19 Января 2017
$59.18
63.23
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Культура01.06.2010

«Калининская правда»: время и судьбы

Второй период работы в «Калининской правде» пришелся у меня на 70-е годы – с 1971-го по 1978-й. В то время редакцией руководил П.А. Иванов. Все знали, что Павел Иванов связан с Борисом Полевым (их жены были родными сестрами). Полевой часто приезжал в Тверь, заходил в редакцию, и отблеск свояка-классика постоянно чувствовался на Иванове.

Второй период работы в «Калининской правде» пришелся у меня на 70-е годы – с 1971-го по 1978-й. В то время редакцией руководил П.А. Иванов. Все знали, что Павел Иванов связан с Борисом Полевым (их жены были родными сестрами). Полевой часто приезжал в Тверь, заходил в редакцию, и отблеск свояка-классика постоянно чувствовался на Иванове.

В 70-е годы в редакции происходило много всяких перемещений. Ушли на пенсию прежние заместители редактора – Михаил Алексеев и Владимир Егоров. Заместителями стали Борис Мечетный и Сергей Беляков. Из Бологого приехал Александр Смирнов (известный как Евдокимыч). Первое время он работал в отделе писем, потом заместителем редактора, потом перешел в обком. Почти такой же путь проделал другой заместитель, Владимир Барышев. Заместителем поработал также Владимир Степаненко, потом ставший собкором «Советской России». Секретариатом командовал Леонид Кузнецов, до этого бывший директором типографии, а еще раньше – многолетним ответственным секретарем «Смены». Вместе с Кузнецовым в его кабинет въехали всевозможные корабли во всех видах – фотографии, чертежи, макеты, компасы, эхолоты, гребные винты.

Званцев, занимавшийся информацией, какое-то время тоже успел поработать секретарем. В секретариате, читая оригиналы, трудились Борис Бадеев, Алексей Пьянов, Валерий Черников, Соня Никитина, Валерий Захаров, Валерий Бурилов, Евгений Бутузов. Здесь же сидели редакционные художники Евгений Скрипников, а потом Володя Варламов. За секретариатом, в своих фотолабораториях, всегда возвращаясь из каких-то поездок, всегда срочно в номер, печатали снимки Леша Комаров и Леня Шиманович. В пропаганде появилась Надежда Нестерова, в письмах – Неля Бабина (Крюкова), Владимир Пальчиков, Марк Майстровский, в партотделе Николай Энгелейков, Юрий Сидоров, Дмитрий Тараненко, в промышленности – Семен Флигельман, Алексей Матвеев, Виктор Костюковский, Евгений Шимин, в культуре – Валерий Смирнов, в информации – Борис Спасский, Виктор Куликов, Николай Сучков, в «Неделе» – Олег Цукур. Неизменно оставались на своих местах только Душенков с командой, Бурд, Градова, Астафьев, директор издательства Дмитрий Лебедев и библиотекарь редакции Клавдия Росткова. Добрым словом надо вспомнить и машбюро, стенографисток, секретарей редактора. Тут тоже были свои асы – Валентина Титова, Римма и Лидия Ивановы, Нина Тарасова, Валентина Соловьева. А бухгалтерия редакции... А корректура... Люди работали здесь десятки лет. На них держалась редакция.

Больше всего не везло отделу культуры. Какое-то время им командовал Александр Гевелинг. Потом «на культуре» побывала Марина Мотузка. Весной 1974-го Мотузка вместе с Никитиной внушили редактору, что «на культуру» надо вызвать меня. Иванов телеграммой вызвал меня из Осташкова и дружески отругал, что я окопался на Селигере. Не признавая никаких отнекиваний и отговорок, меня перевели в Калинин и усадили «в культуру». Сначала мне это в некоторой степени нравилось. Я каждый день ходил в театр, филармонию, на выставки и концерты. Но ежедневное сидение в редакции и, главное, занятость по вечерам скоро начали меня тяготить. После собкоровской жизни, где я ездил, куда мне вздумается, и писал, что хотел, хождение в редакционном хомуте, что называется, терло шею. Я затосковал и примерно через полгода снова уехал на Селигер. После меня «культурой» заведовали Тоня Слободянюк, Толя Скворцов и, наконец, на протяжении многих лет Валерий Бурилов.

Чем привлекала, да и сейчас привлекает многих профессия журналиста? Для молодого человека жизнь журналиста, кроме возможности много ездить, кажется заманчивой внешней значительностью. Журналист, особенно молодой, считает, что может на многое влиять. Часто журналист бывает, так сказать, в высоких сферах, среди начальства.

В первый период работы в «Калининской правде», оставаясь за заведующего во время отпусков и болезней Бурда, я нередко ходил на заседания облисполкома. Помню, как суховатый и жесткий председатель облисполкома Ф.В. Казнов делал разгоны тогдашним начальникам, прямо на заседаниях снимал с работы и так неумолимо поблескивал своими очками, что все трепетали.

Несколько раз, уже в 70-х, я встречался с фактическим хозяином области многолетним первым секретарем обкома Н.Г. Корытковым. Встречался в официальной и неофициальной обстановке. Однажды я попал с ним на так называемое отчетное собрание в одном из его любимых колхозов – колхозе имени Кирова в селе Тургинове, где председателем был старый и весь увешанный орденами В.И. Орлов. Собрание проходило в колхозном клубе. Было холодно, все сидели в пальто. В середине доклада вдруг послышался отчаянный крик: «Пожар!» Все выбежали на улицу. Горело правление – по-видимому, кто-то поджег. Пожар быстро потушили. При этом Корытков в своем коротком пальто с каракулевым воротником, каракулевой папахе, синих галифе и белых бурках был совершенно невозмутим. Он стоял на месте и отдавал короткие приказания.

Собрание после пожара почти сразу закруглили и сели за стол. Еда была незамысловатой – картошка с мясом. Во время ужина, под гармошку, Корыткова и меня вызвали танцевать. Нравы тогда были простые, и Корытков сиживал так с народом, наверное, много раз.

Дважды я встречался с Корытковым во время своего заведования культурой: сначала – когда пришел на эту должность, потом – когда уходил с нее. П.А. Иванов меня наотрез не отпускал – сказал, что отпустит только по разрешению Корыткова. Думал, естественно, что к Корыткову я не пойду. Но я пошел. Мне было назначено прийти в девять утра. Примерно без десяти девять я сидел в приемной. Корытков был уже у себя (он работал с восьми, а то и с семи часов). У него, как я потом узнал, был какой-то заместитель министра из Москвы. Ровно в девять у секретарши раздался звонок. Она взяла трубку и, выслушав, сообщила:

– Николай Гаврилович извиняется. Он примет вас через пять минут...

Ровно через пять минут московский начальник вышел, и я вошел в кабинет. Н.Г. Корытков был из породы руководителей еще 50-х годов. Он носил темно-синий полувоенный френч с галифе. Держался подчеркнуто сухо, сдержанно. Мой вопрос был, как говорится, не его уровня, но он выслушал, строго спросил, что меня не устраивает, и, подумав, сказал, что поговорит с редактором. На Селигер меня отпустили. Но встречу эту я запомнил из-за другого – из-за тех пяти минут, за которые он извинился. Вот это, как говорится, был стиль.

О том времени, о работе в «Калининской правде» можно рассказывать без конца. Сегодня, когда я иду по третьему этажу типографии, я всегда помню, где чей кабинет тогда был, помню наш длинный редакционный коридор. Здесь, в коридоре, был своего рода клуб. Сюда выходили отдохнуть, рассказать анекдот, почесать языком. Сколько раз мы стояли здесь в дружеском кругу – все, кто когда-то работал в «Калининской правде».

Владимир ИСАКОВ

30

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

В Тверской области стартовала программа «Нас пригласили во Дворец»
Проект «Нас пригласили во Дворец» реализуется по инициативе губернатора Игоря Рудени. Всего в масштабной акции примут участие более 33 000 учащихся 526 школ Твери и области. В картинной галерее побывают 513 групп, составленных из учеников 8-х классов. Численность же обучающихся в 9–11-х классах составляет около 21 000 человек.
19.01.201711:17
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 31 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию