28 Мая 2017
$56.76
63.67
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Тверская сага01.06.2010

Защитник

Имя столичного адвоката Генриха Падвы обычно звучит исключительно с превосходными эпитетами: известный, маститый, знаменитый. Он по праву считается одним из лучших защитников страны. Он ведет самые громкие дела. Выхода адвоката Падвы из зала суда ожидают толпы журналистов и окружают его плотным кольцом, чтобы расслышать несколько фраз, произнесенных негромким старомосковским говорком.

Имя столичного адвоката Генриха Падвы обычно звучит исключительно с превосходными эпитетами: известный, маститый, знаменитый. Он по праву считается одним из лучших защитников страны. Он ведет самые громкие дела. Выхода адвоката Падвы из зала суда ожидают толпы журналистов и окружают его плотным кольцом, чтобы расслышать несколько фраз, произнесенных негромким старомосковским говорком.

Свою трудовую деятельность Генрих Падва начинал в Калининской области. Здесь он состоялся как адвокат, встретил свою первую жену, здесь родилась его дочь. О калининском периоде своей жизни Генрих Павлович вспоминает с большим удовольствием. Он очень занятой человек, но нашел время для встречи с корреспондентом «Тверской Жизни». Наша беседа проходила в офисе адвокатского бюро «Падва и Партнеры» в тихом московском переулке, затерявшемся между Сретенкой и Трубной улицей.

Москва

Генрих Падва появился на свет 20 февраля 1931 года в интеллигентной московской семье. Его отец Павел Юльевич Падва был крупный инженер-плановик, занимал ответственные посты. Мама была балериной. Детство Генриха проходило вполне благополучно, единственным серьезным испытанием, выпавшим на долю маленького Геры, стала Великая Отечественная война и эвакуация из Москвы в Куйбышев (Самару), где пришлось переносить все тяготы военного быта.

В 1948 году Генрих Падва окончил школу. Выбор жизненного пути перед юным героем не стоял – он с детства грезил о профессии адвоката. Время, правда, не слишком способствовало развитию правозащитного движения. В юриспруденции превалировала обвинительная сторона, царицей всех доказательств считалось признание обвиняемого. Но Генрих Падва мечтал только об адвокатской мантии, другие правоведческие специальности его не привлекали. Диплом юный адвокат получил в 1953 году. Распределение ему выдали в управление юстиции Калининской области.

Ржев

К месту трудовой деятельности начинающий адвокат отправился с одним чемоданчиком в руках, а в нем – лишь кое-что из одежды. Мама к тому времени уже умерла, отец женился на другой женщине. Отношения с мачехой у Генриха не сложились. Хочешь не хочешь, а надо было начинать свою жизнь. В Калининском управлении юстиции выпускника столичного юрфака принял начальник Владимир Емельянович Цветков и сразу же направил на стажировку в Ржев. На станцию Ржев поезд прибыл ночью. На перрон сошло довольно много пассажиров, но большинство из них осталось до утра на вокзале. Только самые отчаянно смелые, в числе которых был и Генрих Падва, ничего и никого не боявшийся по причине молодости и отсутствия жизненного опыта, рискнули пойти в город. Это было лето 1953 года. Только что умер Сталин, и в стране была объявлена широкая амнистия. На свободу вышло огромное количество криминалитета, так что обстановка в городе, как и везде, была неспокойная.

Послевоенный Ржев поразил Генриха. Город, переживший длительную немецкую оккупацию и страшные бои, еще стоял в руинах. Люди жили крайне бедно. Московский мальчик впервые столкнулся с жизнью настоящей глубинки, которой до того времени он совсем не знал. Генрих поселился на квартире вместе с другим адвокатом из Москвы и тоже Генрихом, по фамилии Ревзин. Мальчишки тренировали смелость и волю – по ночам ходили через кладбище. Это был самый короткий путь к дому, но и самый страшный, вокруг мерцали лампадки, мерещились призраки.

Генрих Падва приступил к работе. Он не стеснялся учиться у коллег, ведь они обладали бесценными практическими познаниями, которые не получишь ни в одном вузе. Во главе ржевской адвокатуры тогда стоял Филиппенко – опытный специалист с большим знанием жизни, человек с чувством юмора. Встречались специалисты с уникальным образованием – например, адвокат Кустов, еще до революции окончивший Дерптский университет. Непосредственным наставником Генриха стала женщина. «Очень милая дама-адвокатесса, – вспоминает Генрих Павлович, – она была добра ко мне, хотя и страшно далека от юрис-пруденции».

Сначала не все ладилось. Генрих Падва очень переживал, когда проигрывал свои первые дела. Коллеги утешали его. «Вы существуете не для того, чтобы выигрывать дела, – сказал ему однажды судья из Ленинграда слова, запомнившиеся надолго, – а для того, чтобы была гарантия истинности правосудия, чтобы не произошло судебной ошибки».

Погорелое Городище

Спустя полгода начинающего адвоката бросили на самостоятельную работу. Генриха Падву перевели в село Погорелое Городище, которое тогда имело статус районного центра, где он стал единственным адвокатом. Это была хорошая практика. Приходилось вести все дела – и гражданские, и уголовные. В деревне случались разводы, имущественные споры, убийства, хулиганства, кражи, изнасилования. Суд тогда не был гуманным – за опоздание на работу на несколько минут могли реально посадить в тюрьму. Судили за неосторожное слово, за горсть унесенного с поля зерна для голодных детей. При всем старании защитника такие процессы редко заканчивались оправданием подсудимого.

В Погорелом Городище Падва столкнулся с настоящей нищетой, в какой население страны жило тогда почти поголовно. Бедность была ужасающая, быт тяжелый. Сам адвокат жил так же, как и все. Зарабатывал Генрих Падва гроши, жильем его был угол в деревенском доме, за стенкой мычала и хрюкала хозяйская скотина. Единственные его брюки «украшала» заплата на довольно заметном месте, очень осложнявшая личную жизнь. Купить что-то из еды или промышленных товаров в магазинах было невозможно. Спасала Москва. Начальство с удовольствием отправляло нового работника в столицу. Падва брал пачку дел для Верховного суда и садился на московский поезд. Путешествовать обычно приходилось без удобств, на третьих полках. В дорогу юному адвокату давали гусей, поросят, которым очень радовались его московские родные и друзья. Назад он возвращался с сахаром, маслом, мылом.

Явка с повинной

Первое самостоятельное дело Генриха Падвы в Погорелом Городище и вообще в жизни было по изнасилованию. «Дело уникальное в своем роде, поразительное, – вспоминает события полувековой давности знаменитый адвокат. – Молодой парень только что вернулся из армии, пришел на деревенскую вечеринку, где познакомился с девчонкой, совсем молоденькой, завел ее в лес и изнасиловал. На другой день он удрал из деревни, и больше его никто не видел. Прошло восемь лет. В Сталинграде пришел в милицию человек – уважаемый в городе работник, ударник коммунистического труда, награжденный орденом, примерный семьянин, отец двоих детей – и сказал: «Я больше не могу. Восемь лет назад я изнасиловал девушку. Арестуйте меня». Это был тот самый парень из Погорелого Городища. В моей практике это была единственная классическая явка с повинной, потому что обычно явки бывают фиктивными. Человек действительно не мог носить на себе этот груз. Я его защищал. Он мне рассказывал, как все восемь лет жил в страхе, он боялся, что его арестуют, завидев милиционера, он переходил на другую сторону улицы. Это был такой ужас, что он действительно не мог больше жить. Этого парня привезли в Погорелое, стали проводить следствие, что было очень трудно – не было свидетелей, девушка уехала из деревни. Ее нашли. Она его давно простила. Дали ему очень мало – меньше минимального, три года вместо восьми лет. Но я все равно считал, что много, и жаловался. Но к тому времени, когда я дошел до верхов, его уже выпустили».

Торжок

В Погорелом Городище Генрих Падва проработал года полтора, потом его на некоторое время перевели в Лихославль, а затем в Торжок. Торжок навсегда остался для Генриха Павловича городом, в котором он встретил свою любовь, свою будущую жену, а то время – конец 50-х годов – самым романтическим в его жизни. Альбина Носкова (так звали его избранницу) была родом из Риги. Девушка училась в только что открытом в Калинине медицинском институте, в Торжке она находилась на практике. Она была невероятно красива, со временем красота Альбины только расцветала. В 60-е годы супруга Генриха Падвы считалась одной из красивейших женщин Калинина.

В Торжке Генрих Падва встретил не только любовь, но и настоящую мужскую дружбу. Он подружился со следователем Юрой Хлебалиным, тоже москвичом. Оба были бездомными, но у Юры был служебный кабинет с диваном. Примерно полгода друзья прожили в этом кабинете. Потом подружились с судмедэкспертом Володей Гельманом. Тот имел комнату в доме на берегу Тверцы. Стали жить все втроем – следователь, адвокат, судмедэксперт. У них все было общее – работа, бюджет, вместе питались, выпивали, отдыхали. При этом даже мысли не возникало как-то воспользоваться дружбой в служебных целях! Они встречались на процессах в зале суда, легко могли договориться закрыть глаза на какие-то упущения. Но они были абсолютно честны. Потом к ним присоединилась супружеская пара юристов из Ленинграда. Муж стал заместителем прокурора. Его звали Ким Головахо. В суде Генрих спорил с Кимом до хрипоты, после завершения процесса они ругались вдрызг, что не мешало их дружбе. Время было такое чистое или люди?

Калинин

В Торжке Генрих Падва проработал года два, затем его перевели в Калинин. Первое время он жил на улице Вольного Новгорода, где снимал комнату в двухэтажном доме с палисадником. В этом доме жил известный в городе зубной врач Янкельзон, иногда так и говорили – дом Янкельзона. Жена оканчивала мединститут, Генрих Падва тоже продолжил образование – он поступил в Калининский пединститут на исторический факультет, на заочное отделение. Выбор у него был такой: либо он учится в институте, либо постигает основы марксизма-ленинизма в вечерней партийной школе. Падва выбрал истфак, где учили не одному ленинизму. Альбина после окончания института стала работать невропатологом. Со временем ей дали квартиру на «Пролетарке». В семье родилась дочь Ирина. А последние годы семья адвоката жила на улице Орджоникидзе в доме № 44.

В Калинин Генрих Падва приехал, уже обладая определенным житейским и профессиональным опытом. Здесь он довольно быстро получил известность. К нему стекалось весьма большое количество дел, так что он мог выбирать интересные ему. Как говорит Генрих Падва, наиболее успешно он завершал гражданские дела, но случались и нерядовые уголовные – убийства, разбои, изнасилования. Одним из самых громких дел, всколыхнувших, без преувеличения, весь город, в его богатой практике адвоката стало дело женщины, убившей жену своего любовника.

Любовь и убийство

Город бушевал – все были против этой женщины. Граждане слали в прокуратуру петиции. Как в 30-е годы, все требовали одного – расстрелять, расстрелять, расстрелять! Когда шел процесс, милиция вставала в оцепление вокруг всего квартала, зал ломился, толпы людей стояли на улице, адвоката водили под охраной, потому что его все ненавидели за то, что он защищает убийцу. Приговор транслировали по радиосвязи на улицу. Прокурор требовал высшей меры наказания. А это была трагедия, и Генрих Падва доказал суду, в каком отчаянном положении оказалась его подзащитная.

То старое дело Генрих Падва и сейчас помнит во всех подробностях. «Это была женщина очень непростой судьбы, – рассказывает Генрих Павлович, – ее мужа убило в лесу молнией, и она растила двоих детей одна. Жила очень трудно, перебивалась как могла. Однажды в ее квартире появился подполковник. Военные тогда хорошо получали, он был очень лощеный, благополучный, совсем из другой жизни. Он приехал из Минска, где у него оставалась жена, и хотел обменять квартиру. Он стал бывать у нее по поводу обмена, дальше – больше, приходил с подарками для детей, ухаживал, был очень внимателен, старшего сына обещал устроить в суворовское училище. Начался роман. Ей казалось – вот оно, счастье. Так продолжалось несколько месяцев. Женщина уже ждала ребенка, их общего ребенка.

А потом приехала его жена, и гость стал появляться все реже и реже, вскоре его визиты совсем прекратились. Беременность пришлось прервать. Дети каждый день спрашивали ее: мама, куда делся тот добрый дядя? Как-то женщина набралась смелости и пришла к нему домой. Жена была дома, они говорили об обмене квартиры, муж был смущен, и было очевидно, что жена что-то заподозрила. Через некоторое время любовники встретились случайно (город-то маленький), помню, что это было возле филармонии, и он набросился на нее как коршун, стал оскорблять. Подруги потом подначивали ее: мол, не оставляй этого так просто, накажи его. И тогда она решила все рассказать его жене. Она опять пришла к ней, мужа не было, и все рассказала. В ответ вновь прозвучали оскорбления. На беду под руку ей попал молоток, очень некстати лежащий на видном месте… Придя домой, женщина написала записку родным с просьбой взять к себе детей, выпила горсть таблеток и приготовилась умирать. Ее спас сосед – он случайно зашел и все понял, вызвал «скорую помощь».

Я защищал эту женщину очень просто. Мне казалось, что здесь есть все необходимое для защиты. Я выступал часа полтора, подробно рассказал всю эту историю. Ей дали пятнадцать лет. Надеюсь, что она вышла раньше».

В Москву

В Калининской области Генрих Падва проработал около семнадцати лет. Приехал зеленым мальчишкой, а уезжал опытным защитником, за плечами которого были сотни успешно проведенных громких дел. Здесь он постиг суть профессии – защиту человека, его жизни, свободы, прав. Уезжать было не очень просто – в Калинине Генрих Павлович прижился, обзавелся друзьями, кругом общения. Но все-таки тянуло в Москву, город его детства. В 1971 году семья адвоката покинула Калинин. Впереди их ждала новая жизнь. Какой она станет, он не мог знать, но очень стремился к ней.

Много лет Генрих Павлович Падва считается одним из лучших адвокатов России. Он вице-президент Международного союза адвокатов, кавалер почетного знака «Общественное признание», заслуженный юрист Российской Федерации, награжден золотой медалью имени Ф.Н. Плевако и многими другими званиями и наградами. А начиналось все в Калининской области, в маленьком городке, с перрона ночного вокзала которого он однажды не побоялся шагнуть в неизвестность.

Автор: Марина ШАНДАРОВА
382

Возврат к списку

В Тверском регионе развиваются телемедицина и мобильное здравоохранение
В 2016 году Правительство Тверской области профинансировало социальную сферу на 100%. На эти цели было направлено более 65% расходов регионального бюджета. 
27.05.201701:14
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1 2 3 4
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию