08 Декабря 2016
$63.91
68.5
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Культура01.06.2010

Шли в Калинин, занятый врагом

Свидетельства очевидцев. Они особенно ценны сегодня, когда от Великой Отечественной войны нас отделяют почти семь десятков лет. Для нас важны и рассказы участников сражений, и дневниковые записи. Пожелтевшие от времени страницы прислали в редакцию близкие Нины Гавриловны Михайловой – в годы войны Цветковой.

Свидетельства очевидцев. Они особенно ценны сегодня, когда от Великой Отечественной войны нас отделяют почти семь десятков лет. Для нас важны и рассказы участников сражений, и дневниковые записи. Пожелтевшие от времени страницы прислали в редакцию близкие Нины Гавриловны Михайловой – в годы войны Цветковой.

Когда началась война, молодая учительница была на курсах повышения квалификации при Калининском облоно. Учебу пришлось прервать и отправиться на строительство оборонительных сооружений под Селижарово. Ломами и лопатами под бомбежками врага копали девчата противотанковые рвы. Уставали, недосыпали.

Когда фашисты подошли к Калинину, Цветкова пришла в санроту. Перевязывала раненых, направляла их в госпитали, дежурила.

Однако тревожное время уготовило девушке другую работу. Ей и Шуре Бемовой, бойцу истребительного отряда Пролетарского района Калинина, предложили выполнить особое поручение – сходить в оккупированный Калинин, чтобы встретиться с подпольщиками.

Внешне все выглядело очень просто: надо подойти к девушке, стоящей на мосту через Тьмаку, назвать пароль и, услышав отзыв, запомнить все, что скажет разведчица. С этой информацией вернуться к майору Петру Ивановичу Жмакину, готовившему переброску девушек через линию фронта.

Но к моменту отправки Нине дали другую попутчицу, тоже Шуру, а Бемова вместе с еще одним парнем получили новое задание – пройти в район железнодорожного вокзала, разведать обстановку, вернуться через день-два.

И вот все четверо сошли на волж-ский лед. Чтобы облегчить им переход линии фронта, наши артиллеристы обстреляли правый берег Волги, занятый фашистами. Под грохот разрывов двинулись вперед. Снег был выше колен, засыпался в валенки, каждый шаг давался с трудом.

Отойдя немного от берега, разведчики разделились: Бемова с попутчиком взяли левее, а Нина с Шурой продолжали идти прямо. Они поднялись на крутой склон… и попали прямо в руки патрулей. Их завели в барак, проверили документы и, хотя все вроде бы было в порядке, приказали ждать. «Легенда» у девушек была простая: беженки, возвращаемся домой. Они сидели, не зная, что и думать и чего ждать, а фашисты суетились возле плиты, готовили себе какую-то еду. Только когда наступил комендант-ский час, их выставили за дверь и приказали уходить. Возможно, немцы просто не захотели утруждать себя проверками и разборками, уверенные, что в комендантский час девушкам все равно проверки не миновать.

Нине с Шурой удалось незамеченными пробраться к тьмацкому мосту, но в такое время тут, естественно, уже никого не было.

Надо было где-то устраиваться на ночь. Дома вокруг стояли темные, безжизненные. Они постучались в один и, не получив ответа, толкнули дверь – она оказалась незапертой. Хозяева, очевидно, покинули город. Так, в темноте, без еды они и пересидели эту ночь, вздрагивая от каждого шороха. Наутро снова вышли на мост, но связной по-прежнему не было. Они уходили в переулки и снова возвращались – результат был тот же. В конце концов девушки решили, что их частые появления на мосту могут насторожить врага. Надо было думать, как выбираться из города.

Они пошли на «Пролетарку», а дальше, ориентируясь на железнодорожную линию, до ближайшей станции. Дошли до Больших Перемерок. Пересечь дорогу не смогли – она патрулировалась. Две темные фигурки ярким пятном выделялись на белом снегу. Девчата попытались обсыпаться снегом. Но он был сухой, не прилипал к одежде. Дождались, пока патрульные встретились посреди пути и разошлись. За эти несколько мгновений девушки переползли тропу и замерли, ожидая, пока патрульные снова встретятся и разойдутся. Потом, также с передышками, доползли до капустного поля. Меж замерзших кочанов ползти стало безопаснее. Наконец Нина и Шура оказались на волжском берегу и спустились на лед. Здесь часто встречались полыньи, пробитые снарядами, лежали тела убитых.

Когда девушки добрались наконец до своего берега, с немецкой стороны взлетела ракета. Разведчицы стали видны как на ладони. По ним открыли прицельный огонь. К счастью, расстояние было большим, обошлось. А вот сил подняться и идти у девушек уже не было – руки и ноги окоченели. Красноармейцы помогли им добраться до землянки. По их просьбе сообщили о возвращении разведчиц Жмакину. Доклад был невеселым, но майор был рад, что девчата не попали в руки фашистов. А вот отсутствие Бемовой и ушедшего с ней парня его, похоже, сильно обеспокоило.

Через сутки он сказал Нине: «Придется тебе на ту сторону еще разок сходить. Где Бемова живет, знаешь? Постарайся или встретиться с ней, или узнай у матери, не приходила ли она в эти дни».

В попутчицы Нине на этот раз определили Розу, и все опять повторилось. Снова артобстрел, переход через Волгу, подъем на крутой правый берег. Правда, на этот раз Нина благоразумно обошла то место, где в прошлый раз их поймал патруль.

Родители Бемовой жили в Желтикове. Девушки плохо представляли, где это, но расспрашивать редких прохожих боялись. К вечеру пришли. Вот и нужный дом – №24. Дверь распахивается, на порог выскакивает Шура, хватает девчонок за плечи и буквально затаскивает в дом.

Оказалось, Бемову с парнем тоже задержал патруль. По адресу, указанному в паспорте, Шуру доставили домой, убедились, что она действительно здесь живет, и взяли с девушки подписку, что она будет сидеть дома, никуда не выходя, а в случае если к ней кто-нибудь придет, должна немедленно сообщить старосте и коменданту. Что сталось с парнем, Бемова не знала. Допускала, что попал в комендатуру, а может, и того хуже, – в гестапо. Но, как видно, он ничего не сказал, иначе за Бемовой уже пришли бы.

Мама Шуры, Варвара Ивановна, накормила Нину и Розу, нагрела им воды помыться, уложила спать, а сама всю ночь не сомкнула глаз – вдруг нагрянут фашисты…

Обратно шли уже знакомым Нине маршрутом, через Большие Перемерки, мимо патруля, через капустное поле. На этот раз немцы тоже обстреляли их. К счастью, пуля задела платок Нины, на нем остался след, как от ожога. Когда дошли до своих, бойцы сказали: «Повезло тебе, девушка, долго жить будешь».

Это было 14 декабря 1941 года. Нина еще не знала, что всего через день они все встретятся на освобожденных улицах Калинина.

Жмакин собирался переправить Нину и Шуру через линию фронта в Емельяновском районе, но там шли столь ожесточенные бои, что командование воинской части не смогло устроить им переход. Дальше их пути разошлись: Бемову приняли в воинскую часть, с которой слился Пролетарский истребительный отряд. Еще через два с небольшим месяца она погибнет в одном из боев, и о ней появится очерк в «Калининской правде» – «Девушка из Калинина». А Нину обком комсомола отправит в уже освобожденный к тому времени Емельяновский район восстанавливать районную комсомольскую организацию, и девушка пройдет пешком через 122 деревни, своими глазами увидит, какие зверства чинил враг на тверской земле.

А потом была командировка на два месяца в партизанские отряды. Со свежими газетами, в которых был напечатан доклад Сталина о 25-й годовщине Октябрьской революции, военном параде на Красной площади, победе советских войск под Сталинградом, Нина в составе бригады В.М. Лисовского вышла из «партизанской столицы» – Шейно. Переход через линию фронта был тяжелым. Шли след в след, растянувшись цепочкой более чем на полкилометра. Лесами и болотами преодолевали многокилометровую нейтральную полосу. Первый привал – более чем за 12 часов тяжелого пути – пришлось устраивать на холме, открытом морозному ветру. Мокрая одежда и обувь заледенели. Но надо было идти дальше не останавливаясь.

Наконец они пришли в первую деревню – Поддубье, где было решено устроить сутки отдыха. Задымились трубы, хозяйки понесли на столы горячее… И тут раздалась команда: «В ружье!» К деревне подходили фашисты. Хорошо, что караульные вовремя заметили их. Немцы не ожидали встретить здесь партизан. На поле боя осталось 15 убитых немцев, одного раненого взяли в плен. Деревенские жители дали партизанам несколько лошадей с санями, чтобы довезти обморозившихся в тяжелом переходе бойцов.

И снова в путь, снова сапоги месят мокрый снег, снова бои и снова встречи с жителями деревень, с надеждой спрашивающих, скоро ли придут сюда наши…

Во многих горячих точках, как говорим мы сегодня, довелось побывать Нине. Но переход через Волгу в оккупированный Калинин она всегда называла не иначе как «особое задание». «Если бы она была жива, порадовалась бы, что ветераны настаивают на присвоении нашему городу звания воинской славы», – говорят ее друзья.

Публикацию подготовила Ольга ИВАНОВА

11

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

В Твери прошел городской молодежный марш-бросок «Москва за нами!»
Несмотря на снег и холодный пронизывающий ветер, они пришли сюда, чтобы отдать дань памяти тем, кто ровно 75 лет назад остановил фашистских оккупантов на подступах к столице нашей Родины и перешел в контрнаступление, изменившее ход Великой Отечественной войны.
07.12.201620:02
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию