24 Марта 2017
$57.52
62.1
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Культура01.06.2010

Валя Гаганова идет в отстающую бригаду

То, что вы прочтете ниже, было написано почти полвека назад, летом 1957 года. «Калининская правда» только что напечатала первые сообщения о прядильщице Вышневолоцкого хлопчатобумажного комбината Валентине Гагановой, которая решила перейти из своей отличной бригады в другую – отстающую и научить тамошних девчонок работать по-настоящему, вытянуть их в передовые.

То, что вы прочтете ниже, было написано почти полвека назад, летом 1957 года. «Калининская правда» только что напечатала первые сообщения о прядильщице Вышневолоцкого хлопчатобумажного комбината Валентине Гагановой, которая решила перейти из своей отличной бригады в другую – отстающую и научить тамошних девчонок работать по-настоящему, вытянуть их в передовые. Мне в редакцию позвонили знакомые ребята из Москвы, из комсомольского «толстого» журнала «Молодая гвардия», и попросили срочно сделать для них очерк о Гагановой и ее поступке под рубрику «Новое в нашей жизни». Заказ я выполнил. Сейчас «ТЖ» печатает отрывок из журнального очерка. Пришлось опустить его начало и сразу перейти к главному. Скажу еще, что заголовок у меня был совсем другой. Но «Молодая гвардия» решила взять быка за рога и дала свой заголовок. Оставляем его. Пусть длинно, но по существу…

Дмитрий ЗВАНЦЕВ

Валя Гаганова идет в отстающую бригаду

…С этого дня началось большое сражение за судьбу Люси Шибаловой, Жени Панковой, Нины Львовой и других девчат, которые до сих пор «ходили в отстающих».

Человек не машина. У каждого свой норов. Этот норов проявлялся совершенно неожиданно и самым невероятным образом. Она посылала Раю Павлову разбирать брак, а та встряхивала кудряшками.

– Еще чего, успеется!

Она говорила Нине (ох, эта Нинка!), чтобы та помогла съемщицам. Львова пожимала плечиками:

– А я прядильщица, мне это ни к чему!

Нет, не то что девушки встретили ее в штыки, как нового бригадира, «варяга». Они просто не привыкли к тому, чтобы с них кто-то требовал. Привычка была к другому — к самому последнему месту. «Мы последние, а раз так – все трын-трава!» – это слышалось Вале в каждом слове, сказанном ей поперек.

– Последние, а будете первыми! Слышите? Я не я буду, если вас в люди не выведу! – кричала она вгорячах, так как характер у всех Гагановых отроду крутой и резкий. Кричала и тут же останавливала себя, улыбалась: – Ну ладно, больше кричать не буду! Нянькой вашей стану, вот что...

Пришлось стать нянькой. Чуть ли не водить за ручку, показывать, как и что нужно делать. Стала добиваться, чтобы в бригаде была настоящая дружба. Прядильщицы пусть помогают съемщицам, а съемщицы – прядильщицам, иначе стоять будем днями. Заработаем копейки.

И снова Нина сказала:

– А нам и так хватает! Не жалуемся! Но кто-то на этот раз возразил:

– Ладно тебе, Нина! Не в том дело — хватает, не хватает... Совесть надо знать, вот что!

Это можно было считать хоть маленькой, но победой – бригада стала дружнее: поняли девчата, что каждый зависит от всех, а все от каждого.

Иногда Валя выбирала минутку, забегала в «старую» бригаду. У Нади все шло как по маслу, даже завидно становилось. Валя вздыхала, гнала от себя мысль: «А вдруг не вытяну, сраму сколько будет!» – и снова бежала к своим девчонкам.

Как-то раз услышала на лестнице разговор, после которого ходила злющая, мрачная целый день. Бабьи постные голоса выпевали внизу, на площадке:

– Вона Валька-то носится! И чего людям надо, чего им надобно? Была синица в руках, давай журавля в небе... Пра!

– Чего надо? Того и надо – выслуги ищет. Гляди, и квартирку дадут, гляди, и...

– Пра! И чего это людям надобно!..

Она выскочила с верхней площадки как ошпаренная, красная от обиды. Потом все ходила по цеху, приглядывалась к людям: неужели и другие думают так же? А в ушах все стоял сладкий голос: «И чего людям надо?»

О, ей было много нужно! Ей всегда казалось, что без нее не обойдется ни одно дело, что оно рухнет, если она, Валя, вот сию же минуту не налетит, не накричит, не докажет, что нужно делать так, а не иначе. Ей было мало в общем-то вполне приличных показателей в использовании оборудования. И она добилась тогда, сама первая взялась за повышение коэффициента полезного времени оборудования, довела его до самой высокой в стране цифры – 0,96!

А главное – ей было мало сознавать себя довольной и счастливой, если рядом есть люди, у которых не все хорошо в жизни или на работе. Потому и пошла в эту бригаду, взвалила на себя такую ношу. Выслуживается! Хороша выслуга: бригадир самый первый – сзади...

Самый первый сзади... Это пока констатировала неумолимая кривая на доске показателей. Это пока говорили люди, мастер Леонид Васильевич подзывал к себе, бубнил:

– Ты, Валентина, инициатор и все такое, только я не погляжу, буду писать докладную. Дисциплина у тебя в бригаде где? То-то и есть... Семенова Лидия в который раз опаздывает, учти.

Как будто она этого не знала! Бригада шла очень неровно. То девушки вроде брались за ум, а то...

...Съем был готов. Но у машин ни души! Всех точно ветром сдунуло. Валя посмотрела по сторонам. Кое-кто посмеивался. Она пошла к выходу, точно чуя неладное. Распахнула дверь – и замерла. Девчонки, ее милые, такие хорошие девчонки, опять выкинули штучку. Вот тебе, гляди, бригадир! Танцуют – и горя им мало! Спрашивает бригадир, кто затеял. Молчат, усмехаются. И кто-то произносит:

– Никто не затеял, все пошли...

Итак, вот оно — «один за всех, все за одного»!

Но так было не всегда. И, наконец, пришел такой день, когда Валя впервые за долгое-долгое время по-настоящему весело и звонко рассмеялась. Ее девчата получили первую большую получку. Она смотрела, как Нина недоуменно разглядывала пачку денег, как щебетали остальные, и на душе у нее стало очень хорошо. Нина обернулась, спросила:

– Ты чего смеешься?

– Так! Ну что? Может быть, в кассу отдашь обратно? Тебе ведь всегда хватало?

И Нина, улыбаясь, ответила:

– Брось ты вспоминать! Вот тоже... Мало ли я чего говорила?

Этот и последующие дни были триумфальными: оказалось, что бригада шагнула вперед на целых 15 процентов. Девушек поздравляли. О них написали сначала в многотиражке, потом в районной, потом в областной комсомольской газете. А бригада все шла и шла вперед. И к январю, к началу съезда партии, она стала, наконец, передовой. Даже в «старой» гагановской бригаде показатели были ниже. Это была настоящая победа.

И пришел такой день, когда все, а не только Илья Григорьевич Трабер, не только секретарь партбюро Варвара Ивановна Базлова, – все поняли, что у них на фабрике, в первом прядильном цехе родился новый, замечательный почин. До этого никто не давал поступку Вали такого громкого названия. Настолько этот поступок был логичным, настолько вызванным жизнью, что казался сам собой разумеющимся. Будто бы иначе и не могло быть, что вот увидел человек – товарищам нужна помощь, – пришел и стал помогать, не думая о себе.

Почин ширился, рос и вдруг оборачивался перед людьми все новыми и новыми удивительными сторонами. И сами люди начинали понимать, что это они творят новое, сами ищут, находят все новые и новые силы в себе. Становилось все более ясным: это должно было произойти не сегодня, так завтра, не здесь, так в другом городе, ибо народ поднялся на еще одну, более высокую ступень.

Вот уже десятки лучших бригадиров на комбинате перешли в отстающие бригады. Вот уже Зоя Данилова и Тамара Андреева, и еще десять передовиков подтягивают отстающих только на прядильной. И вот оно — новое: в двух бригадах из трех сменились бригадиры. А в третьей бригаде сказали: «Нам помощи не нужно, сами поднимемся до Гагановой и Андреевой». И поднялись! Валя Бровина рапортовала: есть 116 процентов!

И вот еще новое, совсем непривычное. В ходу у комбинатского начальства появилось выражение: «Смотри, и на тебя найдется Гаганова!» Это не шутка. Пустил крылатую фразу Анатолий Васильевич Смирнов. Он сказал так:

– Теперь, друзья, может статься, что кое-какие понятия и слова прикажут долго жить. А как же? Вот, скажем, директор может издать приказ – снять с работы как несправляющегося или там понизить в должности. Это мера административная. Отомрет эта мера! Просто придет человек хороший, скажет плохому работнику: «Подвинься, ежели не умеешь работать, буду учить...» Вот так!

8

Возврат к списку

В Твери названы имена лучших молодых поэтов России
Во вторник Тверь стала литературным центром всей нашей огромной страны: во Всемирный день поэзии в столице Верхневолжья подвели итоги Всероссийского конкурса молодых поэтов «Зеленый листок», учрежденного поэтом Андреем Дементьевым. Награждение победителей проходило в единственном в России Тверском Доме поэзии.
22.03.201721:38
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31 1 2
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию