23 Июля 2017
$58.93
68.66
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Политика01.06.2010

Пока надеемся - живем

За пять лет, прошедших после 17 августа 1998 года, мы почти забыли о временах, когда доллар стоил шесть и даже пять рублей, и с тысячью в кармане можно было чувствовать себя обеспеченным человеком. Правда, счастливыми мы себя и тогда не чувствовали

За пять лет, прошедших после 17 августа 1998 года, мы почти забыли о временах, когда доллар стоил шесть и даже пять рублей, и с тысячью в кармане можно было чувствовать себя обеспеченным человеком. Правда, счастливыми мы себя и тогда не чувствовали. Миллионами неудачливых «партнеров» всяческих МММ, РДС и прочих пирамидальных «гермесов» владела досада от краха надежд на быстрое и бесхлопотное обогащение. Как водится, обижались на государство, которое в то же время лихорадочно раскручивало суперпирамиду ГКО, по сравнению с которой затея братьев Мавроди выглядела детской шалостью.

В сущности, ГКО были последним звеном в длинной цепи финансово-экономических авантюр, общий смысл которых сводился к концентрации финансовых ресурсов за счет выжимания денежных соков из рядовых российских граждан, упорно державшихся за сбережения, которые они умудрились сохранить даже в условиях бешеной инфляции начала 90-х годов.

Если вспомним, тогда много говорилось о необходимости решать эту задачу другим путем: через развитие надежной банковской системы, способной вызывать доверие граждан и соответственно готовность хранить «зеленые» не в кубышках, а в коммерческих банках, которые в свою очередь вкладывали бы их в производство.

Но этот путь казался слишком долгим. К тому же государство верило в свой народ не больше, чем народ государству. Куда проще было выманить эти сбережения высоким банковским процентом, который в свою очередь обеспечивался непомерной доходностью ГКО. Правда, о вкладывании средств в реальную экономику при такой схеме и речи быть не могло. Но кто ж тогда об этом думал?

Итог известен: рухнувшие банки раздавили ростки зарождавшегося среднего класса, а обесценившийся рубль сделал нищенскими зарплаты и пенсии двух третей населения.

Понять, почему столь резкое падение и без того невысокого уровня жизни не привело к социальному и политическому взрыву, не так-то просто. Объяснить сие только классической ссылкой на долготерпеливость русского человека вряд ли будет достаточно. Были и другие причины как экономического, так и политического характера.

Во-первых, выигравшие от дефолта оказались не только среди олигархов. Нищее село, жившее практически натуральным хозяйством и не видевшее до дефолта вообще никаких денег, вдруг ощутило некоторый интерес к своей продукции. Можно вспомнить, как московские молочные комбинаты, закупавшие до этого импортное сухое молоко, стали посылать закупщиков в тверские села. Определенный импульс получила и отечественная промышленность, продукция которой неожиданно стала конкурентоспособной - правда, за счет резко сократившейся фактической зарплаты. Зато безработица резко пошла на убыль. Эти обстоятельства рождали по крайней мере надежды на какие-то перспективы и объективно снижали градус общего недовольства.

Другая причина состояла в том, что левые силы, имевшие большинство в тогдашней Госдуме, нисколько не были заинтересованы в крахе политической системы, в которой им была отведена такая уютная ниша. Они отделывались от своих избирателей трескучими «акциями протеста», а в Думе вели себя достаточно мирно, вполне удовлетворившись заменой Кириенко на Примакова, в правительстве которого у них был «свой» вице-премьер.

Однако ни продажность политиков, ни инерция общества не могли уже спасти отживший свое ельцинский режим. После августа 98-го закат его стал очевиден. Он уже не нужен был никому, в том числе и олигархам, сделавшим ельцинский режим таким, каким он был, но вовсе не заинтересованным в повторении подобных потрясений. Ровно год ушел на разработку стратегии максимально мягкой смены режима, и уже в августе 99-го миру был явлен Владимир Путин в качестве главы правительства и фактического наследника.

Не так уж важно, кто именно был создателем этой стратегии, хотя причастность к ней нынешнего лондонского изгнанника мало у кого вызывает сомнения. Все же мы должны признать: в ряду возможных вариантов смены режима были куда более опасные для всех. В том, что не они были осуществлены, немалая заслуга принадлежит и Борису Ельцину: врожденный политический инстинкт подсказал ему, что цепляние за власть опасно и для признания исторической роли первого российского президента, и, пожалуй, для его собственной судьбы. К тому же его не чуждую артистизма натуру привлекла возможность красиво разыграть свой уход. Во всяком случае, как актер, он выжал из этих памятных всем сцен максимальный эффект.

Нет ничего удивительного и в том, что конец ельцинской эпохи совпал с началом заката КПРФ. Эта партия в значительной степени была порождением олигархического режима, служа его естественным и вполне безопасным для него противовесом. Партия была связана с режимом и общими кадровыми корнями, поскольку ее основу, как и ельцинского чиновничества, составляли выходцы из номенклатуры КПСС. При видимом противостоянии они прекрасно понимали друг друга, следуя знакомым правилам игры.

Но приход Путина означал, помимо прочего, смену поколения бюрократов. Новый путинский призыв усвоил иные правила, среди которых почтение к номенклатурному прошлому уже не значилось. Деловая хватка и владение новейшими политическими технологиями стали цениться куда больше. Взаимопонимания с людьми из КПРФ у этого поколения чиновников оказалось куда меньше. Так что ничего удивительного в явно губительных для любой партии поношениях в адрес сверхпопулярного президента со стороны КПРФ нет. В общем-то они звучат куда искреннее аналогичных проклятий ельцинскому режиму, хоть и «антинародному», но по-родственному близкому функционерам компартии. При нынешнем президенте у КПРФ почти не остается возможностей соучаствовать во власти, и приход ей на смену левоцентристской партии с оттеснением самой КПРФ на политическую обочину - лишь вопрос времени.

Еще одно последствие дефолта - раскол среди олигархов, приведший к пусть не решающему, но заметному ослаблению политического влияния крупного капитала. Правда, пять лет назад в такой вариант развития мало кто верил. Но объективно государство сегодня стало заметно сильнее. Олигархи вынуждены мириться со своей зависимостью от него, чего в ельцинские времена не было и в помине. В известной степени это происходит с согласия самого крупного капитала, не желающего подвергать себя слишком большим рискам, уберечь от которых может только сильное государство.

Таким образом, политические последствия пережитого пять лет назад потрясения оказались весьма серьезными. Экономические, к сожалению, оказались куда бледнее. Отечественный товаропроизводитель ни в промышленности, ни тем более в сельском хозяйстве так и не встал по-настоящему на ноги. В структуре экономики по-прежнему преобладают добытчики сырья. Относительное благополучие по-прежнему обеспечивается высокими ценами на нефть, зависимость от которых дамокловым мечом висит над российским бюджетом.

Есть много поводов сожалеть о неосуществленных в течение минувшего пятилетия возможностях. Но надежды на их осуществление пока не утрачены. Собственно говоря, только следующий президентский срок Владимира Путина (в наступлении которого мало кто сомневается) сможет окончательно определить, вступили мы пять лет назад в эпоху надежд или все-таки в эпоху достижений, ибо, как сказал поэт, «за днями несчастья дни счастья идут, а люди все лучшего, лучшего ждут».

Сергей ГЛУШКОВ

24

Возврат к списку

День русской деревни в Ржевском районе прошел весело, громко, вкусно и ярко
Дым из трубы над деревянным домом, милые бабушки, коровы в поле, тихая рыбалка на речке, чистый воздух, трудолюбие и усердие – вот лишь некоторые ответы на вопрос, с чем у вас ассоциируется русская деревня. Их мы получили во второй главный день народного праздника в Есёмово, собравшем более 13 тысяч гостей.
22.07.201723:54
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6
Новости из районов
Предложить новость