19 Ноября 2017
$59.63
70.36
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Общество 01.06.2010

Дед Мазай, Борис Морковкин

Для начала прочитаем маленькую заметку одного из информагентств: «Украден секретный самолет. Чрезвычайное происшествие произошло на проходившей в Ганновере (Германия) выставке наивысших достижений человечества «Экспо-2000» – пропала точная копия (1:20) суперсекретного патрульного сверхвысотного самолета дальнего действия М-60, при разработке которого были применены уникальные российские изобретения в аэродинамике. Этот самолет представляет собой огромный интерес для западных спецслужб».

Для начала прочитаем маленькую заметку одного из информагентств: «Украден секретный самолет. Чрезвычайное происшествие произошло на проходившей в Ганновере (Германия) выставке наивысших достижений человечества «Экспо-2000» – пропала точная копия (1:20) суперсекретного патрульного сверхвысотного самолета дальнего действия М-60, при разработке которого были применены уникальные российские изобретения в аэродинамике. Этот самолет представляет собой огромный интерес для западных спецслужб».

Как рассказывал тогда конструктор «шестидесятого» Борис Морковкин, с модели не спускала глаз охрана. Однако в какой-то момент невероятным образом самолет исчез. Организаторы выставки извинились и выплатили страховку – 100 долларов...

Внимательный читатель уже вспомнил (а другим мы подскажем): эта веселая фамилия звучала в нашей газете 27 июня 2006 года. Материал назывался «Сказ о машине-кормилице и малом бизнесе». Там речь шла о том, как тароватые крестьяне из Троице-Нерльской волости Петр Данилович и Фекла Григорьевна Хреновы в один прекрасный момент купили шерстобитную машину. Она стала кормилицей семьи до революции и зеркалом жестоких политико-экономических разломов после коллективизации. Валять валенки в годы коллективизации, да и после, означало идти против линии партии. Что за это бывает, известно. Шерстобитная машина чудом сохранилась и сегодня находится в экспозиции Тверского государственного объединенного музея.

Сейчас мальчишкам трудно и представить, каково часами крутить неподатливые валы машины, чтобы из больших шерстяных заготовок получалась такая обувка, на которую отец имеет право ставить «золотое клеймо» безупречного качества. И признавалась она в Москве за эталон. Что скажешь? Талантливый человек во всем талантлив: от валенок до самолета.

Причем самолет? А при том, уважаемые читатели, что до обидного плохо знаем мы историю своего края.

Одним из мальчишек, что мастерил отличную обувку, был внук Петра и Феклы, сын их старшей дочери Александры Борис Морковкин.

Есть что-то неизведанное, непознанное в наших тверских генах, тверских корнях. Прагматики и мечтатели, наши отцы-матери, трудясь на земле, всегда с надеждой смотрели на небо, его красоту и вечность.

Об одном из таких людей наш рассказ.

Борис Михайлович Морковкин родился 23 сентября 1931 года в деревне Ремнево Троице-Нерльского района Калининской области. В 1936 году семья Морковкиных переехала в Весьегонск. Описать красоту города невозможно. Это был сказочный край, «русская Швейцария». Приток Волги, Молога – прекрасная, нежная река. В ста метрах от берега – чистейший желтый песок, заводи. Сюда приезжало много отдыхающих из Ленинграда и Москвы. В городе тогда не было машин, ездили на лошадях. Весьегонск утопал в зелени. Тротуары были деревянные. Все было бы хорошо, но иногда город весной затапливало. Ребята на плотах «гоняли» по улицам в магазины – удовольствие для них было величайшее. После наводнений непременно бывали высокие урожаи.

Как рассказывает племянница Бориса Михайловича Виктория Валентиновна Бойцова, Михаил Иванович Морковкин, отец нашего героя, работал на малярийной станции и на перевозе через Мологу. Мама, Александра Петровна, воспитывала троих детей и вела домашнее хозяйство. В зимние месяцы, как мы уже знаем, вся семья, включая детей, занималась кустарным производством.

Все в небо!

Те годы были утром советской авиации. Государство ставило целью вовлечь молодежь в творческую, полезную обществу деятельность. Работали авиамодельные, авиамоторные кружки. Как тогда не хватало пергамина и тонких реечек для изготовления моделей! Все материалы для конструирования старались делать сами. Устраивались соревнования авиамоделистов, каждый из которых демонстрировал возможности своей летающей модели. Вся молодежь собиралась на берег Мологи. Некоторые модели подхватывались потоком воздуха и безвозвратно таяли в воздушном пространстве. Но они летали – вот что главное. Над рекой зависал дирижабль. Участники соревнования и зрители ликовали. Откуда-то прилетал самолет ПО-2, сбрасывал листовки, разумеется, их вмиг расхватывали. «Все в небо!» – звали невзрачные на вид листки. И сколько судеб обрело крылья!

В связи со строительством Рыбинской ГЭС Весьегонск был перенесен на новое возвышенное место, многие жители разъехались. Родители Б.М.Морковкина опасались, что здесь не сразу построят новую школу, они хотели дать детям образование. В 1939 году семья Морковкиных переехала в Боровичи. Там дети учились, родители по-прежнему валяли валенки. Работы хватало всем. Труд, пусть тяжелый и грязный, но востребованный людьми, стал не только привычкой, но даже нравился.

Но то, что было заложено в юноше в раннем детстве в Весьегонске – стремление к авиации, к моделизму, творчеству, – все же победило. По окончании 10-го класса единственным желанием медалиста Морковкина было поступить в МАИ, на самолетостроительный факультет. Ему хотелось проектировать самолеты. И не только для путешествия по небесному океану, но и для защиты Отечества.

Обстановка в мире в послевоенные годы была весьма конфликтная. Американцы взрывают две атомные бомбы в Хиросиме и Нагасаки. Становится реальной атомная угроза со стороны Америки.

По приказу И.В.Сталина осенью 1951 года создается Опытно-конструкторское бюро под руководством главного конструктора Владимира Михайловича Мясищева. Это видный представитель плеяды конструкторов, вышедших из ОКБ, опять же нашего земляка А.Н.Туполева (в их числе С.В.Илюшин, А.И.Микоян и другие). Конечной целью работы ОКБ было создание самолета, который мог бы доставить атомную бомбу до Америки.

Главному конструктору разрешено принимать на работу любого человека в стране и подключать любые институты. Причем согласия на это не требовалось. В рекордные сроки был построен 200-тонный самолет-бомбардировщик М-4. 1 мая 1951 года этот самолет уже шел флагманом над Красной площадью. В 1955 году выпускается уже серия таких самолетов.

В 1955 году после окончания МАИ Бориса Морковкина по путевке направили в ОКБ В.М. Мясищева. Здесь он и проработал более 50 лет – до настоящего времени. В этот период проектировалось много видов самолетов разных типов. Позже ОКБ было ликвидировано и переведено на ракетную тематику, поскольку теперь ракеты решали задачу обороны страны более успешно, чем самолеты. В.М.Мясищева назначили начальником ЦАГИ (Центральный аэро-гидродинамический институт). Помимо основного КБ, которое занималось ракетной тематикой, отделилось специальное КБ, где стал работать Борис Морковкин. Проработав семь лет в ЦАГИ, В.М. Мясищев постановлением правительства вернулся в КБ. Оно стало называться Экспериментальным машиностроительным заводом. КБ получило несколько очень важных правительственных заданий. Одно из них – создать высотный самолет, который уничтожал бы автоматически дрейфующие аэростаты, запускаемые в наше воздушное пространство западными странами, включая Америку. Эти аэростаты, производившиеся из тончайшей пленки и летавшие на больших высотах, представляли для нашей страны большую угрозу.

Грозная краса

Проектирование высотного самолета М-17 в КБ возглавил начальник бригады общих видов Морковкин. Он провел его от первой линии на чертеже до окончания испытаний. После того как эта задача была успешно выполнена и советские самолеты стали сбивать иностранные аэростаты, Запад пошел на заключение межгосударственного соглашения о прекращении запуска аэростатов в воздушное пространство других государств.

Одна из модификаций самолета М-17 стала называться «Геофизика». В настоящее время многие страны по договорам с Россией используют его, изучая атмосферу и озоновые дыры над своими странами. Самолет летает в Антарктиду, Арктику, Бразилию, Южную Америку, Австралию. Этим самолетом с большим размахом крыльев можно любоваться на аэрошоу в городе Жуковском Московской области.

Борис Михайлович рассказывает, что при создании самолета М-17 неожиданно было обнаружено несколько интересных технических решений. Возникла идея использовать эти решения на пассажирском самолете. Новизна идей была настолько острой, что многими учеными она просто не воспринималась. Отсюда возникли большие проблемы при проектировании. В предперестроечные годы было подготовлено постановление правительства о создании нового самолета. Но до финансирования не хватило несколько месяцев: Советский Союз распался, работы прекратились. Но ведущий конструктор КБ Б.М. Морковкин вместе с коллегой М.А. Гурьяновым продолжили работу над самолетом. Получилась хорошая связка – талантливый конструктор Б.М. Морковкин и очень сильный аэродинамик М.А. Гурьянов. В авиационном мире родилась характеристика друзей-энтузиастов – «Два бойца». Строились продувочные модели, подключался СибНИА (Сибирский научно-исследовательский институт авиации), занимающийся испытанием моделей.

В результате многолетних расчетных и конструктивных проработок появился проект пассажирского самолета с уникальными характеристиками. Была создана принципиально новая аэродинамическая схема самолета. На ее базе разработано семейство пассажирских самолетов вместимостью от 13 до 350 пассажиров. Все эти работы проводились в условиях, когда начался распад советской авиационной промышленности. Государство не принимало никакого участия в финансировании самолета. В инициативном порядке начались поиски инвесторов, которые могли бы выделить средства на создание хотя бы одного из этих самолетов.

Поиски внутри страны оказываются безуспешными. Предпринимаются попытки найти средства за границей. Были контакты с Канадой, Австрией, Южной Кореей, Арабскими Эмиратами и другими странами. Но так как в стране была неустойчивая политическая и экономическая ситуация, иностранные инвесторы средства в создание самолета вкладывать не решились. Они стали приглашать Б.М. Морковкина и М.А. Гурьянова строить самолет у них, за границей. Член правительства Канады президент фирмы «Технораг» Джон Хорда по согласованию с правительством Канады обещал, что Б.М. Морковкину и его команде (до 100 человек) будут созданы все условия в Канаде (проживание семей в коттеджах, достойная зарплата), но самолет должен быть канадским. Б.М. Морковкин и М.А. Гурьянов отказались от заключения контракта, настаивая на том, что самолет должен быть российским. Они не говорили о патриотизме, они поступали, как должно сынам России.

Большой интерес проект вызвал и у фирмы «Самсунг». На Экспериментально-механический завод им. В.М. Мясищева (ЭМЗ) в город Жуковский приезжал посол Южной Кореи. Позже авторов проекта пригласила фирма «Самсунг» в Южную Корею для переговоров о строительстве самолета в России. В Южной Корее Б.М. Морковкин и М.А. Гурьянов на фирме «Самсунг» провели конференцию, но и корейцы предложили строить самолет в Корее при условии, что он также должен быть корейским. И на этот раз предложение было отвергнуто.

К большому сожалению, девять лет назад Михаил Александрович Гурьянов умер, так и не дождавшись воплощения своей мечты. Попытки получить финансирование внутри страны не увенчались успехом до сих пор.

Все самолеты, выпускаемые фирмами Запада («Эрбас Индастри», «Боинг»), проектируются по традиционным схемам. С точки зрения аэродинамики и конструктивных решений из авиации выжато почти все, и что-то новое очень трудно придумать.

Талант «Белой Вороны»

Самолеты похожи друг на друга, как «сорочьи дети», как говорят конструкторы, – все «в одно перо». Совершенствование идет за счет небольшого улучшения характеристик двигателя и авионики (оборудования). А при создании самолета М-60 нашлось новое комплексное решение. Уникальность его состоит в том, что улучшены характеристики не одного параметра, а сразу нескольких, в том числе безопасности, экономичности, комфорта, что говорит о настоящем прорыве – о новом научно-техническом решении. Обращение за содействием к руководству отрасли пока не принесло результата.

...Борис Михайлович Морковкин предложил на борту спроектированного им самолета поместить такую эмблему – «Дед Мазай». Это намек на то, как простой русский человек, стремящийся сберечь природу, приумножить ее богатство, создает чудо-птицу. Необычное название, экзотическое. И в то же время точное. Самолет М-60 экономичный, безопасный, экологичный, комфортабельный. Другое предложенное Б.М. Морковкиным название – «Белая Ворона». На первый взгляд смешное и даже нелепое. Но и здесь скрыт глубокий смысл: Белая ворона – красивая птица. Но серые вороны-сородичи завидуют, не признают и даже клюют пернатую красавицу. Намек грустный, не так ли?

Времена подвижников и энтузиастов никогда не проходят. И в этом вся надежда на прогресс. Такие люди, как Б.М. Морковкин и М.А. Гурьянов, были, есть и будут. И столь неординарные идеи погибнуть не могут. Заместитель главного конструктора, сын тверской земли Б.М. Морковкин верит в осуществление своего проекта. У него есть талантливые ученики, последователи – П.А. Алексеев, А.В. Архипов, Н.Н. Курчев,

В.Б. Демина, Н.Б. Харитонова. Они вместе с Борисом Михайловичем продолжают борьбу за строительство самолета М-60.

И мы надеемся, что над Тверской областью пролетит самолет М-60 конструкции Бориса Михайловича Морковкина и его друга Михаила Александровича Гурьянова. Пусть российское небо рассекают надежные российские крылья.

Когда этот материал готовился к верстке...

Да, сообщили, что, к великому сожалению, не стало Бориса Михайловича Морковкина.

До последнего вздоха с ним были родные люди. Даже в горе великом их поражают мужество, благородство и ясность ума Бориса Михайловича.

Вот написала: поражают.

На счастье, досталось и мне по жизни бывать у нескольких уникальных людей, тех, кто составляет техническую элиту державы. Надо же – было счастье! – просто тихонько сидеть в уголке и слушать непонятные мужские разговоры про путь от Земли к Небу. А эти жесты пилотов! Их нелукавая точность и красота…

Виктория Валентиновна Бойцова была в последний день рядом с дорогим ее сердцу дядей Борей. Он вслушивался в сводки о гибели самолета в Иркутске. Как по полочкам, четко и просто разложил, в чем техническая основа катастрофы. Но катастрофой совести назвал он ситуацию, когда наживы ради одни люди рискуют жизнями других. Опять как в пушкинском «Анчаре»…

Печать уже окрестила закупку траченных заморских авиалайнеров как технический сэконд-хенд. У самолетов не бывает второй жизни, и даже первая короче людской – идет прогресс, находятся неизвестные ранее технические решения.

Скорбный список мировых катастроф сегодня возглавляет Россия. При всем искушении кивать на причины человеческого фактора бесспорно одно: недопустимо собирать по миру хлам, всякое б/у – от автомашин до авиалайнеров – и на этом создавать частный капитал. Кровью он пахнет и вечным проклятием тех, у кого из-за этого гибнут самые родные, единственные.

Одними из последних слов Бориса Михайловича Морковкина были: «Неужели и теперь…»

Действительно, неужели и теперь не обратятся к тому наследию, что оставил России Дед Мазай, Борис Морковкин и его друзья?

69

Возврат к списку

В Твери чествовали работников сельского хозяйства
Рачительные хозяева, упорные и терпеливые труженики, наши кормильцы – это все про них. Сегодня в тверском ДК «Пролетарка» чествовали работников сельского хозяйства, пищевой и перерабатывающей промышленности.
17.11.201719:48
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 1 2 3
Новости из районов
Предложить новость