10 Декабря 2016
$63.3
67.21
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Тверская сага01.06.2010

Из жизни чекиста. Часть 4

В середине июня 1947 года Николай Кривов получил новое назначение: его перевели в город Лейпциг, в создаваемый оперативный сектор МГБ, где он занял должность старшего оперуполномоченного контрразведывательного отдела.

В послевоенной Германии

В середине июня 1947 года Николай Кривов получил новое назначение: его перевели в город Лейпциг, в создаваемый оперативный сектор МГБ, где он занял должность старшего оперуполномоченного контрразведывательного отдела.

Лейпциг был одним из крупнейших городов советской зоны оккупации Германии. Он считался городом торгово-промышленных ярмарок, которые проходили здесь дважды в год, осенью и весной, и привлекали большое количество зарубежных гостей, в том числе и тех, что прибывали в Восточную Германию с разведывательными целями. Такие «гости» и были объектами пристального внимания Николая Кривова и его коллег.

Лейпцигский оперсектор укомплектовали оперативными работниками, следователями, переводчиками, техническим составом, оснастили автотранспортом, выделили служебное помещение на улице Виндчайдштрассе, по соседству с которым находился жилой дом для сотрудников оперотдела.

Политическая жизнь Германии протекала достаточно активно. В 1948 году на базе коммунистической и социал-демократической партий была создана Социалистическая единая партия Западной Германии (СЕПГ), на местах создавались новые органы власти, что не осталось без внимания западных политиков и представителей спецслужб Германии, Англии, Франции и США. По мнению Николая Кривова, 1947-49 гг. были годами наиболее активной деятельности американских спецслужб по привлечению немцев, проживавших в советской зоне оккупации, к разведывательной работе в интересах США. Часто это привлечение носило достаточно массовый характер и сопровождалось ощутимыми денежными вливаниями.

В полномочия лейпцигского оперотдела входило ведение разработок объектов, следствие, возбуждение и ведение дел вплоть до передачи их в суд. Николаю Кривову поручили вести следующий участок работы: Полицейский президиум Лейпцига, криминальную полицию (так называемую К-5), ярмарочный комитет, суд и подразделения юстиции.

Одним из первых агентов Запада, разоблаченных Николаем Кривовым на новом месте службы, был некто Ханс Шнейдер, бывший офицер СС и инвалид войны, а в мирное время тихий бюргер, владелец небольшой фирмы по продаже канцтоваров. Правда, разоблачение это произошло, в сущности, по инициативе самого агента.

Ханс Шнейдер, как и другие офицеры фашистской Германии, пришел на регистрацию в военную комендатуру. При этом вел себя крайне взволнованно, чем и вызвал к себе интерес со стороны дежурного офицера. Оперативная проверка показала, что Ханс Шнейдер вместе с семьей живет на небольшой вилле, где нередко принимает гостей на машинах с западными номерами, а также по долгу службы разъезжает по городам советской зоны оккупации. Спустя неделю после первого визита Шнейдер явился в комендатуру и попросил о встрече, как он выразился, с офицером советской секретной службы. Таким офицером оказался Николай Кривов. Шнейдер сообщил ему, что примерно год назад его посетил фронтовой товарищ, а ныне житель Западной Германии некто Фогель и предложил за крупное вознаграждение возглавить разведывательную сеть, уже действующую в окрестностях Лейпцига. Шнейдер после долгих раздумий свое согласие стать резидентом дал и какое-то время исполнял нелегкие шпионские обязанности. Однако затем принял решение выйти из игры, при этом он сдал пятерых агентов и канал связи с американцами. Судя по поведению бывшего эсэсовца, такое решение далось ему очень и очень непросто.

Работая в дальнейшем в Германии, Николай Кривов обратил внимание, что такие свойства немецкого характера, как педантичность, аккуратность, стремление к порядку и нелюбовь к хаосу, в полной мере характерны и для разведчиков-агентов. Это значительно облегчало разоблачение агентов. Не раз советским офицерам приходилось при обысках находить копии переданных сообщений, отчеты о полученных средствах, списки коллег по работе. Аккуратные немецкие шпионы хранили компрометирующие их сведения подчас даже не в тайниках, а в прикроватных тумбочках. Сами обыски нередко также проходили без ненужной волокиты. Бывало, что хозяин дома добровольно выдавал искомое, так что дело не доходило до распарывания перин и выламывания паркета.

Пик работы советских и немецких оперативников приходился на время проведения в Лейпциге ярмарок. В 1949 году усиление деятельности зарубежных спецслужб было связано с готовящимся провозглашением на территории советской зоны оккупации Германской Демократической Республики (ГДР). Днем рождения ГДР считается 7 октября 1949 года – день проведения расширенного заседания центрального комитета СЕПГ. Никто тогда, разумеется, не мог предположить, что жизнь новорожденной страны продлится всего 41 год, и 3 октября 1990 года Германия, разделенная на восточную и западную части, вновь станет единым государством.

С образованием ГДР многие функции, выполнявшиеся советскими чекистами, стали передаваться создаваемым немецким спецслужбам, в том числе будущей могущественной «Штази». Наши оперативники переходили на роли советников, инструкторов, консультантов. Ведь большая часть немецких сотрудников не имела никакого опыта работы в органах безопасности. Николай Кривов такую смену рода деятельности воспринял с облегчением. У него наконец-то появились выходные дни, первые за годы службы, которые он смог проводить со своей молодой семьей. А в 1953 году он вернулся на Родину, которую не видел двенадцать лет. Кривовы уезжали из Германии в марте 1953 года, еще не зная, что едут в страну, стоящую на пороге перемен. Они не могли знать и того, что еще вернутся в Германию и тоже застанут ее в судьбоносный момент.

На Родине

Советским оперативным работникам, возвращающимся в СССР, предоставлялось право выбора места проживания. Можно было выбрать любой город огромной страны, за исключением Москвы, Ленинграда и столиц союзных республик. Кривовы решили обосноваться в Калинине. Отъезд был намечен на 7 марта 1953 года, но неожиданно был задержан на неделю. Причина была более чем серьезная – умер Сталин, и на время проведения похорон проезд через столицу был закрыт. 13 марта 1953 года Николай Кривов с женой Еленой и сыном Виктором прибыли в Калинин. Николай Кривов поступил в распоряжение Управления КГБ по Калининской области. У него состоялась короткая беседа с начальником УКГБ полковником Лякишевым, после которой Кривова назначают на должность заместителя начальника 3-го отделения 1-го отдела. Первый отдел занимался контрразведывательной работой, а его третье отделение специализировалось на немецком направлении.

1 апреля 1953 года Николай Кривов вышел на новое место службы. За несколько недель до этого УКГБ по Калининской области было переведено из здания на Советской улице (теперь там размещается медакадемия) в здание на Советской площади. Работать чекистам приходилось много. По заведенной еще в годы Большого террора традиции рабочий день оперсостава длился не менее четырнадцати часов, а у руководителей и того больше. К работе приступали в 10 утра, в пять часов уходили на обед до 8–9 вечера, после чего возвращались на службу, где оставались часов до трех ночи. Суббота также была рабочим днем (не только у чекистов, у всех работающих жителей Страны Советов), правда, укороченным – до 17.00. Единственным свободным от работы днем оставалось воскресенье.

Первое задание Николая Кривова, полученное им на родной земле, было напрямую связано с изменениями в жизни страны. До реабилитации незаконно репрессированных было еще далеко, но свежее дыхание перемен уже чувствовалось. Николаю Кривову было поручено разобраться с делами подозреваемых в намерении совершить террористический акт. Папки с делами размещались в двух больших металлических шкафах. Один шкаф был занят делами по так называемому центральному террору, другой – по местному. Под центральным террором понималось совершение актов в отношении членов ЦК и правительства. Под местным – то же самое областного или районного масштаба. Николай Кривов принялся тщательно изучать материалы. Как очень скоро он понял, большая часть дел была заведена лишь на основании ничем не подтвержденных письменных или устных заявлений, нередко анонимных. Многие дела по «терроризму» были заведены на граждан, высказывавших недовольство в отношении нерадивых местных руководящих работников. С такими лицами проводились беседы, а заведенные дела уничтожались.

Смехотворными, на взгляд Николая Кривова, в Германии боровшегося с реальными врагами социализма, выглядели дела по «центральному» террору. Вот одно из них. Два деревенских мужика решили покурить самосад, для чего использовали старую газету. На беду она содержала портрет вождя всех народов. Спустя некоторое время один из курильщиков донес на другого. Так родилось дело по обвинению в покушении на совершение террористического акта на самого Сталина! Проверка показала абсурдность предъявленных обвинений. Колхозника отпустили, дело уничтожили. И таких дел-пустышек в шкафах было абсолютное большинство.

Намного интереснее было работать по знакомой с Германии линии выявления реальных врагов. После войны в стране проводилась большая оперативная работа по розыску бывших агентов немецкой разведки, карателей, полицаев, старост, бургомистров и других пособников оккупантов, сотрудничавших с немцами в 1941-43гг. Некоторые из них со временем превратились в рядовых советских граждан, они жили обычной жизнью, имели семьи, работали, причем иногда очень хорошо. Однажды чекисты получили информацию о группе граждан, выдвинутых на высокие правительственные награды. С удивлением они обнаружили в списке одну из своих подопечных – колхозницу, находящуюся в разработке по подозрению в активном сотрудничестве с немцами. Со времени окончания войны прошло около десяти лет, но отвечать за содеянное все равно приходилось. Розыск военных преступников продолжался и спустя несколько десятилетий после завершения Великой Отечественной войны.

В 1957 году Николай Кривов поступил в Высшую школу КГБ на заочное отделение, а в декабре того же года был назначен начальником 3-го отделения. Отделение состояло из 10 человек. В оперативном производстве отделения находились разработки на лиц, подозреваемых в связях с иностранцами, с разведорганами противника, на агентов немецкой разведки, на активных пособников немецких оккупантов.

План «Вымпел»

В начале 1959 года в судьбе Николая Кривова вновь наметился крутой поворот. По запросу Управления кадров КГБ трех старших офицеров-калининцев из числа участников Великой Отечественной войны зачислили в спецподразделение «Вымпел». Одним из них оказался Николай Кривов.

Перед зачислением в «Вымпел» надо было пройти четырехмесячные курсы подготовки. Обучение проходило на базе ВДВ в городе Костроме в самом жестком режиме – ежедневная физическая и боевая подготовка с раннего утра до позднего вечера, всего один выходной день в неделю. Из «вымпеловцев» стремились сделать так называемых «летающих» бойцов, умеющих прыгать с парашютом с разной высоты и разных летательных аппаратов на воду, на лес, на болото, на населенный пункт, сбрасывать оружие и грузы. Боевая подготовка включала ознакомление с видами вооружений, подрывное дело. Силовая подготовка – умение защитить себя без оружия, форсирование водных преград. Вечером после таких занятий «вымпеловцы» валились в казарме на койки, едва успев раздеться и умыться. За четыре месяца они стали настоящими бойцами спецподразделения. Изучали карту мира, гадая, где придется применять полученные навыки. После завершения обучения курсантов распустили по домам, предупредив, чтобы не расслаблялись, потому что они могут понадобиться в любое время. Однако время шло, а вызова все не поступало. Николай Кривов пришел к выводу, что спецподразделение «Вымпел» ни в каких активных мероприятиях по линии КГБ задействовано не было и с течением времени надобность в использовании слабо мобильного, разбросанного по регионам отряда отпала. И все же время, проведенное в Костроме, чекист Кривов не считал потерянным. Благодаря подготовке в отряде он расширил границы своих физических и психологических возможностей, военно-оперативные познания, что очень помогло в дальнейшей работе в органах.

Шпион, которого разоблачили

Пока Николай Кривов проходил подготовку в «Вымпеле», в Калинине была успешно проведена одна из самых громких и успешных операций по разоблачению и задержанию сотрудника Главного разведывательного управления Генштаба Советской Армии и одновременно агента американских спецслужб подполковника Попова. История эта достаточно известная и все же достойна упоминания в нашей «Саге».

Попов был связан с атташе посольства США в Москве Расселом Аугустом Лэнжелли. Должность атташе была, разумеется, прикрытием для деятельности матерого американского разведчика. Лэнжелли привлек внимание советских контрразведчиков, и за ним установили плотное наблюдение. Одним из выявленных контактов Лэнжелли был подполковник Петр Семенович Попов, проживавший в то время в Калинине.

Специально для разработки Попова в Калинине была создана группа из местных чекистов. В нее вошли сотрудники 3-го, «кривовского», отделения. Следить за Поповым было сложно, хотя бы в силу того, что он был сам разведчик и поэтому отлично знаком с методами работы органов госбезопасности. Имелись и осложняющие обстоятельства. В Калинине Попов жил на улице Медниковской, застроенной одно-, двухэтажными деревянными домами, где люди, как в деревне, знали друг друга в лицо и где появление постороннего человека не могло остаться незамеченным. Все же чекисты сумели организовать плотное наблюдение за объектом, не вызвав у него подозрений. Было установлено, что Попов получает письменные сообщения от Лэнжелли, совершает поездки в столицу, в Калинине общается с офицерами, имеющими доступ к интересующим его заокеанских хозяев объектам. Добытые чекистами материалы не оставляли сомнений в его связях с американской разведкой, поэтому было принято решение задержать Попова. Арест был произведен 18 февраля 1959 года при очередном выезде Попова в Москву. В момент ареста у Попова изъяли записную книжку с телефоном Лэнжелли и паролем для вызова, блокнот с записанным тайнописью текстом сообщения и другие атрибуты шпионской деятельности. Одновременно на калининской квартире Попова был произведен обыск, во время которого также были найдены уличающие шпиона предметы и материалы.

Следствие выяснило, что Попов передал американцам сведения о содержании закрытых документов ГРУ Генштаба, о дислокации воинских соединений и вооружении частей, а также имена офицеров Генштаба и характер их деятельности. Информацию Попов черпал из бесед с сослуживцами и знакомыми военнослужащими. Разоблаченный двойной агент признался, что состоит на службе в американской разведке с конца 1953 года.

Шпионская деятельность советского офицера щедро оплачивалась. Часть денег он получал наличными, часть переводилась на его счет в одном из банков США. Получал Попов и подарки. Во время обыска на Медниковской было найдено большое количество коробок с обувью.

Военная коллегия Верховного суда СССР приговорила подполковника Попова к высшей мере наказания. Понес кару и его покровитель. Лэнжелли был взят с поличным и выслан из Советского Союза.

Николай Кривов во время своей второй командировки в Германию станет специалистом именно по агентам-двойникам.

Опять Германия

В начале 1961 года Николая Кривова, тогда уже начальника отделения, пригласили в Москву, в Управление кадров КГБ, как было сказано, для ознакомительной беседы. После достаточно стандартных вопросов ему предложили пройти собеседование с преподавателем немецкого языка и сдать письменную работу. Результат экзамена был положительным, и спустя некоторое время Николаю Кривову сообщили, что он должен готовиться к поездке в Германию. 11 августа 1961 года Николай Кривов с женой и тремя детьми выехал в Берлин. 13 августа они вышли на перрон вокзала и не узнали когда-то знакомого города. В ночь на 13 августа в Берлине была выстроена стена, разделившая город на две части – восточную и западную. Это была печально знаменитая впоследствии и ныне уже не существующая Берлинская стена.

Автор: Марина ШАНДАРОВА
33

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

В День Героев Отечества Игорь Руденя встретился с почетными жителями Верхневолжья
Сегодня, в День Героев Оте­чества, губернатор Игорь Руденя встретился с прославленными жителями нашей области. Сразу 10 выдающихся земляков собрались за одним столом. 
09.12.201622:06
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию