19 Октября 2017
$57.27
67.36
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Общество 01.06.2010

Угол для Симы

«Знаете, в той квартире ей даже негде веревочки повесить, чтобы белье посушить, – говорили мне о Серафиме Константиновне Беловой в совете ветеранов Пролетарского района Твери. – Неужели за свои 82 года она, ветеран войны, награждена медалями «За отвагу», «За боевые заслуги», «За победу над Германией», всеми юбилейными медалями, ветеран труда, а ныне инвалид второй группы, не заслужила полноценного жилья?»

«Знаете, в той квартире ей даже негде веревочки повесить, чтобы белье посушить, – говорили мне о Серафиме Константиновне Беловой в совете ветеранов Пролетарского района Твери. – Неужели за свои 82 года она, ветеран войны, награждена медалями «За отвагу», «За боевые заслуги», «За победу над Германией», всеми юбилейными медалями, ветеран труда, а ныне инвалид второй группы, не заслужила полноценного жилья?»

Эти слова и стали поводом к тому, что мы направились на улицу Маршала Захарова в злополучную трехкомнатную коммуналку.

Серафима Константиновна не ждала нас, но, увидев, очень обрадовалась: гости бывают у нее нечасто. Быстро проводила в свою комнатку и поспешно закрыла за нами дверь. Через минуту вернулась, держа в руках небольшую сковороду с пятью дымящимися жареными пельменями. Вот весь ее обед. Дверь за собой она, все куда-то оглядываясь, тут же наглухо закрыла. Вид у этой хрупкой маленькой женщины был напуганный, будто те пельмени она купила не на свою законную пенсию, а украла с чужого стола.

– Даже не знаю, за что меня так невзлюбила хозяйка. В квартиру ее не напрашивалась, – говорит Серафима Константиновна. – Я стояла на очереди на свою однокомнатную квартиру. Когда время подошло, чиновник один, давно покойный, поэтому не хотелось бы упоминать его имя в плохом качестве, подселил меня в эту коммуналку. Сказал временно, а уже прошло пятнадцать лет. Так всю жизнь меня и обманывают. Наверное, наивная слишком...

Родом Серафима Константиновна из Лихославля. Пять лет до войны работала в местной конторе связи, так раньше называлось почтовое отделение. Начинала с посылочной кассы, а потом перешла в переводный отдел. Принимать денежные переводы было на почте почетным. Мало кому могли доверить столь ответственное дело. А Сима была еще тогда так молода!

На фронт попала в 1942 году по комсомольской линии. Направили ее в Ржевский район, где она стала работать при эвакогоспитале. В шесть часов утра уходила на почту, а приходила уже затемно. Каждый день – почти по сорок километров пешком. Через несколько месяцев на ее плече от веревки, которой она перевязывала свой почтовый груз, образовался кровавый рубец, он долго не заживал.

В 1943-м Симу перевели на военную почтово-полевую станцию, тоже под Ржевом. Ее часть была в составе 31-го танкового корпуса. Работала контролером переводных операций: сортировала всю почту по участкам, потом раздавала ее другим почтальонам. Самой нередко приходилось носить срочные донесения на наблюдательный пункт. Это у почтовиков считалось верхом бесстрашия. Окрестности пункта все время обстреливались, до него нелегко было добраться. Только молодость, только жажда Победы двигали Симой, когда она, одна-одинешенька, с драгоценной кипой на плечах пробиралась через дремучий лес, ночуя порою под деревом или кустом. Когда Серафима уже хорошо ориентировалась в лесу, начальство стало просить ее помогать ловить шпионов. Опознав врага по особым приметам, она должна была с ним познакомиться, попытаться расположить к себе, чтобы потом аккуратно подвести к солдатам своей части. Таков был изначальный сценарий, нередко он срабатывал. Стоит ли говорить о том, какой опасной была эта «игра» для миниатюрной безоружной девушки (носить винтовку ей было не под силу), да к тому же еще не владеющей немецким языком!

Часть Серафимы Константиновны бросали под Сталинград, Курск, Украину. Курскую дугу называет самой страшной мясорубкой. Там при одной из перестрелок ее контузило. Но в госпитале лечиться не стала, так как врачи бы сразу отправили ее домой. А там девушку никто не ждал – мать умерла до войны, братья погибли в боях.

В Лихославль она вернулась в сентябре 1945 года. По-прежнему работала на почте, квартиру приходилось снимать, так как отчий дом был разрушен. Сразу же встала в очередь на новое жилье. Как-то в деревне Барановка под Лихославлем ограбили узел связи. Бывшего руководителя уволили, а Серафиму Константиновну направили вместо него – «разгребать мусор». Сказали временно, на три месяца, а продержали несколько лет. Обманным путем сняли с очереди на квартиру. Служебное помещение в здании почты с твердой лежанкой и газовой плитой начальство посчитало вполне пригодным для уже немолодой женщины.

– За ночь я спала только два часа, – вспоминает Серафима Константиновна. – В два ночи и четыре утра приходили поезда, мы обменивались почтой. То была для меня самая тяжкая работа – наше почтовое отделение постоянно находилось под угрозой кражи. Никуда нельзя было отлучаться. Здоровье не выдержало такого бешеного темпа. Когда у меня напрочь пропал голос, и я в течение семи месяцев мыкалась по больницам, меня снова перевели в город. Там, где надо было много говорить, я уже не могла работать, поэтому меня прикрепили к почтовому вагону – разгружать посылки и бандероли. После работы я часто падала в обморок, поэтому, уйдя на пенсию, уволилась навсегда.

В Твери Серафима Константиновна с 1986 года. Когда отчаялась получить жилье в Лихославле, решила попытать счастья в областном центре. Думала, в большом городе другое отношение к ветеранам. И Тверь помогла Беловой – но только той холодной, угловой, девятиметровой комнаткой в коммуналке, в которой она так сейчас и живет. В ее квартире нет горячей воды, нет ванны, поэтому пожилой женщине приходится ходить в душевые. Но Серафима Константиновна не жалуется – для человека, прошедшего войны, не раз ночевавшего в лютые морозы в лесу, отсутствие удобств – не самое страшное. Обижается она только на своих соседей. А точнее, на хозяйку квартиры, тоже уже давно пенсионерку. Невзлюбила она Белову с первого взгляда и до сих пор не дает ей покоя. Не разрешает выходить на кухню, в коридор, пользоваться туалетом – никуда дальше своей комнаты. Если вдруг Серафима Константиновна оказывается с ней рядом, крик стоит на весь дом. Вот почему в начале разговора у нашей героини был такой испуганный вид: воспользовавшись моментом, пока соседка в своей комнате, она быстро приготовила обед. Года два назад на 9 мая, вспоминает Белова, хозяйка даже избила ее сапогом. По какой причине, она не поймет и сейчас. Не раз высыпала ей под дверь ведро с использованной туалетной бумагой. «Хулиганит», – дает определение поступкам соседки Серафима Константиновна, хотя, по-нашему, иначе как травлей действия ее не назовешь. В коммуналке проживает также хозяйская дочь со своим мужем и дочерью-школьницей. Обычно они защищают старушку от нападок несдержанной мамаши, когда же уходят на работу, Серафима Константиновна вновь становится беззащитной.

В ее комнатке чисто, свежо, но нет и метра свободного пространства. Дверь увешана зимней одеждой, на полу – всесезонная обувь. Все это не вошло в единственный шифоньер Серафимы Константиновны. В углу за ее кроватью стоят ведра и кастрюли с холодной водой – в туалете уже давно не работает смывной бочок. Разве такие жилищные условия заслужила ветеран войны, разве такого человеческого отношения достойна ветеран труда?!

– Есть люди, которые просто патологически не способны за себя постоять. Серафима Константиновна Белова из таких, – говорит председатель совета ветеранов Пролетарского района Татьяна Копылова. – Ей совершенно некому помочь. Сын, уже сам дед, живет далеко от Твери. Одно время он брал мать к себе, но климат той местности ей не подошел. Единственное сегодняшнее ее утешение и одновременно увлечение – книги. Их она регулярно берет в библиотеке. Любимая тема – Великая Отечественная война. Вот и задумаешься, а ведь правду говорят, что в военное лихолетье некоторым из нас жилось гораздо лучше, чем сейчас...

В жилищном отделе Пролетарского района нам подтвердили, что ветеран войны инвалид второй группы Серафима Константиновна имеет первоочередное право на получение жилья. В этой очереди более 1000 человек, она – под 208-м номером.

Через месяц нашей героине исполнится 83.

– А я все еще надеюсь… – говорит Серафима Константиновна.

Ирина РОМАНОВА

9

Возврат к списку

Есть в Твери уникальный детский сад
Детский сад №100 действительно один такой в областном центре. Его питомцами являются дети с тяжелыми нарушениями зрения.
18.10.201720:08
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
25 26 27 28 29 30 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5
Новости из районов
Предложить новость