23 Февраля 2017
$57.48
60.45
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Тверская сага01.06.2010

Из жизни чекиста. Часть 6

В начале 1968 года закончилась германская командировка офицера госбезопасности Николая Кривова, и он вернулся к месту основной службы, в управление КГБ по Калининской области. Здесь он был назначен начальником 1-го отделения 2-го (контрразведывательного) отдела.

В начале 1968 года закончилась германская командировка офицера госбезопасности Николая Кривова, и он вернулся к месту основной службы, в управление КГБ по Калининской области. Здесь он был назначен начальником 1-го отделения 2-го (контрразведывательного) отдела. Как человеку, много лет прожившему за границей, Николаю Кривову поручили заниматься иностранными гражданами, посещающими Калинин и область. На языке, принятом в органах, это называлось проведением активных мероприятий.

Под маской дипломатии

Конец 60-х – начало 70-х годов прошлого века – период продолжающейся «холодной войны» между Советским Союзом и странами Запада. Мир поделен на две враждебные части: социалистический лагерь и капиталистические страны. Внутри социалистического рая тоже не все ладно: уже произошли венгерские события 1956 года, воздвигнута Берлинская стена, на носу танковая «пражская весна», сложные отношения складываются с не вполне социалистической Югославией. Немалое число жителей СССР с завистью поглядывает в сторону Запада, где вожделенное товарное изобилие и демократические свободы. Молодежь вздыхает по остродефицитным джинсам, модным пластинкам с записями рок- и поп-музыки.

Впрочем, информации о жизни за железным занавесом не так и много. Немногочисленные средства массовой информации все сплошь государственные и лишнего не сообщают, зарубежные радиостанции, передающие новости и запретную музыку, подвергаются глушению. Интернета нет и в проекте, мобильной связи тем более, почтовая переписка ограниченна, попасть за границу лично советский человек может только в исключительных случаях после тщательной проверки в органах правящей коммунистической партии и госбезопасности.

Гражданам зарубежных стран приехать в Советский Союз было намного легче, и в столице иностранцем никого не удивишь. Не то что в провинции, где каждый иностранный гость вызывает у советских граждан самый живой интерес. Обывателям любопытно просто посмотреть на его одежду, если удастся, то поговорить, выпросить что-то из мелочей, хотя бы недоступную в то время жевательную резинку. У представителей органов госбезопасности к интуристам был свой интерес, профессиональный. Практически в каждом зарубежном госте они подозревали агента вражеских спецслужб и тщательно отслеживали пути следования, контакты с местными жителями.

Обстановку в советском обществе и задачи КГБ на тот момент достаточно точно выражает следующая цитата:

«Успехи советского народа в коммунистическом строительстве вызывают бешеную злобу в стане империалистов и их стремление сорвать выполнение грандиозных планов нашего государства, ослабить союз социалистических стран, развязать новую мировую войну…

В обострении обстановки на международной арене немалая роль принадлежит империалистическим разведкам. Вражеские разведки, и в первую очередь разведывательные органы США, Англии и ФРГ, предпринимают отчаянные усилия к тому, чтобы получить информацию о военном, экономическом потенциале Советского Союза, о новейших достижениях науки и техники, чтобы совершать идеологические диверсии и подорвать веру советских людей в светлые коммунистические идеалы. Попытки иностранных разведчиков и агентов проводить указанную подрывную деятельность мы ощущаем и в нашей области, где противник может использовать складывающуюся оперативную обстановку. Характерной особенностью этой обстановки является массовый заезд в область иностранцев различных категорий.

Так, за истекший год в области побывали 2300 дипломатов из капиталистических стран, 10 тысяч туристов, несколько иностранных делегаций, имели место въезды иностранцев по частным делам. К этому количеству иностранцев необходимо добавить длительное проживание в области около 100 африканских студентов и 60 специалистов из Франции, Голландии и ФРГ, участвовавших в монтаже завода в городе Торжке. Причем количество иностранцев, посещающих область, с каждым годом возрастает, в перспективе открывается возможность массового заезда иностранцев на озеро Селигер, где уже в этом году начинает функционировать специальное охотничье хозяйство для иностранцев». (Из доклада к совещанию оперсостава УКГБ по Калининской области и особых отделов об итогах агентурно-оперативной работы за 1967 год.)

С такими установками КГБ работало вплоть до конца 80-х годов, когда в стране уже были провозглашены перестройка и ускорение вкупе с гласностью.

Из всех иностранцев, бывающих на территории области, органы в первую очередь и больше всего интересовались жителями враждебно настроенных к СССР государств. А таких в то время было немало. Первое место в этой номинации прочно удерживали Соединенные Штаты Америки.

Не секрет, что свою подрывную деятельность иностранные спецслужбы и организации во многих случаях осуществляли в так называемых легальных формах. Конечно, никакой закон не разрешит иностранному государству держать под крышей своего посольства или консульства резидентуру спецслужбы. Однако такие резидентуры создавались и действовали, а иногда и возглавлялись самими послами.

Вспоминает Николай Васильевич Кривов:

– Больше всего иностранных «дипломатов» интересовали объекты противовоздушной обороны, авиационные части, расположенные в Мигалове, Торжке, Хотилове, Ржеве, воинские части, закрытые спецобъекты на острове Городомля и под Кимрами, в Подберезье, режимные предприятия, а также кабельная правительственная связь, пролегающая параллельно автостраде Москва–Ленинград.

Калининские оперативники работали совместно с новгородскими коллегами, нами был разработан план, определяющий мероприятия по противодействию спецслужбам противника. Разведывательному устремлению спецслужб противника чекисты противопоставляли активные агентурные и оперативные мероприятия.

По всей трассе следования иностранцев по Калининской области была задействована система непрерывного наблюдения за действиями иностранцев, в том числе и непосредственно в машинах по пути их следования. В активное наблюдение в районе Калинина иностранцев включали, как правило, на окружной дороге, в районе видимости аэродрома «Мигалово», где они сбрасывали скорость до 30–40 км в час и начинали вести активную фотосъемку. Советская система наблюдения позволяла незаметно для иностранцев фиксировать все их действия, даже мелочи, так что чекисты абсолютно точно знали, с каким разведывательным багажом гости завершали свою поездку в Новгороде или Ленинграде.

Объекты фотосъемки были в общем-то известны наперечет. Николай Кривов и его коллеги абсолютно точно знали, что в Торжке «дипломаты» будут с автострады фотографировать вертолетную часть; в Куженкино они совершат попытку съезда с автотрассы на лесную дорогу, запрещенную для проезда, чтобы поближе подобраться к летной части в Хотилове. Американские военные атташе под предлогом розыска могил каких-то дальних родственников посещали Осташков. Но интересовались американцы больше не могилами, а островом Городомля, точнее, расположенным здесь подземным военным заводом.

В то время как иностранные атташе нажимали на кнопки фотоаппаратов, их в свою очередь также фотографировали. На основании фотосъемки составлялись и рассылались дипломатические представительства о недозволенной деятельности дипломатов, несовместимой с их статусом.

Одно время в Калинине военные дипломаты-американцы зачастили в район воинской части возле полиграфкомбината. Было принято решение наказать их, для чего им дали возможность подъехать к объекту, а когда они скрылись из зоны видимости, на дороге был поставлен знак «въезд воспрещен». На обратном пути дипломаты были остановлены у этого знака. После составления акта интерес к объекту отпал.

Как в фильме «Беспокойное хозяйство», чекисты совместно с академией ПВО проводили мероприятия по организации ложных объектов. Суть мероприятий сводилась к тому, что на одном или нескольких участках, представляющих интерес для иностранцев, давались направленные излучения, имитирующие действующие объекты. Гости в попытке обнаружить новый для них объект нередко попадали в ловушки – запрещающие выезд знаки и т.д. Противоправные действия документировались и доводились до посольств.

Номер с видом на самолет

Наибольшей популярностью у американских разведчиков пользовалась калининская гостиница «Селигер», расположенная, как известно, на Советской улице. Военные атташе вместе с секретарями посольств обычно появлялись в городе, когда в мире происходили какие-то значимые политические события. В «Селигере» разведчики спрашивали номера с окнами, выходящими на восток или запад. Такие номера в гостинице находятся в крыле по Студенческому переулку. Обслуживающий персонал с пониманием относился к запросам гостей и не селил в номера по Студенческому переулку посторонних граждан. Из окон «шпионских» номеров удобно было наблюдать за пролетающими самолетами Мигаловского аэродрома, что, заходя на посадку, как раз идут курсом с востока на запад. Расположившись с комфортом в западно-восточных номерах, иностранцы вели скрытную, как им казалось, фотосъемку летающих объектов. Правда, недолго. Очень скоро они и сами стали объектами фотографирования советских контрразведчиков. Наблюдение велось из дома напротив гостиницы (с продовольственным магазином на первом этаже), а также из номеров этажом выше. Первое время оперативники дожидались, когда вражеские агенты отправятся в гостиничный ресторан. За время их трапезы чекисты успевали обследовать номера и засветить пленки из фотоаппаратов. Дипломаты возвращались в Москву, как им думалось, с богатым уловом наблюдений, а на деле выходило, что с безнадежно испорченными негативами. Потом иностранные агенты усилили бдительность и перестали отлучаться из номеров даже ненадолго. Но это не помогло, поскольку у чекистов появились более тонкие способы ведения наблюдения.

Немало драм и сцен из шпионских детективов разворачивалось в те годы за толстыми стенами гостиницы «Селигер», самой популярной среди сотрудников американского ЦРУ и советского КГБ. Немало интересного могли бы порассказать и рядовые работники из обслуживающего персонала «Селигера», ведь многие горничные, официантки, переводчицы, портье, администраторы являлись штатными или внештатными помощниками комитета. В большей степени это касалось переводчиков, вернее переводчиц. Не секрет, что выпускницы факультета иностранных языков пользовались пристальным вниманием органов. Это и понятно: людей, знающих иностранные языки, в Стране Советов было крайне мало, к тому же у переводчиков были легальные возможности для общения с иностранцами.

«Клим»

Наряду с активной работой по представителям спецслужб Америки и ее союзников контрразведывательный отдел также уделял внимание большому наплыву (более 10 тысяч человек за год) в Калинин иностранцев по линии туризма, иностранных специалистов, приезжающих по частным делам, и других категорий приезжающих. Они выходили на контакты с иностранцами, которые впоследствии становились объектами интереса центральных органов КГБ.

Однажды в Ленинграде в процессе изучения потока иностранных туристов из стран Западной Европы был взят под наблюдение и активную проверку представляющий оперативный интерес иностранец. Назовем его «Клим».

По ходу тура «Клим» должен был прибыть в Тверь, где по просьбе Ленинграда местные чекисты должны были продолжить мероприятия по его изучению и возможной компрометации. Клим по прибытии в город начал искать связи по совершению валютной сделки. (В СССР в то время торговля валютой была уголовно наказуема.) Возможность сбыть валюту сотрудники 1-го отделения ему предоставили. Валютчики тогда собирались возле мотеля «Тверь», в котором останавливались проезжающие по дороге Москва–Ленинград иностранцы. Клим был задержан во время долларовой сделки, его незаконная деятельность была запротоколирована, и он вместе с документами, его обличающими, для дальнейшей работы с ним отправлен в распоряжение КГБ Москвы. Нежелательного гостя изолировали, не выходя за рамки закона. Что стало с Климом дальше, калининским оперативникам не сообщили. Скорее всего его попытались завербовать.

Недостающий элемент

Советских контрразведчиков, безусловно, интересовали иностранцы, приезжающие с деловыми либо научными целями. Объектом пристального интереса становились их документы. Если агентура сообщала, что объект вышел из гостиницы, а при нем нет ни папки, ни портфеля, оперативные работники проводили негласный осмотр гостиничного номера, производили фотокопирование. Научными работниками занималась, как правило, научно-техническая разведка (НТР). Кража интеллектуальной собственности – один из излюбленных сюжетов мировой шпионской литературы, характерный для деятельности спецслужб всех стран.

Николай Васильевич вспоминает такой случай. В 70-е годы прошлого века научные сотрудники одного из калининских институтов активно работали над созданием искусственного волокна для использования в космических разработках. Работы близились к концу, но для полного завершения своего открытия ученым не хватало необходимого элемента. Было известно, что один из знакомых нашим ученым иностранцев также занимается этой проблемой, но, насколько далеко он продвинулся в своих поисках, было неизвестно.

Помог случай: иностранец, будучи в Москве, сам напросился в Калинин на встречу с нашими учеными. В ходе встречи стало известно, что гость располагает недостающим советским коллегам элементом, но не спешит раскрывать свои карты. Было принято решение о проведении в отношении иностранца специального мероприятия (понятно какого), которое и приблизило наших калининских ученых к завершению их открытия. Космос получил от калининцев хороший подарок.

Работа калининских чекистов в 70-е годы по активному противостоянию разведывательно-подрывной деятельности иностранных спецслужб сегодня оценивается по-разному. Из двадцать первого века нетрудно высказывать самые противоположные мнения. Но Николай Васильевич Кривов убежден: наши чекисты могут открыто смотреть людям в глаза, ибо они всегда стремились честно выполнять свой профессиональный и человеческий долг. Основным содержанием ежедневной работы контрразведчиков были и остаются защита национальных интересов, обеспечение безопасности страны и граждан России. К сожалению, многие материалы того не слишком давнего времени и сейчас являются оперативно актуальными и пока не подлежат публичному оглашению. Ряд агентов-двойников, завербованных нашим земляком, и по сей день являются действующими, и обнародовать информацию об их деятельности означает провалить агентов.

Вместо эпилога

В Управлении КГБ по Калининской области Николай Васильевич проработал до 1974 года и вышел с отставку в звании полковника КГБ. На его парадном кителе множество наград. Воинские заслуги отмечены орденами Отечественной войны II степени и Красной Звезды, многочисленными медалями. За службу в органах КГБ он награжден почетными знаками контрразведчика и сотрудника госбезопасности. Есть награда и Германской Демократической Республики – медаль «За заслуги перед национальной народной армией ГДР».

Сыновья выросли, двое из них пошли по стопам отца. Средний, Олег, живет в Москве и работает в Министерстве иностранных дел. Младший, Евгений – подполковник КГБ, недавно вышел в отставку. Старший сын, Виктор, по профессии был музыкант. Недавно его не стало. У Николая Васильевича три внучки и внук-суворовец. Верной спутницы жизни Елены Георгиевны нет с ним уже пятнадцать лет.

В прошлом году Николаю Васильевичу Кривову исполнилось 85 лет. Он ведет достаточно активный образ жизни, насколько позволяет здоровье, интересуется окружающей жизнью. Падение Берлинской стены, воссоединение Германии, распад Советского Союза ветеран КГБ перенес с трудом. Долгие годы его работы в разведке и контрразведке были посвящены выполнению совсем других целей.

В последние годы Николай Васильевич занимается написанием мемуаров. Его долгая жизнь, наполненная интереснейшими событиями, безусловно, достойна быть достоянием потомков, а не только членов семьи. Подтверждением тому – единственный в своем роде цикл статей в рубрике «Тверская сага», в который в сокращенном виде вошли воспоминания ветерана Великой Отечественной войны полковника КГБ в отставке Николая Васильевича Кривова.

Автор: Марина ШАНДАРОВА
50

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

Губернатор Игорь Руденя вручил награды защитникам Отечества
«…Слова всем словам в языке у нас есть: Слава, Родина, Верность, Свобода и Честь» - звучали сегодня в областном драмтеатре хрестоматийные строки Вадима Шефнера. Прекрасные стихи. И все же те, кто пришел сюда в канун Дня защитника Отечества на торжественное собрание могли бы немного с ними поспорить. Для этих людей Родина, Честь, Достоинство, Мужество, не просто слова – смысл жизни.
22.02.201720:17
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 1 2 3 4 5
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию