22 Февраля 2017
$57.86
61.21
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Культура01.06.2010

Pусский хулиган из Франции

Ныне французский, а раньше советский и российский кинорежиссер Виталий Каневский – фигура довольно-таки одиозная. Простой парень из никому не известного города Сучана (ныне Партизанск), он поступил во ВГИК на режиссерский факультет, с которого отчислялся… семь раз. На родине Каневский прославился, когда в 1990 году стал лауреатом Каннского фестиваля за фильм «Замри, умри, воскресни», получив «Золотую камеру»

Ныне французский, а раньше советский и российский кинорежиссер Виталий Каневский – фигура довольно-таки одиозная. Простой парень из никому не известного города Сучана (ныне Партизанск), он поступил во ВГИК на режиссерский факультет, с которого отчислялся… семь раз. На родине Каневский прославился, когда в 1990 году стал лауреатом Каннского фестиваля за фильм «Замри, умри, воскресни», получив «Золотую камеру».

Впрочем, слава эта не распространилась дальше «киношного», узкого, круга лиц, придя к нему по счастливой случайности, Алексей Герман, член жюри, увидел картину и пролоббировал ее участие в фестивале буквально накануне его открытия. В результате Каневский появился в Каннах настолько неожиданно, что ему даже номер в гостинице не забронировали, поэтому поселиться пришлось на пляже.

Этот фильм Каневского заметили хозяева фестиваля и пригласили его жить и работать во Франции. С тех пор он – француз. Но в Россию регулярно приезжает. На днях знаменитый режиссер побывал в Твери на всероссийской конференции «Молодежь России в ХХl веке»…

– Виталий Евгеньевич, как вы оказались на конференции и с какой целью?

– Я здесь по приглашению Сергея Вострецова, возглавляющего Единый молодежный блок России. Приехал, чтобы снять документальный фильм о российской молодежи. Сейчас в стране происходит столько интересных событий, что быть в стороне от них, даже живя во Франции, я просто не могу. В идеале картина должна получиться масштабной, интересной, музыкальной, оптимистичной. В ней я хочу показать всю молодежь России. По-моему, она делится на три части. Первая – это интеллигентные, образованные, инициативные люди. Вторая – импульсивные, неуправляемые – те, у которых эмоции стоят на первом плане. Третья – самые низы общества: наркоманы, бандиты, алкоголики. Мне кажется, представители первой части должны организовать остальных, сделать их лучше. Надеюсь, мой фильм поможет в этом.

– Как бы вы охарактеризовали сегодняшнее российское кино?

– Россия богата талантами, и сейчас это особенно заметно. Очень много новых имен, новых оригинальных идей…

– А какое направление вы могли бы назвать преобладающим в нашем кино? Если раньше, когда вы еще не переехали во Францию, это было что-то «чернушное», то сейчас…

– Что значит «чернушное»?! Это была не «чернушность», а зеркальное отображение действительности. Ведь кино – это зеркало, и не нужно его бояться. А иначе что получается: если я, горбатый, кривой и косой, подойду к зеркалу и увижу себя в нем красивым и элегантным, то на этом и успокоюсь. Зачем что-то менять, когда все в полном порядке? А если я увижу всю правду, то постараюсь как-то исправиться. Вот так и в кино. Показывая на экране реальную жизнь, мы заставляем людей задуматься о том, почему все так плохо и как это изменить.

– В 1990-м вы круто изменили свою жизнь. Не тянет вернуть все назад, снова приехать в Россию и остаться здесь?

– Тянет. И я приезжаю в Россию и живу иногда подолгу в Питере. Во Франции у меня жена и дочь, там я плачу налоги, но там я тоскую. Мне не интересно, поэтому за границей я только занимаюсь творчеством и почти никуда не выхожу. А Россию я люблю, люблю свой климат, люблю свой народ. Это так красиво и даже неестественно звучит: «Люблю свой народ…» Нет, на самом деле не люблю, а просто не могу без него жить.

– Тогда возникает закономерный вопрос: почему вы решили уехать из России, которую так любите?

– А я ничего не решал. Все решили за меня. В России же как принято? Если ты немножко не такой, быть может, немножко лучше снимаешь кино, значит, на тебя уже начинают косо смотреть. Мне это надоело, и, когда французы предложили остаться, я с радостью согласился. Там я снял несколько картин, которые прошли по всему миру и имели большой успех. Во Франции я уважаемый человек, а в России я – никто и всегда был никем.

– Но почему?

– А потому что есть другие, у которых папы и дяди были цэкашниками, потому что в российском кино все зависит от связей. Лично мне Госкино никогда ничего не давало…

– Насколько известно из вашей биографии, вы всегда против чего-то протестовали.

– Нет, на самом деле протестовать было нельзя. Если бы я стал это делать, власть тут же обломала бы мне рога. Я интуитивно это чувствовал, но внутренне всегда хотел быть другим. Я не хотел учиться в школе, не любил зубрежку, поэтому получал то колы, то пятерки. Я всегда был не согласен со всей этой притворной жизнью, меня тянуло к сути, хотя я ее и не понимал. Когда я учился во ВГИКе, меня 7 раз исключали.

– За что?

– По-разному бывало. Например, мне давали задание, а я в ответ: «И это все? И это вы так учите режиссуре? Я-то думал, что меня будут как в греческих академиях учить! Да плевать я на это хотел!» – и уходил с занятий в монтажную. Там уже работал серьезно с утра до вечера, занимался самообразованием. А потом меня выгоняли за то, что неправильно разговариваю с преподавателями. Конечно, и за другие дела выгоняли. У нас на курсе училось много бестолковых ребят. Каждая союзная республика имела тогда свое место во ВГИКе, так что из группы в шестнадцать человек пятнадцать поступили по распределению. А я прошел по конкурсу и делал им за бутылку водки разные работы. Потом выпивал эту водку, бил их и отчислялся за хулиганство. У меня с сокурсниками были сложные взаимоотношения…

– А какие отношения у вас были с властью? И вообще, какими, по-вашему, они должны быть?

– Я думаю, цензуры не должно быть. Настоящий художник сам себе цензор, потому что ему стыдно быть таким, как все, делать что-либо плохо. Он не хочет опозориться, поэтому строго спрашивает с себя. А что касается взаимоотношений власти и художника, то, я считаю, художник должен уважать власть, потому что без нее не будет порядка. А власть должна уважать художника и всячески его поддерживать. Если этого не будет, то государство перестанет развиваться. В России сегодня, кажется, начали это понимать…

Беседовала Наталья ПУГАЧЕВА

19

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

По программе «Доступная среда» в тверском регионе адаптируют 33 объекта
Тверская область должна быть комфортной как для здоровых граждан, так и для тех, у кого есть физические ограничения. Очень важно адаптировать учреждения региона в максимально короткие сроки, привести их к российским и международным стандартам качества. 
21.02.201722:54
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 1 2 3 4 5
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию