24 Февраля 2018
$56.76
69.63
16+

PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Культура 01.06.2010

Открывающая радость жизни

Гайда Рейнгольдовна Лагздынь – имя этой российской писательницы, лауреата II Всесоюзного конкурса Госкомиздата и СП СССР, лауреата и дипломанта многих всероссийских и всесоюзных конкурсов, значится на титулах множества книг общим тиражом более 11 миллионов экземпляров

Гайда Рейнгольдовна Лагздынь – имя этой российской писательницы, лауреата II Всесоюзного конкурса Госкомиздата и СП СССР, лауреата и дипломанта многих всероссийских и всесоюзных конкурсов, значится на титулах множества книг общим тиражом более 11 миллионов экземпляров.

Ее стихи и сказки переведены на другие языки, печатались в зарубежных и отечественных издательствах, в популярных детских журналах, на которых выросло несколько поколений советских граждан и россиян: «Мурзилка», «Веселые картинки», «Костер» и др.

Отец Гайды Рейнгольдовны — латыш, балтийский моряк, участник революции в Петрограде – остался после октябрьских событий в России, где и встретил свою будущую жену. Молодая чета Лагздынь поселилась в небольшой комнате недалеко от Невского проспекта. Получив высокую квалификацию фрезеровщика, Рейнгольд работал на заводе, где возглавил партийную организацию... Но 1937-й год разрушил надежды и круто изменил жизнь. Грянуло «Кировское дело», когда на заводе кто-то некстати «пошутил» — выжег сигареткой глаза на портрете партийного лидера. Та ночь навсегда запомнилась девочке. Отец вернулся домой взволнованный, переоделся во все старое и стал ждать... Больше они никогда его не видели, а спустя несколько дней и маленькую Гайду вместе с матерью выслали на 101-й километр. Так судьба привела ее в Калинин, с которым связана вся последующая жизнь. Много лет спустя страшные мгновения первых дней высылки воскреснут на страницах документальной повести писательницы «Тетрадь в клеенчатом переплете» (1998)... А пока шли тяжелые будни: несколько дней на калининском вокзале в тридцатиградусный январский мороз, потом крохотная проходная комнатка с одной железной кроватью, ежемесячные проверки и страх, что настала твоя очередь не вернуться из отдела НКВД. Наконец – война, ужас оккупации, но и легкий вздох освобождения от цепких щупальцев секретной службы. Эвакуация...

Потом была учеба в Ленинграде, два курса в авиационном техникуме, осознание того, что «технаря» из нее не получится. Поступление в Харьковский медицинский институт, невозможность учиться без общежития – заплатить мать, воспитывавшая двоих детей, не могла... Возвращение в Тверь, химико-биологический факультет Калининского пединститута. О карьере писателя не помышляла. Конечно, было множество экспромтов для студенческой агитбригады, но не более... После окончания вуза – более тридцати лет в школе, замужество, дети. И вдруг в 1975 году, когда, казалось, все уже состоялось, – выход первой книги «Весенняя песенка» в издательстве «Детская литература».

Так трудно искала себя и уже состоявшаяся учительница биологии и химии Гайда Рейнгольдовна Лагздынь – сперва на страницах областных газет, куда ее стихи однажды принесла коллега по работе. Искала вопреки всему, даже безапелляционной рецензии А. Дементьева: «Рожденный ползать летать не может...». Но поток стихов не прекращался. И в начале 1970-х в областной газете «Калининская правда» появилась новая рубрика «Для вас, дети, строки эти» во многом благодаря усердию Лагздынь.

Литературный материал постепенно накапливался, и тогда пришло решение отправить подборку стихов в «Детскую литературу». На удивление скоро из издательства позвонили и пожурили за то, что автора рукописи заждался редактор, а ведь книжка уже на выходе... «Весенняя песенка» – так назывался книжный первенец Гайды Лагздынь. Началась нелегкая жизнь в литературе.

А ведь было время – мучили сомнения: «Не мелочевкой ли занимаюсь?» Надоели скептические взгляды со стороны, недооценка критиков. Вдруг где-то в сердце затаилась мысль оставить литературу, ведь была школа – авторитет и признание коллег... И тогда случайно оказалась в одном из детских садиков Твери, шел концерт – полтора часа дети читали и пели ее стихи. Возвращалась домой воодушевленная: то чувство сопричастности и детской благодарности не иссякло до сих пор.

Можно сказать, что Гайда Лагздынь одновременно писала и училась писать. Литературного образования катастрофически не хватало, иногда приходилось изобретать велосипед. Но это только казалось, на самом деле получались открытия. Так была создана логопедическая, считалочная и скороговорочная азбука. Нечто подобное некогда было у С.Маршака, но его азбуке далеко до творения Гайды Рейнгольдовны.

«Почемучки-закорючки», «Загадки для отгадки», «Кричалки для Алки», «Шутки на полминутки» – все это жанры, рожденные тонким писательским умом, постижению которого подвластен причудливый детский мир. Но вскоре поэтические рамки стали для Гайды Лагздынь узки, хотя стихи до сих пор льются в ее сознании бесконечным потоком, а рифмы складываются одна за другой. Как результат сознательного внутреннего сопротивления начался путь к познавательной детской прозе...

Жанровому многообразию сочинений Гайды Лагздынь может позавидовать любой писатель. И если бы существовала какая-нибудь писательская книга Гиннесса, в ней непременно бы нашлось место Гайде Рейнгольдовне. Смеем утверждать, что вряд ли кто-то может соперничать с Лагздынь по числу успешно освоенных жанров – от музыкального спектакля и мемуаров до короткого стихотворения и считалки.

Среди граней блистательного творческого характера Лагздынь – замечательное знание природного мира и пристальная наблюдательность натуралиста. Мир живой и «зеленой» природы представлен в ее коротких рассказах удивительно зримо, в подробностях и деталях, заметных только широко открытому в мир взгляду ребенка. Привычные для провинциала и неизвестные городским детям явления природы обретают в ее новеллах естественный смысл, часто незаметный, скрытый в суете повседневной жизни.

Конечно, многое изменилось в детской литературе с тех пор, как первая книжка писательницы пришла к читателю. Точнее – изменилось в жизни... Вот, например, аккуратные зайчата из одноименной книжки Лагздынь (Москва. Алтей-М 2000). Теперь они по воле художников моют лапки, ушки, хвостики не простым «Детским», а непременно парижским «Camay»… Впрочем, в остальном, наверное, все осталось по-прежнему... И заинька, герой одного из стихотворений, пляшет не что-нибудь, а украинский танец гопак, как в былые времена единой и дружной Советской страны. И, слава богу, на книжной полке, изображенной иллюстраторами Р.Кобзаревым и О.Савиной, стоят не глянцевые брошюры по мотивам вездесущего Уолта Диснея, а простые русские «Сказки». И на стене, над кроватью маленького героя – не постер со «Спайсгерлзами», а скромный плюшевый коврик с оленями.

Впрочем, нам еще многого можно ждать от Гайды Лагздынь неожиданного. Вот вдруг издала сборник «серьезных» стихов с философским названием «Гипоталамус нервно бьется, поэт рыдает и смеется» (Тверь, 2001). Он тоже о поисках счастья, радости, об их обретении в жизни. Но в чем секрет его – счастья? Однажды я задал Гайде Рейнгольдовне этот, быть может, банальный вопрос...

«Было, было, но немного... Впервые я себя почувствовала счастливой в 15 лет. Калинин. Весна. Шагаю по улице Верховской, ныне Горького, прямо по шпалам. Солнце заливает улицу ярким светом. Пути ремонтируют немецкие военнопленные. Они совсем не страшные – отмечаю про себя – обыкновенные люди, и нет вывернутых ноздрей и выпученных глаз, как на плакатах, только вот обувь у них странная – деревянные подошвы у тряпочных ботинок. За пазухой правой рукой в кармане на груди придерживаю небольшую книжицу – комсомольский билет. Я комсомолка! «Эй, – кричит солдат-охранник, – давай на тротуар, не видишь?» Ничего я не вижу: ни солдата, ни немцев. В памяти только солнечный день весны и огромное счастье».

Вот это удивительное, оптимистическое, чистое ощущение жизни, солнечного дня вопреки всему несет и творчество Гайды Рейнгольдовны Лагздынь. С одним небольшим уточнением: этого счастья, этого тепла там, в ее стихах и прозе, необъятное море. За него ей благодарны дети – самые требовательные читатели среди нас.

Владимир КУЗЬМИН

45

Возврат к списку

В Твери отметили 100-летие Вооруженных сил России
На экране – кадры хроники с красноармейцами времен Гражданской войны. Через несколько секунд мы видим, как чеканят шаг солдаты Великой Отечественной, отправляющиеся на передовую. И вот перед нами уже наши дни – лучшие образцы современной военной техники. Заканчивается фильм ставшей уже известной фразой: «Наша армия вежливая, но грозная».
23.02.2018:
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
29 30 31 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 1 2 3 4
Новости из районов
Предложить новость