24 Марта 2017
$57.52
62.1
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Тверская сага01.06.2010

Откуда берутся народные артисты

Кто ж не знает о том, какие мощные таланты порой вызревают в российской глубинке! А вот об окружении талантов, о той среде, благодаря (а не вопреки, как часто думают) которой и набирают они ту творческую силу, что выносит их к вершинам славы, известно гораздо меньше.

Кто ж не знает о том, какие мощные таланты порой вызревают в российской глубинке! А вот об окружении талантов, о той среде, благодаря (а не вопреки, как часто думают) которой и набирают они ту творческую силу, что выносит их к вершинам славы, известно гораздо меньше.

И в этом очерке речь пойдет не только о нашем замечательном земляке Алексее Петровиче Иванове, прославленном русском баритоне, но и о его близких – людях не бесталанных и интересных далеко не только родством с большим артистом.

Почему Иванов не был коммунистом

В 1978 году, уже на закате жизни, народный артист СССР, солист Большого театра Алексей Иванов выпустил книгу «Жизнь артиста», в которой поведал о своем пути к всемирной славе, который начался в его родном селе Чижове Бежецкого уезда Тверской губернии. Книга эта, выпущенная в самый разгар брежневского застоя, чрезвычайно интересна, хотя и грешит многими умолчаниями. Некоторые из них носят заведомо цензурный характер. Другие, касающиеся личной жизни артиста, тоже вызваны духом времени, не склонного акцентировать внимание на такого рода моментах. Так что некоторые детали этой достаточно бурной жизни мы попробуем восстановить по рассказам его племянника Сергея Павловича Ильинского.

Не сказано в книге и о том, почему любимец Политбюро, обласканный тремя Сталинскими премиями и исполнявший самые идеологически выдержанные партии – вроде Комиссара в опере Дмитрия Кабалевского «В огне» и Нагульнова в «Поднятой целине», сам в партию коммунистов не вступил. Впрочем, вопрос «почему» на самом деле довольно ясен: не захотел человек вступать и все тут. Интересно другое: как он смог не вступить, когда известно, что предлагали ему это сделать аж четыре раза, и уровень приглашающих был весьма высок.

Сергей Павлович со слов своего дяди рассказывает об этом примерно так. «Понимаете, – объясняет партийному чиновнику народный артист, – я в анкетах всегда пишу, что мой отец – преподаватель сельской школы. Это действительно так: мой отец учил детей в сельской церковно-приходской школе. Но я никогда не указывал, что он был еще и дьяконом, и это на самом деле было главным его занятием. Если, подавая заявление в партию, я укажу на свое социальное происхождение, меня, конечно, не примут. Если же не укажу, то, значит, обману партию. А я этого не могу». Так и не написал он заявления ни разу. (Кстати говоря, в энциклопедическом справочнике «Тверская область», вышедшем уже в постсоветское время, тоже сказано, что народный артист СССР А.П.Иванов родился в Чижове в семье учителя, но отнюдь не дьякона.)

На самом деле не только отец, но и мать великого артиста Клавдия Матвеевна была из духовного сословия. Ее отец Матвей Григорьевич Полозов был весьегонским священником. В какой именно церкви он служил, потомки не знают. Остался только старинный снимок, сделанный в фотографии Д.И.Орлова в Твери, что располагалась на углу Трехсвятской улицы и Мироносицкого бульвара (ныне бульвар Радищева), на котором Матвей Григорьевич запечатлен вместе с супругой Ольгой Андреевной. Судя по тому, что дочь свою священник даже грамоте толком выучить не смог, приход, видимо, был не очень богатый. Тот же Сергей Павлович, внук Клавдии Матвеевны, говорит, что бабушка только считать умела, причем исключительно деньги. Что, кстати говоря, не помешало поповской дочери пережить три революции и пять войн и умереть в феврале 1962 года на 93-м году жизни. Единственное завещание, которое она оставила, состояло во фразе: «Никаких камней на мою могилу прошу не класть». Немало, судя по этой фразе, тягот пришлось снести ей в этой жизни, раз после смерти захотелось ей от них отдохнуть. Так и лежит мать солиста Большого театра на деревенском кладбище под простым крестом.

Отец артиста в отличие от его матери был человеком для своего звания довольно образованным. Он окончил Тверскую духовную семинарию, а до этого – Краснохолмское духовное училище. Священником же Петр Михайлович не стал по причине своего легкомыслия. Дело в том, что после сдачи одного из выпускных экзаменов за курс семинарии он с друзьями отпраздновал это событие настолько бурно, что был изгнан из учебного заведения без документа об образовании. Петра выручил природный бас – мощный, красивый, мягкого тембра, как позже описывал отцовский голос Алексей Иванов. Он пел и в семинарском хоре, и в архиерейском хоре при кафедральном Спасо-Преображенском соборе. Правда, платили певчим очень немного. Поэтому, когда подвернулось место дьякона в селе Чижово Бежецкого уезда, он, не колеблясь, согласился. И женился Петр Михайлович на дочери священника из своего родного Весьегонского уезда скорее всего для того, чтобы получить это место: иначе его не рукоположили бы в дьяконы.

Надо сказать, что на свою судьбу Петр Михайлович никогда не роптал. Для крестьянского сына, каковым он был рожден, стать дьяконом было нешуточной карьерой. Его отец рано умер, мать вышла замуж, и попечение о его воспитании взял на себя местный священник В.Н.Никольский. Он-то и выучил мальчика, а потом помог определить в семинарию.

Семинария, кстати говоря, давала приличную музыкальную подготовку. Так что дети дьякона Иванова, певшие на клиросе чижовской церкви, основы музыкальной грамоты получали в семье. О церковном начале своей певческой карьеры Алексей Иванов в своей автобиографии тоже, естественно, умалчивает. Как и о том, что отец его продолжал дьяконствовать и после революции. И даже когда в начале 30-х годов церковь в Чижове закрыли, колокола с нее торжественно сбросили, а священника Любского отправили в лагерь, дьякон Петр Иванов не захотел оставить церковное служение и перешел в церковь в селе Фролево. Только в опаснейшем 1937 году, по настоянию сына Алексея, уже известного тогда оперного певца, он оставил церковную службу. Было ему в ту пору 67 лет. А умер он шесть лет спустя, в сентябре 1943 года.

От Воскресенской церкви в селе Чижово ныне осталась только колокольня. Да и жителей там сильно поубавилось. До войны в нем было 450 дворов. По переписи 1989 года числилось уже всего 133 жителя. А теперь и того меньше.

Братья и сестры

Алексей (домашние чаще звали его Леней) был в семье самым младшим.

Старшей была его сестра Александра, родившаяся в 1893 году. Ничем не была примечательна ее жизнь, кроме одного: всю ее с первого до последнего дня (а умерла она 1 мая 1972 года) Александра Петровна провела в родном селе Чижове. Непростой была эта обыкновенная жизнь. Войны и революции бушевали где-то далеко от Чижова, но волны их докатывались до бежецкого села. Во время первой из них разрушили барскую усадьбу, за что и пришла потом расплата в виде коллективизации. Второй такой волной стала Великая Отечественная война, на которую ушло почти все мужское население села. Среди них был и двадцатилетний сын Александры Александр, погибший при бомбежке под Белой Церковью. А уж когда церковь разрушили, село и вовсе стало пустеть.

Кстати говоря, мужа Александры тоже звали Александром. Александр Александрович Покровский работал школьным инспектором: ездил по сельским школам, инспектировал их, помогал наладить учебный процесс. Но душа у него оставалась крестьянской. И хозяйство они держали, когда это было возможно, немалое: была в нем и корова, и лошадь (на ней и совершал Александр Александрович свои инспекционные поездки), и ульи пчелиные до 18 штук числом доходили. Случилось так, что в одной из своих поездок муж Александры заболел и, добравшись до дома, почувствовал, что умирает. Собрав последние силы, пошел он в конюшню, простился с лошадью. Потом к корове зашел и с нею простился. А потом добрался до кровати, с которой уже не встал. Таков был, как теперь бы сказали, менталитет сельского интеллигента.

Всю жизнь прожила в родном селе и их дочь Тамара. С той лишь разницей, что на работу она ходила в соседнюю Дуброву, стоящую от Чижова всего в двух километрах. Там, в сельской библиотеке, она и проработала, можно сказать, всю жизнь. Умерла Тамара Александровна сравнительно недавно, в мае 2001 года, 82 лет от роду.

Отчасти загадочной была судьба Сергея Петровича, старшего из братьев Ивановых, родившегося в 1898 году. В семье знают, что во время Гражданской войны он служил у белых и даже был офицером. Неизвестно, как сложилась бы его судьба, если бы он не заболел туберкулезом. Болезнь заставила его покинуть армию и вернуться в родную Тверскую губернию. Службу свою у белых он, естественно, скрыл, что и позволило ему уцелеть. Место работы и проживания он, тоже, видимо, из осторожности, менял довольно часто. Работал то учителем, то бухгалтером в Красном Холме, Кашине, Молокове. Потом с помощью младшего брата перебрался в Тулу, где купил дом. Там, в Туле, Сергей Петрович и умер в 1969 году.

Отдельного рассказа заслуживает, безусловно, Мария Петровна, в замужестве Ильинская. Она родилась в 1895 году. В 1917-м успела – в последнем выпуске – окончить Тверское епархиальное училище. Об этом учебном заведении уже шла речь в «Саге» под названием «Поповны и поповичи» («ТЖ» за 21 января 2006 г.). Напомню, что епархиальные училища, предназначенные для обучения дочерей священнослужителей, давали неплохое педагогическое образование. Благодаря ему дочь сельского дьякона стала советской учительницей. Надо сказать, что учителям в Стране Советов хоть и мало платили, но почитать их умели. И фильмы о них снимали (один знаменитый фильм так и назывался: «Сельская учительница»), и книги писали. А самое главное: было такое правило, что учителя, проработавшего в школе 25 лет, представляли к ордену Трудового Красного Знамени. Таким орденом был награжден муж Марии Петровны Павел Александрович Ильинский, тоже учитель. А она сама была удостоена и вообще высшей в СССР награды – ордена Ленина. Правда, до этого пришлось ей немного в тюрьме посидеть, числясь по разряду «врагов народа».

Случилось это во время войны, в селе Еськи отстоявшем от Чижова всего в нескольких километрах. В тамошней школе жили и работали тогда Ильинские. В 1942 году Павел Александрович, у которого была бронь, не вынес косых взглядов соседок-солдаток и ушел добровольцем на фронт, оставив жену с тремя детьми-подростками. В Еськах в это время появились две эвакуированные из Ленинграда учительницы той же, что у Марии Петровны, специальности – физики и математики. Работать им, кроме как в школе, было негде, и решили они освободить себе место самым простым по тем временам способом: с помощью доноса.

Эту историю Сергей Павлович, которому было в ту пору 14 лет, помнит хорошо. Он работал тогда в колхозе и, когда матери пришла повестка с предписанием явиться с паспортом в бежецкую милицию, повез ее в райцентр на лошади, которую ему дали для того, чтобы отвезти и сдать в заготконтору выловленную колхозниками рыбу. Она о худом тогда и не думала. Решила, что повестка связана с какими-то формальностями. Приехали они в милицию раньше, чем следовало. Дежурный взял у матери паспорт и сказал: «Погуляй пока, придешь, когда назначено». Мария Петровна и говорит сыну: «Что ты будешь меня дожидаться? Сдавай рыбу и возвращайся домой. А я вечером с колхозной машиной приеду». Но вечером вместо матери в квартире Ильинских (они жили на первом этаже школы) появились двое в кожаных куртках. Надо сказать, что Петр Михайлович жил тогда в Еськах, но, сообразив, что родство с бывшим дьяконом может сильно повредить дочери, спешно ушел в Чижово. Чекисты допросили Сергея и устроили обыск, который продолжался до двух часов ночи. Потом Сергей ездил несколько раз в Бежецк, возил для матери передачи. Однажды она передала ему мешок, вроде бы от переданных продуктов. Но Сергей помнил, что в таком мешке он ей ничего не передавал. А дома на внутренней поверхности мешочка они с сестрой сумели прочесть письмо матери: «Меня предали…» И дальше о том, кто и как предал.

История эта закончилась через восемь месяцев полным оправданием Марии Петровны. Сергей на суде не был (детей не пустили), так что подробностей не знает. Знает только, что судили мать на выездном заседании областного суда и что фамилия судьи, вынесшего крайне редкий для тех времен оправдательный приговор (да еще по печально знаменитой 58-й статье!), была не то Ершов, не то Ежов.

Автор: Сергей ГЛУШКОВ
12

Возврат к списку

В Твери названы имена лучших молодых поэтов России
Во вторник Тверь стала литературным центром всей нашей огромной страны: во Всемирный день поэзии в столице Верхневолжья подвели итоги Всероссийского конкурса молодых поэтов «Зеленый листок», учрежденного поэтом Андреем Дементьевым. Награждение победителей проходило в единственном в России Тверском Доме поэзии.
22.03.201721:38
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31 1 2
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию