19 Ноября 2017
$59.63
70.36
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Культура 01.06.2010

Судам свободный ход, и государству польза

«…Февраля 27 дня (12 марта по новому стилю) обедали на Вышнем Волочке, и тут изволил смотреть каналов и мельниц и протчего строения у Сердюкова, и был тут до вечера», – записал в 1723 году в своем «Походном журнале» император Петр I.

«…Февраля 27 дня (12 марта по новому стилю) обедали на Вышнем Волочке, и тут изволил смотреть каналов и мельниц и протчего строения у Сердюкова, и был тут до вечера», – записал в 1723 году в своем «Походном журнале» император Петр I. По прошествии почти трехсот лет отправимся к нему в гости, пожалуй, и мы. Но для начала вспомним, кто такой, собственно, Михаил Сердюков и почему в Вышнем Волочке к нему относятся с таким почтением – недавно даже памятник установили.

Коренные перемены в судьбе Вышнего Волочка случились в начале XVIII века, когда возникла необходимость в создании большой транспортной магистрали для снабжения новой российской столицы продовольствием и строительными материалами.

12 января 1703 года Петр I издал указ о «перекопной работе» в Вышнем Волочке, согласно которому предполагалось соединить впадающую в Волгу Тверцу с уходящей в сторону Балтийского моря Цной. По преданию, направление и протяженность Тверецкого канала определил лично император, а производство работ было поручено «иностранному шлюзному мастеру» Адриану Гоутеру «с товарищами» – пятью голландскими мастерами. Весной 1709 года на первой в России искусственной водной системе открылось судоходство.

Вскоре, впрочем, выяснилось, что голландские мастера не учли местных гидрологических особенностей: шлюзы не смогли устранить мелководье Тверцы. Возможно, и построены они были с нарушением проектных разработок, поскольку надзирал за производством работ известный казнокрад и взяточник князь Матвей Гагарин, который аккурат в это время удивлял народ каретой, обитой заморским шелком с окованными серебром колесами. Более того, даже подковы всех восьми лошадей, по преданию, были из чистого золота. Так или иначе, но вышневолоцкая система не оправдала ожиданий: для прохода судов требовалось иногда несколько месяцев, в среднем за год через Вышний Волочек по каналу могло пройти не более четырехсот судов и плотов. К тому же из-за неграмотной эксплуатации гидротехнические сооружения очень скоро пришли в самое плачевное состояние. Дела шли настолько плохо, что Петр предполагал построить еще один параллельный водный путь. Однако здесь сыграл свою роль фактор, который сейчас определяют как «роль личности в истории» и «социальная ответственность бизнеса».

В числе предпринимателей, перевозивших грузы через Вышний Волочек, был новгородский купец Михаил Сердюков – личность в высшей степени замечательная. Его биография началась в 1678 году на забайкальской реке Селенге – в семье мастерового человека Имегена родился мальчик, которого назвали Бароно (так впоследствии записали его имя русские казаки). В плен к казакам он попал в тринадцатилетнем возрасте во время одного из многочисленных в то время вооруженных столкновений покорителей Сибири с бурят-монгольскими племенами – сонголами, атаганами, хатагинами, экинатами. К одному из этих родов-племен, скорее всего, принадлежала семья Имегена. Пленника увезли сначала в Селенгинский острог, а потом в Енисейск – крупный форпост на пути продвижения русских на восток. Сообразительный парень произвел впечатление на купеческого приказчика Ивана Михайловича Сердюкова, который выкупил Бароно за десять рублей, крестил его под именем Михаила и дал свою фамилию. В 1695 году Бароно-Михаил переехал в Москву.

После смерти Ивана Сердюкова двадцатидвухлетнего Михаила пригласил к себе на службу приказчиком влиятельный московский купец Матвей Евреинов. В его «амбаре» в 1700 году и состоялась встреча Михаила Сердюкова с императором Петром I. После обстоятельной беседы царь распорядился: «Отпусти его, он мне надобен!», записал Михаила в новгородские купцы и поручил ему выполнение подрядов – началась Северная война, и необходимо было наладить снабжение войск продовольствием. Так началась самостоятельная торговая деятельность Михаила Сердюкова.

Из-за упомянутого несовершенства построенной голландцами шлюзовой системы Михаил Сердюков, как и все его коллеги, нес большие убытки. И потому призадумался. Тут надо отметить, что в том памятном разговоре с Петром I наш герой произвел на императора впечатление не только своими коммерческими талантами, но и склонностью к инженерным наукам. Сейчас он обратил внимание на «бесполезно протекающую» реку Шлину, которая вполне могла бы пополнить своими водами неудачно построенную шлюзовую систему, а новое водохранилище на Цне позволило бы выдерживать гидротехнический баланс в течение всего года. Последней в буквальном смысле каплей стал весенний паводок 1718 года, который сорвал и унес шлюзные ворота. Тогда Михаил Сердюков обратился к царю с просьбой поручить ему приведение в порядок вышневолоцких шлюзов и каналов. Через год Петр пригласил купца-инженера в столицу и ознакомился с его проектом, обещавшим, что «…в реках Цна и Тверца вода умножится и всяким судам будет Тверцою свободный ход и государству польза в том будет».

Царским указом от 26 июня 1719 года вышневолоцкие шлюзы и каналы были переданы Михаилу Сердюкову в управление, чтобы он привел их в полный порядок. За три года бизнесмен восстановил полуразрушенные шлюзы, расчистил русло Тверецкого канала и укрепил его берега. Причем за свой счет: «Если не получится, о возмещении убытков Петра I не беспокоить, а при успешном окончании работы просить царя о милости».

Помимо восстановления шлюзов и Тверецкого канала Михаил Сердюков устроил еще и запасной водоем на Цне, который в летнюю засуху обеспечивал резервной водой всю Вышневолоцкую систему. Водохранилище получило название Заводское, поскольку располагалось «возле винокуренного и иных заводов» (винокуренный завод, кстати, устроил здесь тот же Сердюков). Здесь же, аккурат напротив плотины, впоследствии он построил себе дом «в голландском стиле», где и принимал высокопоставленного гостя «февраля 27 дня 1723 года».

Выехав из Вышнего Волочка по Цнинской набережной и проехав через настоящий дремучий лес, сохранившийся практически в городской черте благодаря проходящему здесь газопроводу, мы оказались «на том же месте в тот же час». Если весна 1723 года была морозной, то из окон «голландского дома» Петр видел точно такую же картину: бескрайние просторы заледеневшего Заводского водохранилища, дивная панорама побережья и одинокие рыбаки – тогда со скромными удочками, сейчас – с модными японскими снастями. Говорят, здесь водятся преогромные налимы и сомы. Из-за льда император, как и мы, не смог бы увидеть плотину, которая, собственно, и создала это водохранилище. Сейчас, как рассказал главный архитектор города Александр Дорофеев, она иногда бывает видна, если озеро из-за засухи мелеет. В этом году лед растаял быстро, и сейчас рыбаки сидят уже на деревянных сваях старой набережной. А чуть позже на берегу появятся местные овцы, которые каждый год превращают берег в идеально выстриженный газон – куда там традиционному британскому. Место, надо сказать, идиллическое: хозяин имения вкусом отличался изрядным.

Строительство этого комплекса, в который входят главный усадебный дом в стиле раннего русского барокко, флигель, конюшня и служебный корпус, относят к рубежу 1710 – 1720-х годов, а иногда даже называют точную дату – 1719 год. Однако большая часть специалистов считает, что усадьба была построена позднее, возможно, после того, как в 1742 году императрица Елизавета Петровна пожаловала Сердюкову потомственное дворянство.

Дети и внуки Михаила Сердюкова, надо сказать, оказались достойными своего талантливого отца. Сын Иван окончил гимназию при Российской академии наук, получил прекрасное по тем временам образование и впоследствии помогал отцу в проведении гидротехнических работ и в других изысканиях. Дочь Елена вышла замуж за дворянина Василия Храповицкого, и один из ее многочисленных сыновей Александр дослужился до статс-секретаря императрицы Екатерины II, а позже и до сенатора. К екатерининским временам, кстати, относится изящный гранитный обелиск, перенесенный сюда от бейшлота Заводского водохранилища, где он был установлен в 1780-е годы в память о визите императрицы, которая самолично пожелала осмотреть «значительные усовершенствования системы», продолженные после смерти Михаила Сердюкова уже за государственный счет.

Вышневолоцкая водная система утратила свое стратегическое значение после начала движения по железной дороге. Более или менее сохранившаяся до наших дней, сейчас она по сути представляет собой один масштабный, распространившийся на весь Вышний Волочек и его окрестности памятник талантливому и предприимчивому человеку – одному из тех, кому петровские реформы позволили сделать стремительную карьеру. А в качестве эффектных кавычек этот памятник обрамляют построенная почти триста лет назад усадьба и открытая в прошлом году на привокзальной площади скульптурная композиция.

Наталья ЗИМИНА

16

Возврат к списку

В Твери чествовали работников сельского хозяйства
Рачительные хозяева, упорные и терпеливые труженики, наши кормильцы – это все про них. Сегодня в тверском ДК «Пролетарка» чествовали работников сельского хозяйства, пищевой и перерабатывающей промышленности.
17.11.201719:48
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 1 2 3
Новости из районов
Предложить новость