25 Мая 2017
$56.27
62.92
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Тверская сага01.06.2010

Из деревни в город

Сегодня мы расскажем об одной из таких семей – Емельяновых из деревни Чадово нынешнего Калининского района. В истории этой семьи нет ничего особенного. Возможно, это даже вполне типичная история крестьян, ставших горожанами. Как тысячи и миллионы своих современников, Емельяновы когда-то навсегда ушли из деревни в город. И никто не знает, стали ли они от этого счастливее.

В конце девятнадцатого века в столице губернии Твери проживало немногим более 50 тысяч человек, а в революционном 1917 – уже почти 100 тысяч. Демографического взрыва, почти удвоившего численность горожан, не было. Город рос в основном за счет крестьян, в поисках лучшей доли бросивших землю. Жители пригородных деревень уходили со скудной земли почти поголовно. Они пытались как-то устроиться в чужом, равнодушном городе, где в это время открывались заводы и фабрики, требовавшие рабочих рук, но зачастую так и оставались в душе и по привычкам деревенскими жителями. Настоящими горожанами в лучшем случае становились только их дети.

Сегодня мы расскажем об одной из таких семей – Емельяновых из деревни Чадово нынешнего Калининского района. В истории этой семьи нет ничего особенного. Возможно, это даже вполне типичная история крестьян, ставших горожанами. Как тысячи и миллионы своих современников, Емельяновы когда-то навсегда ушли из деревни в город. И никто не знает, стали ли они от этого счастливее.

Исток

Деревня Чадово и сейчас жива. Она расположена в красивейшем месте неподалеку от места впадения речки Тьмы в Волгу, что на несколько километров выше Твери по течению Волги. Берега рек окружают уцелевшие сосновые боры, почти лишенные кустарникового подлеска, отчего человек или зверь видны в таком лесу за сотни метров. Кажется, что нет в русской природе ничего более нарядного, чем эти прохладные светлые сосновые леса, между которыми раскинулись поля, засеянные рожью, овсом, льном. Несколько лет назад, когда по Волге еще ходили пассажирские суда, добраться до Чадова можно было на стареньком катере «Москвич», который тихим ходом плюхал до пристани Кокошки часа полтора и шел дальше, в Путилово. От Кокошек до Чадова километра два по лесу – сущий пустяк для тренированного в ходьбе сельского жителя. Теперь этот путь невозможен. Речные пассажирские перевозки были объявлены нерентабельными. Маршрут закрыли. Катера, на которые в летний сезон с трудом можно было купить билет, наверное, ржавеют где-то на берегу. Пристани в Кокошках нет уже много лет, в последние годы катер просто утыкался носом в берег, и пассажиры часто сходили с трапа прямо в мелкую волжскую воду. В наши дни попасть в Чадово можно только по земле.

Емельяновы жили в Чадове давно. Как водится в небольших селениях, родных было полдеревни. Не станем углубляться в дебри родословной, главой рода будем считать крестьянина Павла Емельяновича Емельянова. Дом Емельяновых стоял почти на самом краю деревни, ближнем к Волге. У Павла Емельянова и его жены Прасковьи родилось шестеро детей. Сначала подряд три сына. Старший Георгий родился в 1902 году, потом появились Василий и Алексей, а за ними три дочки – в 1911 году – Евдокия, Дуня, в 1913 году – Екатерина. Младшая, Прасковья родилась, за несколько дней до октябрьского переворота, в Покров, то есть 14 октября 1917 года. В других чадовских избах детей бывало и больше, до десятка. Наверное, у Емельяновых могли бы родиться еще дети, но вскоре после рождения младшей дочери Прасковья заболела воспалением легких, которое тогда считалось почти неизлечимой болезнью, потому что пенициллина не знали, и вскоре умерла. Ее лечили, в соседней деревне Городищи была маленькая сельская больница, где Прасковья Емельянова сделала свой последний вздох.

По деревенской традиции вдовцу надо было вновь жениться. Дому нужна была хозяйка, детям – мать. Павел Емельянов нашел невесту в селе Сухой Ручей. Ее звали Афимья, она была вдова солдата, погибшего на фронтах Первой мировой войны. У Афимьи росла дочь Надежда, ровесница старшей дочери жениха. Каким образом заключался этот брак, – по взаимному чувству или голому расчету – уже никогда не узнать. Одно известно: вторая жена стала доброй хозяйкой и матерью осиротевшим детям.

Материнская забота требовалась в основном девочкам, потому что мальчики уже подросли и один за другим перебирались в город. Выбора у них не было. Отцовский дом не мог вместить всех взрослых детей, а небольшой надел – прокормить. Выросшим детям требовалось отделяться, то есть обзаводиться собственным домом, жениться, вести свое хозяйство. Где же на все взять деньги? Жили бедно. Показателем чему такой факт: даже в суровые годы коллективизации Емельяновых не тронули, не отняли скот, сельхозинвентарь, не раскулачили. Впрочем, и брать-то особенно было нечего. В хозяйстве всего-то были корова, лошадь, овцы. Конечно, кормились не одной землей. С земли удавалось продавать только картошку. Возили в город дрова, дети собирали и носили на продажу лесные ягоды – чернику, землянику, бруснику, которыми были богаты леса. Сбор ягод тогда считался детской работой, чем-то вроде отдыха. Набрав ягод, девочки пешком шли в город. Сначала перебирались через Волгу на перевозе и еще шли 15 километров до Ворошиловки – конечной остановки трамвая.

Городские

Из шестерых детей Емельяновых в Калинин ушли и осели там пятеро – все трое сыновей и дочери Екатерина и Прасковья. Старшая дочь Дуня вышла замуж в соседнюю деревню и к началу войны уже имела троих детей.

Алексей и Василий работали на пристани в Ворошиловке, как тогда говорили, сеяли камень. Наибольшего жизненного успеха в городе добился старший сын Емельяновых Георгий. Сначала, как и многие чадовцы, он устроился на «Пролетарке» – ближайшем к деревне промышленном предприятии Твери. Жил в казарме, со временем женился на городской девушке Пелагее. Дома ее звали Полей, Полиной. Это же городское имя взяла себе и сестра Георгия Прасковья.

Уклад жизни вчерашние крестьяне сохраняли прежний. Они и в городе стремились жить так, как привыкли в деревне, – своим домом с участком, огородом и скотиной. Фабрикант Морозов, владелец «Пролетарки», шел навстречу своим рабочим и выделял им участки под строительство своих домов, даже давал кредиты. Застройка велась в основном на Птюшкином болоте, позже переименованном в Красную слободу. Одна из «Тверских саг» (13 августа 2005 года) была посвящена истории семьи Александра Тягунова, жившей на 7-й улице Красной слободы. Где-то по соседству с ним поселились братья Емельяновы – Георгий с женой Пелагеей и Алексей с Лизой. Георгий вступил в ВКП (б), он быстро продвигался по службе и дошел до должности в обкоме партии. У него росли трое детей, всем им дали красивые имена, которых в деревне никто не знал. Дочерей назвали Капитолиной и Идой, сына – Эдуардом. Чем занимался на службе отец, никто из домашних не знал и никогда не спрашивал. Время было такое, что это было не принято. Детей воспитывала мать, добрая и мягкая женщина. Отца дети побаивались и старались не попадаться ему на глаза.

Сюда же, в Красную слободу, приехали подросшие сестры Катя и Прасковья. Катя пошла работать на фабрику. Прасковья, ставшая Полиной, единственная из Емельяновых того поколения сделала попытку получить в городе образование. Девушка поступила в финансово-экономический техникум. Жить ей было трудно. Она считалась колхозницей, поэтому стипендия ей почему-то не полагалась. Живи как хочешь! Деревня в самом деле выручала. По выходным сестры пешком отправлялись в Чадово. Неблизкий путь в любую погоду они проделывали пешком. Зимой шли прямо по реке, где по льду был проложен санный путь. Дома отогревались, ночевали, а наутро шли назад с деревенской снедью, которую надо было растянуть на неделю. Уходя на работу и учебу, они оставляли на столе чугунок с картошкой, капустой, луком или крупой. Так же делали другие квартиранты. Днем хозяйка топила печь и ставила в него чугунки, которые прели в ее горячем чреве весь день. Это было удобно – вечером можно было поесть горячего.

Проучиться в городе Прасковье-Полине довелось недолго. В конце 1934 года техникум решили перевести в Осташков. Выжить в чужом городе без поддержки родителей, без денег она бы не смогла. Из техникума пришлось уйти. Надо было устраиваться на работу. Девушка решила попытать счастья на телефонной станции. Волнуясь, зашла в здание на Советской площади и была сразу же принята на работу. Так она стала телефонной барышней. Первого января 1935 года Прасковья вышла на работу. Автоматической связи тогда не было. Соединение абонентов телефонистки производили в ручном режиме, принимая заказ и втыкая вилку в нужный номер. Здесь же, на рабочем месте, девушка встретила свою судьбу. Евгений работал техником. Он уже отслужил в армии и встречался с другой телефонисткой. Но новенькая – симпатичная веселая девушка – перебила старую симпатию. Вскоре после их знакомства Евгению предложили сменить род занятий. По комсомольской путевке его направили служить в органы госбезопасности. Сначала вчерашний техник окончил Талдомское военное училище, затем курсы младших лейтенантов в селе Раек. Молодой лейтенант получил назначение на Кавказ, в село Дивное, откуда советская власть выслала на Север практически всех жителей как вражеский кулацкий элемент. В это безлюдное село Евгений в 1939 году и приехал со своей молодой женой. Им предложили выбрать для жительства любой дом. Все они стояли с мебелью, домашней утварью. Куда подевались их хозяева, Полина старалась не думать.

Война

Великая Отечественная война стала страшным испытанием для членов большой семьи Емельяновых, как для живущих в родном чадовском доме, так и для разлетевшихся по белу свету. Осенью 1941 года немцы заняли Чадово. В оккупации оказались Павел Емельянович с женой, ее дочерью Надеждой и своей Дуней и ее детьми, муж которой умер незадолго до войны. Больше всех от немцев досталось Павлу Емельяновичу. Он по-крестьянски защищал свое добро от захватчиков, был сильно избит и вскоре после освобождения деревни умер. Его вдова намного пережила мужа. Афимья прожила долгую жизнь, не выезжая из деревни.

Кто пережил стремительную оккупацию Калинина немецко-фашистскими войсками, никогда не забудет черные дни середины октября 1941 года. Самым страшным днем было, видимо, 13 октября, когда по городу разнеслась страшная весть – враг наступает! Люди в панике пытались выбраться из города. Но уйти удалось далеко не всем. Семье Георгия Емельянова, как партийного и советского работника, надо было обязательно эвакуироваться. Днем 13 октября Георгий неожиданно прибежал домой и велел испуганной жене собираться. Полина бросилась увязывать в узлы теплые вещи. «Ничего этого не надо, – скомандовал муж, – вы едете в Ташкент, там жарко». Он посадил в грузовик жену, троих детей и сестру Катю, отвез на вокзал и сумел впихнуть в переполненный товарный вагон. После этого вернулся в обком, уверенный, что спас семью от фашистов.

Но в действительности эвакуация чуть не стоила жизни его семье. Поезд еле тащился. Еды не было никакой, ели только то, что захватили из дома. Через несколько недель состав наконец остановился. Но не в теплом и хлебном городе Ташкенте, а в холодном и неприветливом Котласе Кировской области. Никто из Емельяновых еще не знал, что худшее их ждет впереди. Надо было искать кров, но местные жители не хотели принимать беженцев в своих домах. Войны в Котласе не знали. Люди жили богато, отгородившись высокими заборами. С огромным трудом женщины уговорили хозяев одного из домов пустить их хотя бы на время. Им выделили… застекленную веранду. Здесь две женщины и маленькие дети прожили всю ледяную зиму. Есть было нечего, детям сшили из холста сумки, и они ходили по домам, прося подаяние. Только весной за ними приехал отец. Георгий разыскал их чудом, ведь он был уверен, что отправил семью на юг. Когда он увидел на холодной котласской веранде измученных родных, то больше всего ему захотелось достать из кобуры пистолет и стрелять в сытые хозяйские морды, пока не кончатся патроны. Никто не знает, чего ему стоило превозмочь это желание.

Емельяновы вернулись в освобожденный Калинин. Их дом в Красной слободе был разрушен и разграблен, пришлось вновь искать угол. Дни Полины были сочтены, жить ей оставалось недолго. Она умерла весной 1945 года, за несколько дней до Победы, от туберкулеза. Ей было всего 36 лет.

Суровые времена пережила Прасковья-Полина. Война застала ее вместе с мужем – сотрудником НКВД и годовалой дочерью в Ставрополе. Враг быстро наступал, и надо было срочно эвакуироваться. Как и Георгий, Евгений посадил жену и дочь на поезд и ушел на службу. Но поезд не дошел до станции назначения. Он встал посреди степи, потому что мост по пути следования был разбомблен. Никто не знал, что делать. Полина с маленькой дочерью провела ночь под открытым небом. Девочка плакала, ее донимали огромные комары, а мать – страх перед будущим. Куда идти? Утром она вышла на шоссе, помолилась, как ее учили в детстве. И случилось чудо – на пустом шоссе показалась машина, в пассажирах Полина узнала своих знакомых – жен коллег мужа. Они потеснились. Одна из женщин достала из сумочки зеркальце и протянула Полине. 23-летняя женщина с ужасом увидела, что ее челка за одну ночь стала совершенно седой.

После войны

Георгий продолжал работать на руководящих должностях, там, куда направляла его партия. Партии он был нужен то как директор торфоразработок, то как начальник тюрьмы. Выбирать работу по своему желанию он не мог. Богатства не нажил. В 50-е годы, когда он был уже тяжело болен, ему разрешили вернуться в Калинин, где дали небольшую квартирку в деревянном доме в старом Первомайском поселке без всяких удобств. Недавно этот дом снесли, и на его месте торжественно забила сваи строительная корпорация, вскоре исчезнувшая вместе с деньгами вкладчиков. Как и отец, став вдовцом, Георгий женился во второй раз. Но не столь удачно. Доброй матерью детям его новая жена не стала. Георгий умер в 1959 году.

Полина вместе с мужем Евгением моталась по всей стране – от Кавказа до Сахалина, в Калинин они вернулись только в 1960-е годы, сумели вступить в жилкооператив и выкупить квартиру.

Дуня вышла замуж во второй раз и осталась жить в деревне. Братья Василий и Алексей умерли в 1970-е годы.

Катя замужем не побывала, хотя красотой очень удалась. Выйти за любимого – парня из Красной слободы – не получилось – его родители мечтали о городской невесте, а не о простой деревенской девчонке. А другого она полюбить не смогла. Катя жила то у сестер, то у братьев, помогая растить племянников, а потом и их детей. Умерла Екатерина совсем недавно, нынешней весной, на 93-м году жизни. Младшая из Емельяновых Прасковья Павловна живет в Твери. У нее дочь, внучка и двое правнуков, старший из которых студент московского вуза.

В целом можно сказать, что переезд семьи Емельяновых в город удался. Все они в итоге нашли работу и жилье, как-то зацепились, устроились. Наверное, потому, что по деревенскому воспитанию помогали друг другу, поддерживали младших, сохраняли родственный дух, одновременно стараясь приспособиться к новой среде. А высока или нет оказалась цена превращения в горожан, могли определить только сами Емельяновы.

Дети первых переселенцев окончили техникумы, а внуки уже учились в институтах. Безусловно, они считают себя настоящими горожанами, такими же, как все. Это правильно – крестьянские корни, если покопаться, можно найти почти в каждом горожанине. Все мы вышли из деревни.

Родительский дом семьи Емельяновых, как ни удивительно, стоит на прежнем месте. Он все еще крепок. В нем живут потомки первых владельцев. Все, кто когда-то ушел из его теплых стен в город, до конца жизни считали чадовский сосновый лес и маленькую речку Тьму лучшим местом на земле, возвращались туда вновь и вновь. Но жить все-таки предпочитали в городе.

Автор: Марина ШАНДАРОВА
96

Возврат к списку

В Тверской области подвели итоги международного саммита по безопасности
Международный саммит по безопасности завершился рядом соглашений. Напомним: он проходил в Тверской области с 23 по 25 мая под председательством секретаря Совета Безопасности России Николая Патрушева. Здесь был представлен, не побоимся этого слова, почти весь мир. Не было Грузии и Украины (их не приглашали), делегация США отказалась приехать.
25.05.201718:04
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1 2 3 4
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию