23 Ноября 2017
$59.01
69.4
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
P.S. 01.06.2010

И день казался ночью

Этот снимок сделан в конце сентября в селе Фарбованое, что в ста километрах от Киева

Этот снимок сделан в конце сентября в селе Фарбованое, что в ста километрах от Киева. Точно таких же памятников в сегодняшней Украине - сотни: даже в самом малом хуторе можно увидеть деревянный крест на холме и вот эту дату у его подножия. И у всех этих памятников одно и то же название - «Жертвам голодомора», за которым кроется страшная трагедия, 70 лет назад постигшая целый народ. Вплоть до начала 90-х годов учебники истории сообщали о ней короткой фразой: «В 1933 году Украину постиг неурожай, в результате чего в ряде областей было отмечено повышение смертности». Нынешним сентябрем в киевской газете «Факты» президент Украины Леонид Кучма сообщил следующее: «Осенью 1933 года в Украине умерли от голода от семи до десяти миллионов (!) человек. Каждая минута уносила до 17 жизней»…

Слово «голодомор» я впервые услышал в начале 60-х в черкасском селе Безбородьки, где родилась и выросла моя мама. Там на скамейке у покосившейся хаты и увидел тетку Марию, жизнь в которой обнаруживалась разве что непрерывным ручейком слез и шепотом: «Боже, визьмы мэнэ до диток моих». - «Она уже тридцать лет плачет и молит Бога о смерти, - сообщила мама и добавила. - Это - голодомор».

…К октябрю 1933 года в доме Марии и ее Мыколы не осталось не только ни одного мешка из собранного ими урожая, но и ни единого зернышка: те, кто регулярно приезжал на подводах за всем, что было выращено и вскормлено, в конце концов потребовали сдать даже выметенное из амбара. Потом не стало собак, кошек и крыс… Затем - листьев и коры деревьев. И вот наступил день, когда Мария с ужасом обнаружила, что четверых ее детишек кормить уже нечем. Хотя нет, оставалась еще солома на крыше. Мыкола намолол из нее муки, Мария испекла лепешек, накормила ими двух своих дочурок и двух сынишек и уложила спать. Наутро никто из них не проснулся: откуда было знать неграмотной селянке, что мука из маковой соломы - это яд. В тот день Мария навсегда стала неподвижной, с того утра и лились ее слезы, а губы шептали слышимое и сейчас…

Спустя почти двадцать лет и в уже знакомом вам селе Фарбованое услышал то, что забыть невозможно. Родители только начали обживаться в купленном ими «под дачу» доме, а я, приехав погостить, только приступил к прореживанию зарослей сирени во дворе, как от проходившей мимо бабы Смачной (ну и фамилии на Украине: смачная - значит вкусная) прозвучало заставившее вздрогнуть: «А у вас под сиренью могила». И далее последовал вот этот рассказ:

«Ой, сынку, что тут было в 33-м. Люди даже землю ели. На все село одна лошадь осталась, а ее извозчика мы все подкармливали как могли. Каждое утро он объезжал дворы, выносил из хат умерших за ночь и вон в том овраге хоронил. Однажды выносит старуху, та шепчет ему: «Что же ты меня хоронить везешь, я ведь еще живая», а он, сам шатаясь от голода, говорит ей: «А чтобы завтра за тобой не ехать». Вот до чего люди одичали от голода: уже и горя-то не чувствовали.

А что до вашего двора, так тут хата стояла, в которой муж с женой жили, я уж и не помню, как их звали. И когда жена умерла, муж ползком (ходить-то он уже не мог) вытащил ее тело во двор, выкопал вот здесь могилку и сам в нее лег рядом с женой. Я сама их потом землей присыпала… Страшное время было, день казался ночью».

Не удержался, спросил тогда про неурожай да почему никто из села не уехал, чтобы выжить где-то. И услышал: «Какой там неурожай? Все у нас к осени было, да только бандюги эти с толстыми рожами все позабирали. Уехать? Так ведь у нас и документов не было, а вокруг села кордоны стояли, никого не выпускали. Правда, двое хлопцев аж до Москвы добрались, так их там выловили и назад вернули. Померли они потом… А еще, знаешь, сынку, слухи до нас доходили, будто через Яготин (станция в десяти километрах от Фарбованого. - В.Н.) каждую ночь товарняки идут за границу с хлебом и скотом, чтобы демонстрировать, как мы сытно живем. А у нас от такой «сытости» человек триста в том овраге лежат: село-то было большое, а до революции и богатое».

…Та сирень и до сих пор не тронута: не решился я тогда потревожить покой тех, кто под нею. Тем более что, уходя, баба Смачная попросила: «Пусть она стоит, как стояла, потому что расти начала весной 34-го и неизвестно от чего: ее ведь здесь никто не сажал. А то, что могилка здесь, так вы не бойтесь: эти чоловик та жинка добрыми людьми были».

…Вот и нынешней осенью, приехав на день из Киева в Фарбованое, чтобы в уже опустевшем дворе вспомнить, как хлопотала над своими грядками мама и как мы с отцом строили вот эту баньку, молча постоял сначала перед нашей сиренью, а потом перед памятником в центре села. И надо же было такому случиться - в тот момент вдруг услышал за спиной скрип телеги. И вновь стало страшно…

Владимир НЕУГОДОВ

19

Возврат к списку

Губернатор Игорь Руденя провел инспекционную поездку по Твери
Облик города – из чего он складывается? Детская площадка во дворе и брусчатка на центральной площади. Дорога к школе и пандус у поликлиники. Все это – штрихи к портрету нашего города.
22.11.201719:34
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 1 2 3
Новости из районов
Предложить новость