24 Марта 2017
$57.52
62.1
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Тверская сага01.06.2010

Учитель танцев с «Пролетарки»

Примеров творческого долголетия в артистической среде не так и много. Это книги и музыку можно писать, в общем-то, в любом возрасте. А выходить на сцену и отдавать свою энергию зрительному залу в 70-80 лет способен далеко не каждый человек. Исключения редки. Одно из них - народный артист СССР Владимир Зельдин.

Примеров творческого долголетия в артистической среде не так и много. Это книги и музыку можно писать, в общем-то, в любом возрасте. А выходить на сцену и отдавать свою энергию зрительному залу в 70-80 лет способен далеко не каждый человек. Исключения редки. Одно из них - народный артист СССР Владимир Зельдин, неподражаемый Учитель танцев, страстно влюбленный пастух Мусаиб из пырьевских «Свинарки и пастуха», леденящий душу своей изобретательной жестокостью судья из «Десяти негритят»… Владимир Зельдин прожил на театральной сцене и съемочной площадке долгую жизнь. Только Театру Российской (Красной - Советской) армии отдано свыше шестидесяти лет! И ставить точку в творческой биографии артиста преждевременно. Десятого февраля Владимиру Михайловичу Зельдину исполнился девяносто один год. Мало кто знает, что несколько детских лет будущая звезда советского театра и кино провела в Твери. О нашем городе у Владимира Зельдина сохранились самые добрые воспоминания. Тверь для знаменитого артиста навсегда осталась сказочным городом огромного счастья, какое бывает только в детстве.

Тверское детство

Трудно поверить, что этот слегка пожилой джентльмен с убеленной благородной сединой головой появился на свет еще до совершения Октябрьской революции, а именно 10 февраля 1915 года. Это произошло в городе Козлове Тамбовской губернии (теперь это Мичуринск) в семье дирижера, военного капельмейстера Михаила Евгеньевича Зельдина. Отец Зельдина родом из Белоруссии. Чтобы получить музыкальное образование, он принял православие. Была ли перемена вероисповедания для него тягостной? Возможно. Хотя, как вспоминает Владимир Зельдин, уклад жизни в семье был обычный, русский, православный и вполне патриархальный - с постами, пасхальным куличом, рождественской елкой и воскресными походами в церковь. Музыка, видимо, значила для Михаила Евгеньевича больше, чем религия отцов. Он закончил Московскую консерваторию по классу тромбона, потом дирижерский факультет, музыкой жил, зарабатывал ею на жизнь, вел бурную профессиональную и общественную жизнь и тем был счастлив. Для детей он был непререкаемым авторитетом. Детей в семье Зельдиных было пятеро - Лена, дочь папы от первого брака, Юрий (он стал музыкантом и умер очень рано, в 27 лет), Ирина, прожившая до 93 лет, Нина, медик, и Владимир, самый младший.

Матушку Владимира Михайловича звали Анна Николаевна Попова. Она была второй женой Михаила Евгеньевича Зельдина. Замуж вышла совсем молоденькой, но уже имея профессию учительницы начальных классов. Правда, поработать по специальности Анне Николаевне не удалось ни дня, потому что в замужестве она, как тогда было принято, занималась исключительно домом и детьми. Детям мама сумела привить любовь к образованию вообще, и чтению в частности. Годам к пятнадцати Владимир прочитал всю русскую классику - Толстого, Куприна, Гоголя и перешел на легкое чтение, каким в то время считались слезоточивые любовные романы Лидии Чарской. Всех детей, естественно, учили музыке. Володя играл на трубе, освоил и рояль, и скрипку, что ему очень помогло в артистической карьере.

Жить в Козлове было небезопасно. Этот тихий городок находился на передовой линии гражданской войны, он часто переходил от одних участников военных действий к другим.

Старшие Зельдины приняли решение переехать в более спокойное место. Выбрали Тверь - город, в котором жила родная сестра Анны Николаевны Серафима, а точнее, ее близнец. Володе было в то время лет пять. Большое семейство поселилось на «Пролетарке», в доме у тети Симы, стоящем на берегу Тьмаки. К сожалению, он не уцелел. Это был не слишком большой деревянный дом, гости заняли две комнаты на втором этаже. Но вот морозовские казармы и общественные здания красного кирпича, хорошо запомнившиеся маленькому Володе Зельдину, до сих пор, невзирая на износ, служат людям.

Тверское детство вспоминается Зельдину сплошной сказкой. Дети не скучали. Все вместе без сословных различий играли в большом дворе, образованном фабричными домами. Летом играли в тряпичный мяч, бегали купаться на Тьмаку. Зимой заливали каток и горку. Для зимних забав как нельзя лучше подходила и фабричная речка Тьмака. Наверное, в годы детства Зельдина в нее не сливали теплые отходы производства, как сейчас, и она успевала замерзнуть. Ребятня бегала на коньках по ее поросшим деревьями берегам как по волшебному тоннелю. Ветки оберегали лед от снега, и он оставался невероятно чистым. А с крутых берегов было очень удобно скатываться на санках. Загнать детей домой было невозможно.

В здании, в котором сейчас располагается спорткомплекс «Пролетарка», в 20-е годы находился клуб, а точнее, Большой Пролетарский театр. Здесь ставили спектакли (в основном антрепризные) и показывали кинокартины. Первые увиденные Володей Зельдиным фильмы тоже больше походили на сказки. Звезды экрана Мэри Пикфорд, Дуглас Фербенкс, Гарри Пиль, одетые во фраки и туалеты, жили во дворцах, танцевали на балах. Поверить в то, что где-то действительно существует такая жизнь, было невозможно.

Перед началом киносеансов в клубе нередко играл оркестр, руководимый отцом Владимира Зельдина. Причем играли хорошую серьезную классическую музыку. Перед спектаклем «Ревизор» обычно исполняли произведения Глинки или Рахманинова, перед мольеровскими «Проделками Скапена» - увертюру из «Евгения Онегина» Чайковского. Заметим, что вся эта музыка исполнялась в обычном рабочем районе перед рядовыми киносеансами, но не воспринималась как элитарная. Может быть, потому что играли от души? Михаил Зельдин был дирижером от Бога. Он обожал музыку и к выступлениям относился чрезвычайно ответственно, долго и тщательно собирался, надевал крахмальную сорочку, сюртук, запонки, сияющие лаковые туфли. Отец дирижировал оркестром, а Володя слушал из оркестровой ямы. Михаил Евгеньевич не только играл в клубе. Он создал в Твери музыкальную школу, а еще был антрепренером - приглашал в город известных исполнителей, нередко добавляя к гонорарам собственные деньги - искусство редко приносит прибыль. Часто исполнители останавливались в скромном доме дирижера. Случалось, что в такие дни детям давали на всех одну французскую булку. Но царящая в доме атмосфера праздника искупала скромность быта.

Зельдин еще застал время, когда фабрикой руководили прежние специалисты, например, директор немец по фамилии Буше. Володя дружил с его сыном Эдиком. Для специалистов фабрикантом Морозовым были построены комфортабельные дома. Они и сейчас стоят вдоль трамвайной остановки «Пролетарка». Володе случалось бывать в гостях у Эдика. Однажды мальчик попал на обед, который резко отличался от простецкой трапезы в семье дирижера. В богатом доме Буше это был целый ритуал - семья собиралась в столовой, нажимали кнопку для вызова слуг, те торжественно вносили дымящуюся супницу, затем второе на кузнецовских фарфоровых блюдах, какой-то причудливый десерт… Сколько еще продлилась та жизнь? Два года, три? Маленькому Володе запомнилось, как однажды он с родителями зашел в мясной магазин. Там одуряюще пахло сосисками, колбасами, окороками. Тогда не знали искусственных добавок, «улучшителей» вкуса». Далеко не все в том магазинчике Зельдины могли позволить себе купить. Но в семь лет это не было трагедией. По благосостоянию семья была ближе к рабочим. Так же, как все, осенью делали заготовки. Маринадов в то время не знали, взамен в огромных количествах - бочками квасили капусту. Шинковали поздней осенью, после первых морозов, прямо во дворе, возле сарайчиков. Детям доставались твердые сладкие кочерыжки, самое желанное для них лакомство.

Переезд в Москву

Когда Володе было лет девять, семья Зельдиных переехала в Москву. Переезд дался непросто. Расставаться с родной Тверью, с насиженным местом, тетей Симой, друзьями очень не хотелось. Однако Михаил Евгеньевич к тому времени стал сильно болеть, и, наверное, поэтому старался получше устроить будущее семьи. Детям надо было учиться. В Твери таких возможностей в то время не было. У Михаила Евгеньевича была саркома - неизлечимое заболевание. Держался он мужественно, но быстро слабел и был вынужден переходить с одной работы на другую, полегче. Старый друг Николаевский, тоже военный дирижер, обещал помочь устроиться в Москве.

В столицу сначала отправились Михаил Евгеньевич и Володя - на разведку. Как и когда-то в Тверь, в Москву приехали зимой, поздним вечером. Москва поразила девятилетнего мальчика ярким светом и шумом, интенсивным движением транспорта. Город не спал даже ночью. Первое время жили у родственников на Крестьянской Заставе, в таком же деревянном доме, как в Твери. В таких домишках без всяких удобств тогда жили многие москвичи. Потом из Твери приехали и остальные члены семьи. Поселились на Красноказарменной улице, в одной большой комнате. Постепенно семья уменьшилась. Когда Володе было четырнадцать лет, умер отец, через несколько лет мать, потом Леночка. Ирина вышла замуж, Юрий женился. Так началась самостоятельная жизнь будущего артиста.

Ему было трудно идти по жизни без поддержки близких людей. Не хватало отцовского совета и маминой ласки. Но все-таки жизнь не озлобила, не ожесточила. Может быть, потому что в детстве дети Зельдиных в достатке получили любовь родителей? Или потому, что они росли в тихом городе, не испытав соблазнов столицы, и твердо знали, что можно, а чего нельзя?

Первое время после окончания школы Владимир работал учеником слесаря на заводе, потом, увидев случайно объявление о наборе в театральное училище при театре МГСПС (будущий театр имени Моссовета), рискнул отправиться на экзамены и был зачислен. Во время учебы посещал кавалерийский манеж, куда можно было ходить бесплатно, и получил значок ворошиловского всадника, известный сейчас гораздо меньше ворошиловского стрелка. Навыки верховой езды очень пригодились на съемках «Свинарки и пастуха», как и все занятия, к которым Володю приохотили в детстве родители - музыка, танцы, чтение, пение, спорт.

Звезда

После училища Владимир Зельдин работал в театре МГСПС, потом перешел в театр транспорта (был когда-то и такой). Весной 1941 года на спектакль, в котором молодой актер играл роль пограничника Гоглидзе, пришел ассистент кинорежиссера Ивана Пырьева. Пырьев тогда готовился снимать «Свинарку и пастуха» и искал кандидата на главную мужскую роль пастуха Мусаиба. Пробовались и «натуральные» грузины, но в результате, говоря современным языком, кастинга победил никому неизвестный Зельдин. Победу ему присудила женская часть съемочной группы. Молодому поколению этот фильм уже неизвестен. Вкратце можно сообщить, что картина про любовь. Главные герои - пастух с Кавказа Мусаиб (герой Зельдина) и свинарка из Сибири Глаша в исполнении звезды советского кинематографа Марины Ладыниной как передовики отправлены в Москву на выставку достижений народного хозяйства. Они встречаются и влюбляются, но по окончании слета расстаются. Наступает время испытаний и страданий. Влюбленным очень мешает претендент на Глашину руку в исполнении Николая Крючкова. Жених всячески противодействует встрече девушки и пылкого грузина. Однако любовь все побеждает. Герой Владимира Зельдина приезжает к Глаше прямо к свадебному венцу. В сцене встречи влюбленных они сыграли всю гамму чувств - от отчаяния до счастья. Это был несомненный успех. Так взошла звезда Владимира Зельдина.

Дальнейшая творческая биография Владимира Зельдина хорошо известна его многочисленным поклонникам. Множество ролей в театре и кино, огромная, насыщенная жизнь в искусстве. Потрясающее творческое долголетие - знаменитый спектакль «Учитель танцев» Зельдин играл в течение тридцати лет! В шестьдесят лет он передал свою роль учителя Альдемаро Федору Чеханкову - еще одному актеру с тверскими корнями, но потом еще долго выступал в концертах с номерами из спектакля. Весной 1985 года он приехал в Калинин на премьеру фильма «Победа», снятого специально к 40-летию победы в Великой Отечественной войны. Фильм явно не удался. Это был ярко выраженный пропагандистский продукт в стиле сталинского «Падения Берлина». Кого играл в нем Зельдин, вспомнить невозможно. А как он танцевал перед началом демонстрации фильма на крохотной сцене кинотеатра «Вулкан», забыть невозможно. Видимо, он хотел развлечь зрителей перед агитпроповской нуднятиной и в одиночку преподал блестящий урок танцев и жизнелюбия. Было актеру в то время семьдесят лет.

Это было не единственное выступление народного артиста СССР Владимира Михайловича Зельдина в городе детства. Он нередко выступает на сцене Тверской филармонии. Одна из его недавних программ называлась «Без женщин жить нельзя на свете». И здесь, наверное, пора сказать, без какой женщины Владимир Зельдин не может жить на свете последние сорок с лишним лет - без своей жены Иветты. По удивительному совпадению, Иветта родилась в Твери, хотя встретились будущие супруги в Москве, как напророчила песня из «Свинарки и пастуха». Брат Иветты очень известный у нас человек - Владимир Ефимович Боярский, директор Тверской академической филармонии. Так все совпало.

Автор: Марина ШАНДАРОВА
1800

Возврат к списку

В Твери названы имена лучших молодых поэтов России
Во вторник Тверь стала литературным центром всей нашей огромной страны: во Всемирный день поэзии в столице Верхневолжья подвели итоги Всероссийского конкурса молодых поэтов «Зеленый листок», учрежденного поэтом Андреем Дементьевым. Награждение победителей проходило в единственном в России Тверском Доме поэзии.
22.03.201721:38
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31 1 2
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию