20 Октября 2017
$57.57
67.93
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Тверская сага 01.06.2010

В храме Мельпомены

Имя Евгения Михайловича Ботвинникова в наши дни почти забыто. А ведь в свое время он был известнейшей персоной не только в Калинине, но и за его пределами. Ботвинников – первый, еще довоенный директор Калининской филармонии, затем директор драматического театра. Этот пост он занимал на протяжении почти четверти века. В городе его знали, что называется, все. Теперь ситуация, как это нередко бывает, изменилась на прямо противоположную.

Имя Евгения Михайловича Ботвинникова в наши дни почти забыто. А ведь в свое время он был известнейшей персоной не только в Калинине, но и за его пределами. Ботвинников – первый, еще довоенный директор Калининской филармонии, затем директор драматического театра. Этот пост он занимал на протяжении почти четверти века. В городе его знали, что называется, все. Теперь ситуация, как это нередко бывает, изменилась на прямо противоположную. Имя Ботвинникова не упоминается даже по красным театральным датам. Будет справедливым, если в год празднования 260-летия зарождения театрального искусства на тверской земле мы вспомним жизненный путь этого незаурядного человека.

Евгений Михайлович Ботвинников родился 4 июля 1908 года в Ростове- на-Дону в обычной городской семье. Отец – мещанин, мать – домохозяйка. Детей в семье было трое, две дочери и сын. Когда из жизни ушел отец, всю заботу о маме и сестрах Женя взял на себя и нес эту ответственность до конца своих дней. Его юность пришлась на послереволюционные годы, когда в стране рождалась новая эстетика, новое искусство. Как всегда во времена перемен, театр был в авангарде новой жизни. В 1929 году Евгений Ботвинников поступил в Северо-Кавказский краевой театр рабочей молодежи (ТРАМ) в качестве актера и одновременно заместителя художественного руководителя. Видимо, организаторские способности Ботвинникова проявились ярче, чем актерские, и через два года его пригласили в Москву на работу в аппарат ТРАМсовета ЦК ВЛКСМ. В 1936 году партия перевела Ботвинникова в Калинин, где тогда создавалась филармония. А в апреле 1941 года Ботвинников становится директором Калининского драматического театра. До начала Великой Отечественной войны оставалось два с половиной месяца.

Театр времен военных действий

Двадцать второго июня 1941 года, в воскресенье, в театре шел дневной спектакль «Фельдмаршал Кутузов». В антракте было объявлено о нападении на Советский Союз фашистской Германии. Как и вся страна, театр перестроил свою работу на военный лад. Артисты объединились во фронтовые бригады и на 22-местном самолете марки «дуглас» летали в районы боевых действий, где давали концерты. С каждой поездкой путь на передовую становился все короче. А в октябре враг вплотную приблизился к Калинину.

В эвакуацию артисты собирались спешно, не у всех нашлось время даже зайти домой за вещами. Директор уходил в бутафор-ской шинели и таких же сапогах, с собой успел прихватить только связку ключей от театра, не зная, что они ему больше не понадобятся. Дороги на восток были забиты толпами беженцев, они стучались во все двери, но жители деревень неохотно пускали на постой незнакомых людей. Уже ударили первые морозы. Ботвинников, чтобы не окоченеть, часть пути бежал за подводой. Все-таки пешком и на поездах калининские артисты добрались до Кировской области, где 6 декабря открыли театральный сезон.

Но играли в тылу недолго. Едва поступила радостная весть об освобождении Калинина, как артисты засобирались в обратный путь. Ехали двумя грузовиками. По пути одна из машин сломалась. Ботвинников с женой остались в ней сторожить вещи. Они замерзали, но вскоре их подобрала попутка. Когда на другой день они вернулись с подмогой за грузовиком, то на месте оставленной машины обнаружили огромную воронку от авиабомбы. Попадание было точным.

Возвращение домой было тяжелым. После двухмесячной оккупации город стоял в руинах. Здание театра тоже разрушено, в огне погибло все имущество – реквизит, костюмы, декорации. В столь же плачевном состоянии многие артисты застали свои жилища. Все надо было восстанавливать, а одновременно – играть спектакли. Уже тринадцатого февраля 1942 года Калининский драматический театр показывает первый спектакль – по пьесе Константина Симонова «Парень из нашего города», очень популярный в то время благодаря вышедшему в начале войны кинофильму с Николаем Крючковым и Лидией Смирновой. Декорации изготовили из плащ-палаток, костюмы – настоящее военное обмундирование и крашеная накрахмаленная марля. Нередко военную одежду для артистов одалживали прямо у сидящих в зале зрителей. Командировки на войну продолжались. Фронтовые бригады часто выезжали на передний край. В 1943 году театр дал на передовой полторы тысячи концертов.

Калининский театр долго оставался бездомным. Первое время после возвращения из эвакуации размещались в Доме Красной Армии (Доме офицеров). Затем перебрались на площадь Ленина, в нынешнее здание ТЮЗа. О «жилищных условиях» артистов можно судить по такой детали – гримерка размещалась в единственной комнате, перегороженной простынями на женскую и муж-скую части. Здесь же обитали актерские дети, они играли, учили уроки, разучивали гаммы на старом пианино марки «Красный Октябрь». В их числе была и Наташа Ботвинникова – единственная любимая дочь директора.

В 1943 году Совет народных комиссаров СССР (правительство) принял решение о восстановлении здания Калининского театра. Горожане старшего возраста, конечно, помнят, как трудно возрождался театр. Работали методом народной стройки, и артисты тоже принимали участие, как и немецкие военнопленные, которые восстанавливали многие здания в Калинине.

В 1951 году театр наконец был открыт. Его открытие приурочили к десятой годовщине освобождения города. Калининский драматический был настоящим храмом искусства. По вечерам у парадного подъезда величественного здания толпились принаряженные люди, мечтающие войти в роскошное фойе, усесться в мягкие кресла и хоть ненадолго отвлечься от суровых будней. Славу театра делали прекрасные актеры – Виталий Брянский, Петр Званцев, Иван Лобанов, Надежда Гончарова, Александр Пруссаков, Валентина Дальская и многие другие. В Калининском драматическом начинал свой творческий путь Спартак Мишулин. Руководил коллективом Георгий Георгиевский. Директор театра в те годы не был технической фигурой, он входил в состав режиссерской коллегии. Вот выдержка из передовицы в газете «Правда» – главной газеты страны:

«Директор театра Е. Ботвинников, главный режиссер Г. Георгиевский, режиссеры А. Аронов и М. Скворцов, формируя репертуар, проявляют живой интерес к новой советской пьесе, творческую смелость и инициативу… Коллектив не идет по пути тех местных театров, которые во что бы то ни стало ждут, пока пьеса появится на сцене столичных театров, не решаются сами определить ценность произведения». («Правда», 21 мая 1950 г.).

Вся жизнь – театр

Евгений Михайлович Ботвинников был настоящим хозяином театра. Он им жил. На работу уходил в 9.30, весь день проводил в театре, обязательно дожидался окончания вечернего спектакля, после чего лично обходил все огромное здание со связкой ключей ото всех театральных помещений и возвращался домой только около полуночи. Выходных у директора не было совсем. И так продолжалось все годы работы. В семейном архиве Ботвинниковых почти нет фотографий, где бы глава семьи был среди родных, – только с коллегами. При этом Евгений Ботвинников в сущности не был публичным человеком. Он очень дорожил своей семьей и по возможности старался все немногое свободное время проводить дома.

Ботвинниковы жили в двух шагах от театра, в доме, адрес которого – улица Новоторжская, 3. Старожилы называют его так: во дворе «Ласточки». Уточним: «Ласточка» – это исчезнувший несколько лет назад хлебный, а затем большой продовольственный магазин на бывшей улице Правды.

Дом, в котором жил Ботвинников, любопытен тем, что он несколько раз менял свой номер и даже улицу. Сначала считалось, что он стоит на площади Коммуны и имеет номер 8, хотя в народе площадь Коммуны долго по старинке называли Хлебной, потому что до конца 60-х годов там располагался главный городской рынок. Но в 60-е годы площадь коренным образом перестроили, и она утратила свое торговое значение. Адрес Ботвинниковых стал такой: улица «Правды», 33а, позже – улица «Правды», 3. В новое время улице «Правды» вернули прежнее имя – Новоторжская.

История дома заслуживает отдельного разговора. Его начали строить перед войной, но не успели сдать в эксплуатацию. После освобождения города этот большой четырехэтажный дом первым отремонтировали и заселили жильцами. Несколько квартир выделили театру. Одну из них, на третьем этаже, заняла семья Ботвинникова. В соседнем подъезде обосновался комик Виталий Брянский с семьей.

Квартира считалась очень хорошей, что немаловажно, она не была коммунальной. Ботвинниковы охотно давали кров всем нуждающимся в нем – детям знакомых, приехавшим поступать в институт, сокурсницам дочери Наташи, лишившимся общежития, командированным коллегам. Иные жили до года и больше. При этом дом Ботвинниковых не был, что называется, открытым, где всегда шумно, полно гостей, накрыт стол и кипит самовар. Напротив, жили обычно, даже праздники отмечали очень тихо, в домашнем кругу. Жена директора была далека от театра – Лидия Алексеевна Гриднева работала экономистом. Глава семьи был скромным человеком, а суеты ему хватало на работе. Евгений Михайлович не любил чествований, пышных юбилеев. Свой день рождения он отмечал 4 июля вместе с сестрой-близнецом Юлией. Стол украшали молодая картошка и первый стакан свежего земляничного варенья. Коллеги по театру в это время были на гастролях, они присылали поздравительные телеграммы на серых бланках. На Новый год приходил артист Александр Сафронов с маленьким сыном Сашей (будущим Фридрихом Энгельсом в фильме «Карл Маркс. Молодые годы»).

Седьмого ноября Ботвинниковы, как и все советские люди, публично демонстрировали свою приверженность идеалам Октября, а потом шли в гости к скрипачам Киппер и Клеветовой, потому что у Якова Абрамовича в этот день был день рождения. Праздник украшал своим веселым лаем хозяйский пес Тявик. В тот же день нельзя было не заглянуть к коллегам по театру Лавровым. И Александр Александрович (по-простому Сан Саныч), и Анна Кузьминична одновременно праздновали свои дни рождения. Там застолье было по-настоящему широкое, Лавровы ждали в гости всех добрых людей, о чем Сан Саныч неоднократно напоминал друзьям и сослуживцам в течение всего года и непосредственно в канун праздника.

Других праздников тогда не знали, все остальные дни в году были рабочими. Единственный отдых, который себе позволял Ботвинников, это посещение (нередко с семьей) футбольных матчей на стадионе «Химик». Футбол в те годы был невероятно популярен, не меньше, чем театр. На матчи стекался весь город. Когда «Волга» забивала гол, ликование трибун было слышно всему Заволж-скому району и половине Центрального. В чемпионате СССР Ботвинников болел, как большинство театралов, за «Спартак», не пропускал радиотрансляций матчей, позже – телевизионных. Иногда играл в шахматы. Отпуск проводил на даче в Рябееве, позже – в подмосковном санатории «Руза».

Жизнь для людей

Несмотря на работу, связанную с общением с огромным количеством людей, Ботвинников умудрялся оставаться очень немного-словным человеком. Его молчаливость артисты охотно обыгрывали в капустниках. Немногословие директора не означало его равнодушия к людям. Совсем наоборот. Евгений Михайлович очень внимательно выслушивал людей и старался по мере сил помогать им, не делая различия между актерами, администраторами или рабочими сцены. Бывало так: человек и не просит ничего, просто в разговоре посетует на свои беды. Ботвинников молча покивает, а спустя несколько дней приглашает к себе недавнего собеседника и сообщает, что вопрос решен. И, конечно, при всей своей сдержанности в проявлении чувств Евгений Михайлович отнюдь не был сухарем. Он любил и понимал шутку. Характерной особенностью его речи были изящные вкрапления тончайшего юмора и лукавая полуулыбка.

К всегда актуальному вопросу об авторитете органов власти. Евгений Ботвинников с 1947 года восемь раз подряд избирался депутатом городского Совета депутатов (аналог нынешней гордумы), с 1949 по 1962 годы являлся членом горкома КПСС. Свои полномочия он старался использовать на благо людям, а не для личного обогащения.

В статье, даже такой большой, к сожалению, невозможно рассказать обо всей жизни и деятельности Евгения Ботвинникова. Разве в двух словах опишешь созданную при его содействии уникальную люминесцентную лабораторию? Ее основатель Александр Третьяков творил настоящие чудеса на театральной сцене, по-разному освещая декорации. А театральная библиотека, ставшая оазисом посреди бурной закулисной жизни? А «территория ВТО» – любимое детище Ботвинникова? Или филиал школы-студии МХАТ, открытый в Калинине в 1962 году? Все это работало на пользу общему делу.

Театр времен Ботвинникова был большим коллективом единомышленников. Неудивительно, что зрители любили такой театр и валом валили не только на премьеры. Здесь надо упомянуть еще об одной грани таланта директора Ботвинникова. Говоря современным языком, он был весьма успешным менеджером. Даже во времена социализма от театров требовали исполнения финансового плана, а с начала 50-х годов – бездотационной работы. Евгений Михайлович придумал давать одновременно два спектакля: один – на основной сцене, второй – на выездной площадке. Система параллельных спектаклей требовала высочайшего уровня организации, ведь приходилось «разводить» актеров по двум составам. Ботвинникову удавалось все это, как и многое другое. Он организовывал гастроли (Калининский театр выступал даже в Кремле), вел строительство, ведал финансами, репертуарной политикой, рекламой.

Но так не могло продолжаться бесконечно. В начале 1963 года у Евгения Михайловича случился инфаркт. Инвалидность. Потом умерла жена. Руководить огромным хозяйством он больше не мог. Но с театром не порвал. Перешел на работу в театральное общество, где писал статьи, составлял обзоры, проводил анализ деятельности театров.

Его не стало в октябре 1975 года. Так получилось, что театр в это время был на гастролях, и приехать проститься смогли немногие. Похоронили Ботвинникова в Дмитрово-Черкассах, где начала образовываться невеселая театральная аллея.

Автор: Марина ШАНДАРОВА
55

Возврат к списку

Тверские участники отличились на ВФМС-2017
Более 25 тыс. участников из 185 государств, 5 тыс. волонтеров, 200 общественных послов… На неделю Сочи превратился в центр мирового молодежного движения.
19.10.201721:08
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
25 26 27 28 29 30 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5
Новости из районов
Предложить новость