20 Ноября 2017
$59.63
70.36
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Культура 01.06.2010

На пути из варяг в греки

«…Отражает особенности водного ландшафта», – отмечает в «Тверском топонимическом словаре» историк Вячеслав Воробьев, расшифровывая название поселка Белый омут, расположенного в Зеленогорском сельском округе Вышневолоцкого района. От имени веет самой настоящей седой древностью, однако и сейчас оно вполне соответствует действительности.

«…Отражает особенности водного ландшафта», – отмечает в «Тверском топонимическом словаре» историк Вячеслав Воробьев, расшифровывая название поселка Белый омут, расположенного в Зеленогорском сельском округе Вышневолоцкого района. От имени веет самой настоящей седой древностью, однако и сейчас, несмотря на изменившиеся экологические и гидрологические условия, оно вполне соответствует действительности.

Омут – это и так понятно: опасная яма в русле реки, глубокое место с водоворотами, родной дом для водяных и прочей речной нечисти. Нынешняя Тверца чаще всего размерами и глубиной не впечатляет, сейчас даже трудно представить, что когда-то она была судоходной. Однако в районе Белого Омута, буквально в нескольких километрах от истока, это самый настоящий бурный поток, буквально подпирающий капитальный бетонный мост. Вот ведь игра природы: неделю назад все вышневолоцкие каналы еще были покрыты слоем ровного льда. А в десятке километров от города в Белом Омуте «…воды уж весной шумят». «Белый» же Вячеслав Воробьев указывает здесь в значении «чистый, прозрачный». Что тоже вполне соответствует нынешнему экологическому состоянию. По крайней мере, на первый взгляд.

Это место, известное еще в XV веке как Никольский погост у Столпа, включено в один из туристических маршрутов. Однако вольному путешественнику добраться туда не так просто. Выехав из Вышнего Волочка по Сиверсовой улице мимо даже не отреставрированного, а заново отстроенного (мода нынче такая) Казанского монастыря, мы скоро уперлись в закрытый шлагбаум. Строгий дедуля-вахтер потребовал объяснений, и не будь с нами главного архитектора города Александра Дорофеева – тут бы наше путешествие, возможно, и закончилось, поскольку дорога на Белый Омут идет мимо очень серьезного и очень секретного военного объекта.

Эта вполне современная асфальтовая дорога, в сущности, точно повторяет один из фрагментов древнего пути «из варяг в греки», который как раз и называли «вышним волочком» в отличие от «нижнего», расположенного ниже по течению Мсты в обход Боровицких порогов. Суда из Волги поднимались вверх по Тверце аккурат до Белого Омута. Здесь товары либо выгружали и везли сухопутным образом до Цны, где грузили на другие суда, либо волокли туда же и сами корабли. Как раз по ходу нынешней Сиверсовой улицы, которая и выходит на Цну. Дальше по ней можно было попасть в озеро Мстино, и дальше по реке Мсте – открытый путь на Новгород и далее на Балтийское море, к варягам и прочим шведам.

Понятно, что так было и в седые легендарные времена. Официальное же упоминание Никольского погоста относится к XV веку, равно как и собственно Вышнего Волочка – тогда еще просто селения на Цне при волоке; в письменных источниках оно известно с 1471 года. Надо полагать, Белый Омут, как и другие подобные перевалочные пункты, был весьма небедным селом. Сейчас от прежней роскоши сохранились лишь руины Николо-Столопенской пустыни, по преданию, заложенной по велению Ивана Грозного. Специалисты, в том числе и сотрудники вышневолоцкого музея, на сей предмет молчат, поскольку никаких подтверждающих этот факт документов не существует. Однако можно предположить, что в этой легенде есть определенное рациональное зерно: перед началом Ливонской войны Иван IV усердно укреплял северо-западные территории. К этому времени, в частности, относится основание Старицкого Свято-Успенского монастыря, который вкупе со Старицким кремлем намертво запирал Волгу. Не менее важной в стратегическом отношении транспортной магистралью был и древний путь «из варяг в греки», так что вполне логично было появление именно в Белом Омуте хорошо укрепленного монастыря, который, как многие русские обители, сочетал бы функции и православного духовного центра, и оборонительного сооружения.

В отличие от Старицы, построек времен Ивана Грозного в Белом Омуте не сохранилось. Монастырский комплекс сложился в период позднего классицизма, впоследствии в него достаточно органично вписалась Никольская церковь в русско-византийском стиле, построенная в 1878 году на средства вышневолоцкой купчихи Жабинской. Сейчас здание, само по себе небольшое, представляет собой внушительную руину с сохранившейся в куполе масляной живописью с преобладанием неожиданно густых синих тонов. Через двенадцать лет, возможно, на средства той же благотворительницы, в центральной части монастыря был построен холодный Покровский собор (Никольская церковь – теплая), к настоящему времени разрушенный. Сохранились в монастырском комплексе еще трапезная, настоятельский и братский корпуса, превратившиеся сейчас в окончательные развалины. Была еще и кирпичная ограда с четырьмя угловыми башнями, от которых вообще ничего не осталось.

Самая же старая постройка, надвратная колокольня, относится к концу XVIII века – именно к ней пристроены Никольская церковь и небольшая трапезная. Если не знать, что эту обитель еще в XV веке называли Никольским погостом у Столпа – можно предположить, что именно это сооружение дало название монастырю. Обычное для провинциальных построек рубежа XVIII – XIX веков смешение архитектурных форм классицизма и декоративных мотивов барокко породило нечто совершенно уникальное – на традиционном массивном четверике с проездной аркой стоит не привычный набор уменьшающихся ярусов, а высокий монолитный цилиндр, напоминающий не то океанский маяк (это впечатление усиливают круглые окна-резонаторы), не то сильно располневший восточный минарет.

Конечно, нам захотелось туда забраться. Оказалось, впрочем, что это не так просто: ведущая на ярус звона внутристенная каменная лестница оказалась неожиданно узенькой (монастырские звонари, видимо, всегда были особо деликатного телосложения), а сам вход, сравнительно недавно залитый каким-то серым материалом наподобие бетона сейчас вообще представляет собой маленькое отверстие в стене. Наш фотограф, хрупкостью сложения не отличающийся, впрочем, рискнул. И наслаждался открывающимися с колокольни дивными видами и мощным резонансом внутри звонницы, пока мы не без опаски соображали, не предстоит ли нам разыграть с его участием сцену из мультфильма «Винни-Пух идет в гости». Впрочем, обошлось.

Фортификационное значение Белый Омут утратил, скорее всего, еще в Средневековье, роль транспортного узла же – в начале XVIII века, когда по указу Петра I Тверцу с Волгой соединил Тверецкий канал, и была создана первая в России искусственная Вышневолоцкая водная система. Но это уже совсем другая история.

Наталья ЗИМИНА

26

Возврат к списку

В Твери чествовали работников сельского хозяйства
Рачительные хозяева, упорные и терпеливые труженики, наши кормильцы – это все про них. Сегодня в тверском ДК «Пролетарка» чествовали работников сельского хозяйства, пищевой и перерабатывающей промышленности.
17.11.201719:48
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 1 2 3
Новости из районов
Предложить новость