24 Мая 2017
$56.56
63.62
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Общество 01.06.2010

Простая афганская история

Когда он открыл глаза, не сразу понял, что произошло. Больше всего удивило, почему в танке он один. Привычным движением уперся, чтобы вы-браться из башни, и закричал от дикой боли, пронзившей правую ногу. И тут вспомнил хлопок взрывной волны, дикое ощущение, что громаду танка подняло в воздух.

Когда он открыл глаза, не сразу понял, что произошло. Больше всего удивило, почему в танке он один. Привычным движением уперся, чтобы вы-браться из башни, и закричал от дикой боли, пронзившей правую ногу. И тут вспомнил хлопок взрывной волны, дикое ощущение, что громаду танка подняло в воздух. Он подтянулся на руках и высунулся наружу. Неподалеку от танка лежал и матерился раненый майор, прибывший к ним вчера ночью инженер полка. Оглянувшись, увидел, как к нему бегут трое остальных членов экипажа. Один почему-то держался за голову – позже выяснится, что его контузило. «Извини, Серега, надо было остальную колонну предупредить, чтобы тоже на мины не напоролись. Ты-то как? Ноги чувствуешь?» Через несколько минут его на плащ-палатке втаскивали в БМП.

Это было шестого июля 1980 года. Еще через двадцать дней ему исполнился 21 год. Эти две даты так и идут теперь для Сергея Демина параллельно: одна просто отсчитывает годы, другая – годы второй жизни.

Мина разорвалась прямо под ним, разворотив днище танка и отбросив машину почти на два с половиной метра. Сергей пострадал больше всех. Поразительно, что вообще остался жив. В ступне правой ноги, на которую он так необдуманно попытался опереться, позже обнаружат 18 переломов. Левая вообще держалась только на сухожилиях. Ему вкололи что-то обезболивающее, наложили жгут и на двух вертолетах всех раненых доставили в госпиталь Кундуза. От боли он несколько раз терял сознание, а когда приходил в себя, в голове словно все мешалось.

Очнулся утром в медицинской палатке госпиталя. У постели – трое хирургов. Левую ногу он снова не ощущал, но как -то иначе, чем там, в танке, во время шока. И понял, что ее нет.

Он лежал и убеждал сам себя, что ему жутко повезло. В первые месяцы службы в Афганистане, когда им было приказано «не поддаваться на провокации» и не отвечать на выстрелы «духов», было много бессмысленных смертей. Потом разрешили отвечать огнем на огонь, а не изображать из себя живые мишени. Да и на минах подрывалось немало. Это уже потом придумали противоминные тралы – выдвинутые впереди танка на 2,5 метра и одетые в броню катки гасили взрывы, оставляя танк невредимым. В тот печальный день они ехали с тралом, но, как позже скажет майор, «духи» их перехитрили – удлинили провода и расположили мину сбоку. И трал прошел, а танк взлетел…

Вообще когда Сергея Демина, молодого печатника Калининского полиграфкомбината детской литературы (потомственного – отец тоже полиграфист) провожали в армию, об Афганистане он как-то не думал. Прибыл в Таманскую дивизию, в мотострелковую часть, и они с ребятами решили, что тут им и предстоит провести два армейских года. Но как-то однажды их, 300 человек, выстроили у каптерки на вечернюю поверку, и рядом со своим воинским начальством они увидели несколько незнакомых человек. Кто-то шепнул: «Покупатели». И точно. Первым пятидесяти (Демину в том числе) приказали остаться, остальных отправили на отдых. А им сообщили, что забирают в танковое учебное подразделение.

Честно говоря, Сергей недоумевал. В танкисты обычно подбирают ребят крепеньких, но невысоких. А он – метр восемьдесят пять! Как в танке-то поместится? Оказалось, вполне. И после учебы под Ковровом – есть такой город во Владимирской области – Демин, уже в качестве наводчика орудия средних танков, вместе с сокурсниками прибыл в воинскую часть Дзержинска, в Горьковскую область. Думали, теперь уже это постоянное место службы. Но через три месяца всем полком, со своей техникой они двинулись в плацкартных вагонах на юг, в Туркестанский военный округ. Потом был Термез. Горы. Там готовили технику, бое-комплекты. А вскоре по понтонам перешли Аму-Дарью.

В 20 лет все кажется романтикой. И жизнь в палатках, и даже то, что домой писать о пребывании в Афганистане нельзя – нахожусь на учениях, и все. Кундуз, Тулупан, Кишим – они в основном обслуживали этот район, сопровождали колонны. Романтика кончилась с первыми «черными тюльпанами», увозившими тела товарищей. И стало ясно, что это не игра в войну, а настоящая война, как бы ни называли ее официально – «охраной южных рубежей Родины».

Накануне подрыва выдался тяжелый день. Они получили приказ провести батальон пехоты в Кишим. Щебенкой от взрывной волны ранило механика-водителя – задело глаз. Заменить было некем, парень после перевязки продолжал вести машину. На обратной дороге, когда обходили гору, на узком участке пути один из тралов сорвался в ущелье. Глубина – метров 30. Танк примерно на полствола орудия зарылся в грунт. Сзади шли еще две машины, вытащили, но второй трал тоже полетел. До-брались до базы, а там новый приказ: в 6 утра встречать дополнительное сопровождение. Связались с Кундузом, объяснили положение. В два ночи к ним прибыл инженер полка с новыми тралами. Гость сел в машину пятым – и они двинулись навстречу той подлой мине.

Сергея предупредили, что впереди его ждет еще одна операция – реампутация. И вот пятьдесят раненых, среди которых он самый тяжелый, и еще один, с ранением в живот, летят в Ташкент. Но перед заходом на посадку выяснилось, что Ташкентский госпиталь из-за перегрузки принять их не может, и самолет взял курс на Небит-Даг. Там раненых не ждали. Приходили мест-ные. Все жалели «сынков», несли дыни, арбузы, яблоки. Через день-другой многие повеселели, кое-кто уже пробовал делать первые шаги на костылях. Собрату по несчастью, майору, отняли ступню – кости стали чернеть и крошиться. Он только вздыхал: «И угораздило же меня за полгода до окончания службы так вляпаться!» Но хуже всех пришлось Сергею. Он вдруг пожелтел, как лимон, и врач констатировал: «Гепатит. В инфекционное отделение». Об операции в таких условиях и думать не приходилось. Два месяца он практически прожил на капельницах. Хорошо, в палате стоял телевизор. И они от начала и до конца увидели московскую Олимпиаду.

В конце августа приехал отец. Сказал: «Потерпи, сынок. Человек многое может перетерпеть». Дождался операции сына, убедился, что теперь дело действительно пойдет на поправку, и уехал в Калинин, где совсем больная лежала жена, переживавшая за сына едва ли не больше, чем он сам.

Вот такая почти обычная афганская история. 26 лет Сергей живет с протезом. Медаль за Афган хранит бережно, но надевает редко – только по праздникам.

Быть инвалидом не такая уж радость, но ни угрюмым, ни удрученным Сергея не назовешь. Смотрится моложе своих 47. И хоть в углу стоят два костыля, по дому ходит почти свободно. Не зная о его несчастье, и не подумаешь, что держится человек на одной, в 18 местах переломанной ноге.

С работой полиграфиста, что была по душе, пришлось расстаться. Но окончил юридический факультет, многим собратьям по Афгану помог в решении проблем, требующих знания законов.

Первый брак не задался. С детьми отношения хорошие, а недавно он стал дедушкой. Жена Ирина – вдова бывшего сокурсника – понимает и поддерживает Сергея. Подрастают Марина и Саша. Жаль только, что вчетвером приходится обитать в одной комнате. Хотя они ее и отремонтировали, и мебель новую в кредит прикупили, все равно в такой тесноте жить невозможно. Сергей шутит: прямо за стеной пустует земля под аркой. Вот превратить бы ее во вторую комнату! Всего и дел-то – заложить две стенки с проемами для окон, а с остальным они бы с друзьями сами справились. Может, действительно выход? Хотя, конечно, лучше бы дать нормальное человеческое жилье – кровью своей такие, как он, заслужили.

Вместе с друзьями Сергей любит бывать на рыбалке и даже ухитряется собирать грибы и ягоды. Сергей Орлов, Станислав Назимов, Николай Изместьев, Олег Толстых, Сапар Илиев – это те, чья поддержка помогает забывать об инвалидности. Когда собираются вместе, просят Стаса спеть. Потом поют все вместе. У подполковника и рядового здесь одно звание – «афганец».

Аксана РОМАНЮК

3

Возврат к списку

Крупнейшие компании России идут делать бизнес в Тверской области
На этой неделе в Верхневолжье открылся новый операционно-логистический комплекс. Объем вложенных в него инвестиций – 1,5 млрд рублей.

23.05.201717:18
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1 2 3 4
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию