15 Декабря 2017
$58.71
69.4
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Культура 01.06.2010

По дороге с Пушкиным. Часть третья

Уезжать из бывшего имения Полторацких не хотелось: не зря это место зовется Красным – значит красивым. Однако маршрут по Пушкинскому кольцу Верхневолжья только начался, впереди еще много объектов, которые непременно надо посмотреть.

Уезжать из бывшего имения Полторацких не хотелось: не зря это место зовется Красным – значит красивым. Однако маршрут по Пушкинскому кольцу Верхневолжья только начался, впереди еще много объектов, которые непременно надо посмотреть. В Браткове, правда, мы позволили себе полюбоваться замечательными интерьерами здешней Спасской церкви, которая была построена в 1804 году. Она уже давно не действует, весьма запущенна и разрушенна, однако остатки деревянного резного иконостаса сохранились. Впрочем, пройдет еще какое-то время, и от этого великолепия не останется уже ничего.

По асфальтированной трассе движемся дальше – к тем местам, которые точно видел Пушкин. На дороге машин не так много, точнее сказать, мы едем в гордом одиночестве. Вокруг стоит спокойствие, а цивилизация отсутствует напрочь: мобильные телефоны не работают, так что мы все время находимся «вне зоны действия сети» и чувствуем себя почти как путешественники позапрошлого века. У них ведь тоже мобильников не было! Единственная, конечно, разница состоит в способе передвижения: мы все-таки едем не на лошадях, а на автомобиле. Населенных пунктов по пути практически не наблюдается, что заставляет нас предположить, что почтовых ямов здесь не было и, стало быть, эта дорога появилась явно не в XIX веке.

«…Да в Малинники возьми»

До Бернова, где сейчас располагается музей Пушкина, примерно сорок километров, что по нынешним меркам не так далеко. Впрочем, до Бернова нам нужно сделать несколько остановок. Прежде всего в Малинниках, куда Пушкин впервые приехал осенью 1828 года по приглашению хозяйки этой усадьбы Прасковьи Александровны Осиповой, своей тригорской приятельницы, родная сестра которой, ко всему прочему, была замужем за двоюродным братом матери поэта. Первым мужем Прасковьи Осиповой был Николай Петрович Вульф, после смерти которого согласно завещанию она стала владелицей Кожухова, Негодяихи и Малинников.

– С семейством Осиповых у Пушкина сложились особые отношения, – рассказывает нам профессор Михаил Строганов. – Они были знакомы еще по Тригорскому, с Алексеем Вульфом его связывали приятельские отношения, старшая дочь Прасковьи Александровны Анна была безответно влюблена в поэта, к другой ее дочери, Евпраксии – Зизи, он относился с очевидной симпатией, о чем и писал в пятой главе «Евгения Онегина»: «Зизи, кристалл души моей…» А падчерице Осиповой, Алине, Пушкин посвятил известнейшее свое стихотворение «Я вас люблю, хоть я бешусь…»

Усадьба Малинники не отличалась теми размерами, которыми до сих пор может похвастаться Берново. Может быть, поэтому здесь ничего не сохранилось с прежних времен. Деревня находится на левом берегу Тьмы, в небольшой березовой роще стоял деревянный барский дом, выстроенный из корабельного леса. Пушкин поднимался по широкому крыльцу, которое украшали деревянные колонны, и впервые вошел в этот гостеприимный дом в конце октября 1828 года. Здесь он пишет «Посвящение» к только что законченной поэме «Полтава», работает над седьмой главой романа в стихах «Евгений Онегин», которую и завершает 4 ноября 1828 года. Именно в Малинниках созданы стихотворения «Анчар», «Чернь», «Цветок», «Ответ Катенину», «Ответ Готовцевой», «Как быстро, в поле, вкруг открытом…» и др.

Дом Осиповой в Малинниках был цел до 1923 года. Однако кто-то очень умный решил обложить его кирпичом, который, конечно, мало способствовал сохранению исторической постройки: теперь разве что музейные работники могут показать примерное место, где он стоял. Туристический автобус здесь не останавливается: о пребывании Пушкина в Малинниках экскурсовод рассказывает на ходу. А что расскажешь за три минуты? Да и увидеть крыши малинниковских домов можно только мельком. Сейчас делать остановку в бывшем владении Осиповой и в самом деле почти бессмысленно: бродить тропой, по которой якобы ходил Пушкин, удовольствие сомнительное, по крайней мере для меня…

«В Малинники Пушкин приезжал зимой 1829 года, живя в Павловском, весной 1830-го и всего на несколько часов заехал сюда в августе 1833 года. Здесь у него всегда было хорошее настроение, здесь ему писалось легко, – говорит Михаил Строганов. – В письме к барону Дельвигу Пушкин признавался: «…Здесь мне очень весело, ибо деревенскую жизнь я очень люблю… Я езжу по пороше, играю в вист по 8 гривн роберт – и таким образом прилепляюсь к прелестям добродетели и гнушаюсь сетей порока…»

– А как с известными строчками «Хоть малиной не корми, да в Малинники возьми», которые якобы принадлежат Пушкину?

– Сначала надо сказать, что Пушкин приезжал в Малинники в октябре, ноябре, январе, и свежей малины он, конечно, не видел. Но в повести «Эмилиевы письма» М.Н. Муравьев, хорошо знавший эти места, писал о Малинниках: они называются так «от того, что здесь много малины и отменно вкусной». А Пушкин читал эту повесть в 1828–1829 годах, когда наезжал в Старицкий уезд.

12 октября 1847 года Анна Вульф писала сестре Евпраксии из Малинников: «И Пушкина я так живо вспоминаю и refrain его: хоть малиной не корми, да в Малинники возьми, и всю молодость и нашу тогдашнюю жизнь». Стареющая Анна Николаевна, когда-то влюбленная в Пушкина, вспоминает поэта через десять с лишним лет после его смерти. И поскольку письмо пишется из Малинников, естественно, всплывают и строчки двустишия.

Степень достоверности текста и принадлежности его Пушкину достаточно велика: Анне Николаевне незачем в интимном письме обманывать сестру и сочинять что-то за поэта. К тому же сама Евпраксия могла слышать эти стихи от Пушкина. И хотя они не сохранились в письменной форме, они очень точны. Во-первых, малый объем стихотворения очень легко точно запомнить наизусть. А во-вторых, известна еще одна редакция этого экспромта:

Хоть малиной не кормите,

Но в Малинники возьмите.

Опубликовавший эти строки тверской историк и краевед В.И. Колосов указал, что они известны «со слов современницы Пушкина», имея в виду, видимо, Е.Е. Смирнову (в замужестве Синицыну). Этот вариант менее точен: в нем нарушена мужская рифмовка, придающая тексту афористический характер. Поэтому единственное разночтение – это союз но вместо да. Но в не закрепленных письменно текстах Пушкина такие разночтения никогда не смущают исследователей. Поэтому странно, что эти стихи до сих пор не включены в собрания сочинений поэта. При этом текст, сообщенный Анной Вульф, следует считать за основной, а текст Е.Е. Синицыной – за его вариант.

«И воспомнил ваши взоры…»

Малинники – первая вульфовская усадьба на пути к Бернову. А совсем недалеко от них, только на правом берегу Тьмы, находилось имение штабс-ротмистра, старицкого исправника Василия Ивановича Вельяшева Мариничи. Усадебный деревянный дом располагался на высоком берегу Тьмы, и сейчас все еще можно догадаться, где он стоял, – на это указывают сохранившиеся до настоящего времени высокие старые деревья. На тот, другой, берег речки открывается вид в высшей степени замечательный. Им, возможно, мог любоваться и Пушкин.

Василий Вельяшев был женат на Наталье Ивановне Вульф. Брак этот долгое время не получал одобрения со стороны родителей невесты, владельцев Берновской вотчины Ивана Петровича Вульфа и его жены Анны Федоровны. Еще бы: жених – полицейский чиновник! Однако браку этому суждено было свершиться. И был он очень удачен: на берновском кладбище сохранились могильные плиты Василия и Натальи Вельяшевых с трогательной надписью: «Здесь погребены два друга, два нежнейших родителя». Дети чувствовали и запомнили на всю жизнь теплоту родительского дома.

Из шестерых детей Вельяшевых в истории нашей культуры осталась Екатерина, про которую сложены такие стихи:

Подъезжая под Ижоры,

Я взглянул на небеса

И воспомнил ваши взоры,

Ваши синие глаза.

Пушкин познакомился с Катенькой Вельяшевой в 1829 году в Старице, куда приехал на крещенские праздники и внес в них веселье и разнообразие. Алексей Вульф в своем дневнике пишет: «Его светский ум очень приятен в обществе, особенно женском. С ним я заключил оборонительный и наступательный союз против красавиц, отчего его и прозвали сестры Мефистофелем, а меня Фаустом». Союз этот был направлен в том числе и против Катеньки Вельяшевой…

Недалеко от усадьбы Мариничи, но на этом берегу Тьмы – деревня Глазуново, доставшаяся по наследству Павлу Ивановичу Вульфу. Теперь в Глазунове современный дачный поселок: деревню облюбовали москвичи. Непонятно только, как они без мобильной связи обходятся, хотя летом, в отпуске, она, наверное, и не нужна… Деревня тянется вдоль реки, а поближе к дороге в окружении вековых лип виднеется старинная деревянная часовенка середины XIX века. Пушкин ее, конечно, не видал, но в современную жизнь она вносит столь нужные тишину и спокойствие.

«Объедался вареньем и играл в вист…»

…Не успели мы немного отъехать от Глазунова, как вновь – усадьбы. Если с трассы свернуть направо, через некоторое время приедешь в Павловское, усадьбу Павла Ивановича Вульфа. Здесь Пушкин написал стихотворения «Зимнее утро», «Зима. Что делать нам в деревне?», многие строфы из «Евгения Онегина», начал прозаический «Роман в письмах». Здесь Пушкин «объедался вареньем», играл в вист и писал жене: «Ты не угадаешь, мой ангел, откуда я тебе пишу: из Павловского».

Заезжать в Павловское сейчас нет никакой нужды: смотреть здесь почти нечего. Только очень любопытный и неутомимый турист, быть может, забредет сюда, чтобы увидеть последние остатки трех скотных дворов, которые местные жители приспособили под сараи.

– Скотные дворы Вульфов как памятник прежней хозяйственной жизни, конечно, интересны, – рассказывает о постройках Михаил Строганов, – Но где-то, быть может, они сохранились лучше и ярче. Однако именно про эти скотные дворы Пушкин написал:

Порой дождливою намедни

Я, заглянув на скотный двор…

Тьфу! Прозаические бредни,

Фламандской школы пестрый сор!

Так что – куда ж от них денешься? Они уже воспеты, они и такие – памятники нашей культуры!

С этим трудно не согласиться.

До места усадебного дома Вульфа и памятной стелы решительно не добраться – летом здесь все зарастает борщевиком, зимой все покрывается сугробами. Немногое осталось от ландшафтного парка «любезнейшего Павла Ивановича», да и от устроенного им каскада прудов сохранился лишь один. Видимо, по этой причине Павловское, называвшееся раньше Подлизаевом, практически не упоминается в туристических маршрутах. Хотя посетителям музея поэта в Бернове о нем, безусловно, рассказывают.

…И «божественная Лика»

Если же с трассы свернуть налево, мы увидим деревню Подсосенье, в конце которой крутой высокий скат холма и старые деревья напоминают, что здесь некогда была барская усадьба. От усадьбы Подсосенье, к счастью, остался дом (хоть и перестроенный), в котором жила семья Александра Тихоновича Юргенева, – он перенесен и стоит теперь в берновском парке. С помещиком Юргеневым, судя по письму Пушкина к Алексею Вульфу, поэт был знаком. «О владельце Подсосенья мало кто знает. Гораздо более известна его внучка – Лидия Стахиевна Мизинова, которая занимает в жизни Чехова такое важное место, какого Александр Юргенев не занимал в жизни Пушкина, – говорит нам Михаил Строганов. – Подсосенье принадлежало Федору Ивановичу Вульфу, который, впрочем, умер, не успев документально оформить сделку купли-продажи, так что процесс размежевания с Вульфами затянулся на долгие годы. Александр Юргенев был отцом двух дочерей – Серафимы и Лидии. Серафима породнилась с Вульфами и стала владелицей Курова-Покровского. Лидия же, выйдя замуж за Стахия Мизинова, стала матерью той самой «божественной Лики»... Но это уже совсем другая история, к которой, возможно, мы еще вернемся.

Малинники, Мариничи, Подсосенье – это лишь часть существовавших в Старицком уезде усадеб, так или иначе связанных с именем Пушкина: Кушниково, Нивы, Панафидино, Рясня, Сверчково, Степурино. Ими владели люди, чьи имена хорошо известны из биографии поэта: Вульфы, Полторацкие, Панафидины. Многие поместья для нас безвозвратно потеряны. Из всех «пушкинских» усадеб осталось, правда, Берново. Куда мы, оставив в стороне Подсосенье, теперь и держим путь.

Евгений ПЕТРЕНКО

Продолжение следует…
213

Возврат к списку

На решение жилищного вопроса молодых семей Тверской области направят 136 млн рублей
Уже почти два месяца в квартире пятиэтажного дома на улице Коробкова постоянно звучит звонкий детский смех. Иван и Анна Израйлевы и три их прелестные дочки обустраиваются на новом месте. 
13.12.201716:54
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31
Новости из районов
Предложить новость