24 Сентября 2017
$57.65
69.07
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Общество 01.06.2010

За плечами – Афганистан и Чечня

Из Харьковского военного училища в Калинин их прибыло пятеро. А через два года трое из них уже были в Афганистане. Сам Виталий Латипов, Олег Толстых и Саша Астрилин. Они с Олегом вернутся, а Саша сложит голову в этой чужой горной стране, насквозь прожаренной солнцем, - даже ледяные шапки на вершинах казались бутафорскими.

ЗА ПЛЕЧАМИ - АФГАНИСТАН И ЧЕЧНЯ#

Из Харьковского военного училища в Калинин их прибыло пятеро. А через два года трое из них уже были в Афганистане. Сам Виталий Латипов, Олег Толстых и Саша Астрилин. Они с Олегом вернутся, а Саша сложит голову в этой чужой горной стране, насквозь прожаренной солнцем, - даже ледяные шапки на вершинах казались бутафорскими. Сашу похоронят в Барановичах, у родителей. И Олега с Виталием долго будет мучить чувство вины перед стариками: выходит, не уберегли друга. Хотя как там убережешь, когда все раскиданы по разным частям? Конечно, по возможности за военной судьбой друг друга следили, перекидывались весточками. Когда гранатомет повредил задний мост бэтээра, в котором находился Виталий, и осколками брони его сильно ранило, Олег даже сумел каким-то чудом вырваться в Ташкент, в госпиталь «афганцев», - у них там прошел слух, будто Латипова не просто ранило, а ноги ему оторвало. Вот и рванул поддержать друга, сам не зная, что в этом же госпитале ему еще предстоит провести долгие мучительные дни в раздумьях о том, хорошо ли, что пожалела его судьба, оставив в живых, если теперь ему грозит на всю оставшуюся жизнь быть «спинальником». И тогда уже Виталий узнавал, не может ли чем помочь.

Эту дружбу, кровью скрепленную, они пронесут через четверть века. Сегодня Олег Толстых - председатель регионального отделения общества инвалидов войны в Афганистане, Виталий Латипов - его заместитель. На одном языке говорят ребята, с ходу понимают друг друга.

Тогда, прибыв в Афганистан, Виталий поначалу расстроился: все парни как парни, воюют, а ему вверили взвод по ремонту боевых разведывательно-дозорных машин, БРДМ-2 в сокращении. Готовили их для афганской армии.

Это у нас дома лекторы в ту пору красно расписывали, как доблестно сражается с душманами афганская армия, а наши части якобы там только учения проводят, демонстрируя мощь советского оружия. На деле было далеко не так. Нормальной армии у Бабрака Кармаля не было, и он ставил под ружье всех мужчин до 50 лет, кроме тех, кто имел справку, что уже отслужил. Справками откровенно торговали. Призывом в армию занималась афганская милиция - царандой. Новоявленные солдаты, зачастую необразованные дехкане, не пережившие до конца родовых связей, учебе поддавались плохо, техника в их руках то и дело выходила из строя. Очень скоро Латипов с друзьями поняли, что многие ломают машины сознательно, чтобы не идти в бой. Нередки были случаи прямого дезертирства. По-человечески это было понятно: кому же хочется по своим стрелять, тем более если душманы могут завтра прийти в твой кишлак и убить за это твою семью. Но из-за этого работать нашим приходилось куда больше.

Самой главной задачей Латипова и других командиров взводов было обеспечение безопасности советских военных советников, в чьи обязанности входило непременное участие во всех боевых операциях. Как показала практика, противник каким-то образом всегда оказывался осведомлен, на какой именно машине находится это ответственное военное лицо. И именно по этому бэтээру велся прицельный огонь. Поэтому рядом с советниками в бою всегда находились они - как дополнительная охрана и как гарантия, что уж эту машину они и под огнем починят. При этом, как выяснилось, угрозы приходилось ждать не только от противника. Бывало, стреляли и «друзья», афганские соратники по оружию, - сзади, в спину.

Впрочем, в бою машинами занимались только в исключительных случаях. Чаще просто эвакуировали и ремонтировали уже в спокойных условиях.

Запчастями их, конечно, старались снабжать в необходимых количествах. И все-таки разное случалось. Как-то было: на носу очередная боевая операция, а машины чинить нечем. Выход нашел советник. Афганцы не отправляли искореженные в бою машины на переплавку - просто сооружали охраняемые кладбища техники. Советник потребовал для ремонтников допуск на одно из них . Ну а дальше дело знакомое, собирать машины из «лоскутов» нам, увы, не внове. Пошарив хорошенько, нашли все недостающие части. Более того - из остатков еще три БРМД -2 собрали. Сормовский паренек Саша Волков особенно постарался. Машина эта на базе ГАЗ-66 сделана, вот он и вспомнил доармейское время, отогрел душеньку, словно снова на родной завод попал. От начальства - благодарность, но куда важнее самоуважение.

За два неполных года службы в Афганистане Латипов объездил всю эту страну: Газни, Джелалабад, Герат, Асадабад… Последний, кстати, почти совсем на границе с Пакистаном, откуда не дехкан необученных жди, а настоящих бандитов, прошедших огонь. Каждая командировка - 3-4 месяца. Живой вернулся - словно заново родился, поскольку все эти месяцы смерть ходит буквально по пятам. А между прочим, первое время после возвращения из Афганистана в анкетах они писали: «В боевых операциях участия не принимал» - так положено было, ремонтники ведь официально, и только. Хоть взвод был в состоянии сам защитить себя и не раз защищал. Это потом уже анкеты поправили, когда вся правда об Афганистане стала выходить наружу.

Приходилось им также сопровождать наши колонны с продовольствием. Мост через Аму-Дарью, по которому, чеканя шаг, прошел последний «афганец» - генерал Громов, строился на их глазах. Как и железнодорожная ветка. С ее строительством возить продукты стало проще. А поначалу использовали понтоны. В общем, есть что вспомнить.

После Афганистана Латипов вернулся в Тверь - для того чтобы вскоре отбыть в Чехословакию. Это был уже 1985 год. После печально-памятных событий прошло почти два десятка лет, но все-таки ехал в раздумьях: как там все сложится? Сложилось нормально. Может, просто стерлась острота, может, чехи понимали разницу между политиками и военнослужащими, но недоброжелательного отношения к себе никто из них не ощутил. Впрочем, они и не давали для него повода.

Но когда вернулся в страну и в соответствии с новым приказом отправился в Северо-Кавказский округ, вздохнул с облегчением: все-таки у себя в стране - дома, другими словами.

А между тем шло время, когда регионы «брали суверенитета столько, сколько могли проглотить». И Джахар Дудаев, вроде бы свой, «афганский», командир, вдруг начал вытворять такое, что страна оказалась на грани войны.

13 декабря 1994 года в составе 135-й отдельной легкой мотострелковой бригады Латипов вошел в Чечню. Там уже начались боевые действия. За три дня до этого пришел приказ о переводе его в Таманскую мотострелковую дивизию. Но в связи с обстановкой их оставили на месте - кто же в такое время обстрелянных командиров отпускает.

Наши танки, горящие на улицах Грозного - долго будут не давать им спать по ночам.

Это уже потом министр обороны Павел Грачев соберет их всех, кадровых офицеров, прошедших Афганистан, во Владикавказе на военный совет: как, по-вашему, лучше действовать в здешних условиях? Раньше бы спросил. До того, как пошли домой цинковые гробы.

Они были в своем мнении едины: нужны небольшие тактические группы. Скажем, рота - 100 человек, причем офицеры и сержанты - непременно «афганцы», знакомые с аналогичной боевой обстановкой. Солдаты - непременно контрактники, желательно, тоже прошедшие Афганистан. Их выслушали, поблагодарили и… все пошло так, как пошло. То есть совсем по другому сценарию. Латипов убежден: прислушайся командование к ним на самом деле - и чеченские события закончились бы гораздо раньше и с меньшей кровью.

После Афганистана он женился, семью взял с собой на Кавказ. Назад отправлял уже под пулями…

Вот так сложилась военная судьба подполковника Виталия Александровича Латипова. Вообще-то по паспорту он - Ислам Искакович. Но уж так получилось, что с младых ногтей его «перекрестили» - всю жизнь он прожил с новым именем.

У него 14 медалей. Красноречивее всех слов свидетельствуют об отваге и добросовестном выполнении воинского долга.

Семья - его самый надежный тыл. Жена Надежда - инженер по торфяным раработкам. Рано лишились дочери - у Марии было больное сердце, даже операция не спасла. Теперь внук Владислав живет у деда с бабушкой как младший сын. Старший сын, Кирилл (кстати, крестным отцом его стал именно Олег Толстых), женат, тоже растит наследника Ростислава. Любят собираться все вместе, особенно на даче, где больше всего охотница повозиться Надежда Александровна. Зато солений-варений для всех гостей всегда хватает и цветы на столе - хозяйкины любимые.

Давно ушли наши войска из Афганистана, а последствия войны все догоняют то одного, то другого ее участника. И Латипов убежден: «ИВА» будет востребованна еще долго. Вот теперь она взяла под свое крыло и прошедших Чечню. Им тоже нужна помощь - и материальная, и психологическая. Но больше всего им нужно надежное плечо друзей, на которое можно опереться. Хорошо, что оно есть.

Аксана РОМАНЮК

51

Возврат к списку

В Твери прошел промышленный форум
Сегодня, 24 сентября, свой профессиональный праздник отмечают машиностроители – представители ведущей отрасли Тверской области.
24.09.201709:51
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 31 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 1
Новости из районов
Предложить новость