевы умудрились получить статус вынужденных переселенцев, а вместе с ним кров и социальные пособия, за давностью времени уже не узнать. Известно лишь, что в «Серебряниках» Черняевы и их дети прожили около двух лет. Взрослые по-прежнему не работали, все свободное время посвящая борьбе за льготы.

И их борьба увенчалась успехом. В марте 1997 года в «Серебряники» приехала руководитель миграционной службы РФ Татьяна Регент и лично ознакомилась с проблемами беженцев. Граждан, лишенных родины, в то время на гостеприимной вышневолоцкой земле проживало более 150 человек. По итогам визита было решено приобрести три квартиры – ветерану Великой Отечественной войны, одинокой женщине с больным ребенком и Черняевым. Деньги были незамедлительно перечислены в тверское подразделение миграционной службы. Чиновники сработали оперативно, и уже в апреле переселенцам в торжественной обстановке вручили ключи от собственного жилья. Для этой акции вновь приезжала г-жа Регент, и событие было освещено должным образом как местными, так и федеральными СМИ.

Черняевым купили пятикомнатную квартиру площадью около 120 квадратных метров в Пролетарском районе Твери, в только что построенном доме недалеко от Волги. Кроме того, назначили опекунские пособия, выдали продуктовые талоны, дети пошли в тверскую школу. Правда, к моменту новоселья их стало меньше еще на одного ребенка. Из семьи исчез Анатолий Виноградов, 1980 года рождения. Черняевы утверждали, что мальчик потерялся в Вышнем Волочке при посадке в автобус. В действительности Толик сбежал от приемных родителей и направился в Москву.

К тому времени информация об эстонском прошлом семьи Черняевых получила огласку. У большинства тверских работников органов власти она не могла не вызвать шок. Фактически получалось, что они оказывают помощь людям, которые не имеют на нее никакого законного права! Но как поступить в такой ситуации, никто не знал.

Зато Черняевы хорошо знали, как себя вести – жаловаться во все инстанции вплоть до самых высоких, обивать пороги, просить и требовать новых и новых пособий, льгот, денег. И их тактика в большинстве случаев имела успех. Черняевым предпочитали давать, чтобы просители отстали, наверное, надеясь, что помощь пойдет во благо детям. И никто не решался взять на себя ответственность и решить проблему псевдоприемной семьи радикально.

В 1997 году, когда история семьи Черняевых стала достоянием общественности, я работала в одной тверской газете. Начав готовить публикацию, попросила инспекторов районного отдела опеки познакомить с Черняевыми. Что же мы увидели в семье, которая целью своего существования настойчиво провозглашала борьбу за права детей? Хорошую современную квартиру с окнами, выходящими на три стороны света, – пять комнат, большая кухня и прихожая, две или три лоджии. К тому времени у Черняевых осталось от эстонского детского дома три мальчика и две девочки в возрасте от тринадцати до семнадцати лет. В 120-метровой квартире эти разнополые, неродные и довольно взрослые дети занимали всего одну комнату, причем проходную. Кровати мальчиков стояли в самой комнате, а двухъярусная кровать девочек размещалась в примыкающей к комнате темной кладовке. Елена почему-то называла ее будуаром. Всю остальную жилплощадь занимали супруги Черняевы, их общая дочь Светлана, а также два сына Елены от первого брака. Дети выглядели бледными, озлобленными, запуганными и слишком маленькими для своего возраста. Их образ жизни ничем не соответствовал представлениям о счастливом детстве. Кроме школы, они нигде не бывали, не занимались в спортивных секциях, не обучались музыке, танцам, рисованию или чему-нибудь еще, как их сверстники. Дети Черняевых даже не гуляли на улице. Все это им не разрешалось. В их комнате мы не увидели ничего детского – книжек, альбомов, журналов, фломастеров, дисков. Но было чисто. Как в камере.

Что в семье Черняевых творится неладное, видели все, знакомые с этой семьей. Но что делать конкретно, никто не знал. В 90-е годы все боялись показаться недемократичными. Хотели провести медицинскую экспертизу детей на предмет побоев, а также психологическую, так оказалось, что для этого требуется согласие опекунов, которыми продолжали считать Черняевых.

После выхода статьи меня вызвали в райотдел милиции. Женщина-следователь спросила, видела ли я лично, как Черняевы мучают детей. Узнав, что нет, строго укорила: «Как же вы можете писать со слов детей?» В отличие от работников правоохранительных органов психологи считают, что детям в таких случаях верить обязательно надо. Ведь ребенок не может придумать того, чего он не видел.

Прошло еще одиннадцать лет...

События в семье Черняевых развивались в предсказуемом направлении. Дети подросли и покинули негостеприимный дом. Кто куда – лишь бы из ненавистного дома. Самый младший ребенок – Диана – длительное время жила в городском приюте. В настоящее время огромная квартира полностью в распоряжении супругов Черняевых и их родных. Своих бывших приемных детей, на которых и были получены от государства квадратные метры, они не пускают на порог. Никто из воспитанников детского семейного дома не получил образования, профессии, не устроился в жизни хотя бы на среднем уровне. Один из мальчишек еще несовершеннолетним получил срок – вырвал из рук женщины сумку с продуктами. Он хотел есть.

Все эти годы проблемами детей Черняевых кто только не занимался – и те, кто обязан это делать по долгу службы, и те, кто просто не может пройти мимо чужой беды. Нет числа судам, обязавшим старших Черняевых вселить в квартиру младших. Результат нулевой. Ни к чему не привели и многочисленные попытки разделить квартиру между ее девятью владельцами. Жилплощадью уже много лет пользуются только трое из ее законных владельцев. Говорят, что покойный мэр Твери Александр Петрович Белоусов хотел решить ситуацию кардинально: забрать спорную квартиру в муниципальную собственность, а взамен предоставить всем ее обитателям отдельное жилье. Но не успел…

Теперь выросшие дети, неустроенные, без жилья, без профессий, без родных, фактически изгнанные из собственной квартиры, скитаются по белу свету. У Олеси двое детей. Ее сыновья также имеют право жить в квартире по переулку Красной слободы, но в жизни никогда там не были.

Из акта материально-бытового положения ГУ «Комплексный центр социального обслуживания населения Пролетарского района г. Твери» от 17 марта 2008 г.:

«Мною, инспектором Коряковой Т.И., с выходом на место проверено материально-бытовое положение гр. Черняевой О.В., одинокой матери двоих детей.

Проверкой установлено: гр. Черняева О.В. проживает в общежитии двора «Пролетарки», занимает комнату 16,3 кв.м. В комнате мебель, вещи старые, изношенные. По месту регистрации не проживает, т.к. Черняева Е.В. в квартиру не впускает и препятствует вселению своих приемных детей. Источником дохода обследуемого и членов его семьи является: пособие по уходу за ребенком до 1,5 лет – 3000 руб., пособие одинокой матери 460 руб. Образ жизни семьи – нормальный. Отношение к воспитанию детей – нормальное. Состояние здоровья (взрослых и детей) – с младшим сыном Федором, 2007 г.р., находилась на стационарном лечении во 2-й детской больнице три недели (февраль – март 2008 г.) по поводу воспаления легких».

В общежитии – полуразвалившейся пролетарской казарме – Олеся живет уже лет восемь. Когда-то ей помогли туда поселиться сотрудники Пролетарской администрации. Временно, до решения вопроса с квартирой. Оказалось, что надолго. Бывшая опекунша, вольготно раскинувшаяся со своим семейством в хоромах, приемышей на порог не пускает. В чем лично убедились проверяющие обстоятельства Олесиной жизни.

«Заключение проверки: Черняева Елена Владимировна впустила в квартиру представителей из общественной организации Совета ветеранов военнослужащих, из ГУ «КЦСОМ» Пролетарского района г. Твери и бывшую приемную дочь Черняеву О.В. Приемных сыновей в квартиру не впустила. Из слов Черняевой Е.В. выяснено, что она бывших приемных детей в квартиру пускать не намерена, т.к. у них большой долг по коммунальным услугам. После чего указала на дверь представителям ГУ «КЦСОМ» Пролетарского района и выставила из квартиры».

Устроить жизнь Олесе никак не удается. У нее нет своего жилья, работы, родных. Все ее богатство – два сына, которых надо кормить и во что-то одевать. Как ни странно, это получается. Ее младший – годовалый бутуз Федя – мог бы рекламировать детское питание и вообще счастливое детство. У него замечательные светлые кудри и жизнерадостная улыбка во все восемь зубов. Федю все любят, и он любит всех. Он пока не знает, как много в мире зла и как трудно маме выживать.

Друзья Олеси и других воспитанников дома Черняевых помогают им отсудить свою же жилплощадь. Это главная задача. И никто не пытается добиться настоящего торжества справедливости – привлечь опекунов к ответственности за искалеченные судьбы детей. Неужели это невозможно?

Р.S. Елена Владимировна Черняева работает воспитателем в одном из детских садов г. Твери.

Марина ШАНДАРОВА

78

Возврат к списку

День русской деревни в Ржевском районе прошел весело, громко, вкусно и ярко
Дым из трубы над деревянным домом, милые бабушки, коровы в поле, тихая рыбалка на речке, чистый воздух, трудолюбие и усердие – вот лишь некоторые ответы на вопрос, с чем у нас ассоциируется русская деревня. 
22.07.201723:54
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6
Новости из районов
Предложить новость