22 Ноября 2017
$59.46
69.82
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Экономика 01.06.2010

Банкротство: хоть трава не расти?

Местная власть связывает воедино все сферы жизнедеятельности на своей территории. Вначале здесь все вместе переживали разорение предприятий экономическими реформами, теперь набирает силу волна банкротств. Как видятся эти процессы через призмумуниципальных интересов? Об этом мы беседуем с главой Удомельского района Александром КУШНАРЕВЫМ

Местная власть связывает воедино все сферы жизнедеятельности на своей территории. Вначале здесь все вместе переживали разорение предприятий экономическими реформами, теперь набирает силу волна банкротств. Как видятся эти процессы через призмумуниципальных интересов? Об этом мы беседуем с главой Удомельского района Александром КУШНАРЕВЫМ.

- Александр Леонидович, как сказываются банкротства предприятий на социально-экономическом положении района, на его развитии? Каково ваше мнение?

- У нас в районе очень многие предприятия прошли эту процедуру. Пользы от этого, кому бы то ни было, нет, тем более местному бюджету. Оздоровления ситуации не ощутили. Как правило, там, где проходит процедура банкротства, от предприятия ничего не остается. Так оказалось в «Сельхозхимии» и «Сельхозтехнике», в ПМК мелиорации, в строительных организациях, рыбзаводе и на многих других.

- А разве в таком положении дел нет части вины районной администрации? Муниципальное образование как кредитор имеет полное право подать документы на возбуждение дела о несостоятельности в отношении предприятия-должника, не дожидаясь, пока оно погибнет или его растащат. В таком случае как раз можно ожидать финансового оздоровления: у предприятия есть шанс начать свою деятельность с чистого листа. Почему вы не берете инициативу в свои руки?

- Это не так. Мы за каждое предприятие переживаем, потому что это наш налогоплательщик, там работают жители нашего района. На некоторых предприятиях при критических ситуациях мы сами были инициаторами их ликвидации, создавали ликвидационную комиссию, но без процедуры банкротства, без конкурсного управления. Мы занимаемся этими вопросами.

Сейчас мы свою задачу видим в том, чтобы не потерять организации жилищно-коммунального хозяйства, райэнерго, смягчить болезненные процессы в сельском хозяйстве и тех социально значимых районных подразделениях, от которых зависит жизнедеятельность территории, ее производственный потенциал и спокойствие людей. Мы работаем с ними, проводим оперативные совещания, предпринимаем меры, чтобы упредить нежелательные последствия.

- Каким образом администрация района контактирует со всеми сторонами, задействованными в процедурах банкротства?

- О контактах приходится говорить с большой натяжкой. Иногда даже не знаешь, кто из конкурсных управляющих ведет то или иное дело о несостоятельности. Это потому, что, когда назначают этих лиц, никто не спрашивает мнения местной власти. Порой это люди из Москвы, Петербурга или других регионов - видно, тверских лицензированных специалистов не хватает.

Управляющие, несмотря на то, что работают на территории района, не считают нужным прийти в администрацию хотя бы представиться, уж не говоря о деловых связях и выработке совместных оптимальных решений по оздоровлению ситуации. А ведь такое объяснение усилий могло бы лучшим образом повлиять на положение и предприятия-должника, и трудового коллектива, и на экономику района в целом. Ведь местной власти виднее, что лучше, но…

Конечно, бывают случаи конструктивного сотрудничества, но чаще наоборот. Ни на каком этапе нас на собрания кредиторов не приглашают. Управляющий действует по своему усмотрению. Для него завершить конкурсное производство большого труда не представляет: в законоположениях о банкротстве все расписано по полочкам. Спроса особого с него нет: что он продал, за сколько - никто не вникает. Имущество должников идет за бесценок. Такого управляющего не интересует, что остается после банкротства - хоть трава не расти. После конкурсного производства, как после нашествия Батыя. Хорошего примера, что предприятие встало бы на ноги, я привести не могу.

- А вы делали шаги навстречу, чтобы этот контакт состоялся?

- Конечно. Но законодательно эти взаимоотношения не прописаны, не утверждены, что очень мешает работать продуктивно на оздоровление ситуации. Получается, что если мы с конкурсным управляющим понравились друг другу - он меня пригласил, не понравились - он сделал всё возможное, чтобы захлопнуть двери и «закрыть» всю информацию. Предприятие обанкротят, а мы ничего не узнаем.

Я считаю, что представители муниципальной власти должны присутствовать на собраниях даже в тех акционерных обществах, которые не являются должниками местного бюджета. Мы должны получать официальное приглашение, чтобы иметь хотя бы минимум информации и анализировать ситуацию, туда ли повел дело конкурсный управляющий. Это в интересах территории: все те предприятия, которые являются плательщиками в местную казну, представляют рабочие места местному населению. Я не могу сказать, что мы найдем готовый рецепт и благодаря нашему участию будет принято наиболее оптимальное решение. Но, объективно оценивая положение на местах и владея всей информацией по району, мы сможем помочь тому же управляющему в поиске рационального зерна и наиболее подходящего варианта, чтобы из многих зол выбрать меньшее.

- Какие отношения связывают обанкротившиеся предприятия с муниципалитетом?

- Отношения разные. В те времена, когда страна жила на взаимозачетах, мы взаимодействовали со всеми предприятиями, старались их поддержать. Они выполняли нам какие-либо работы, а мы на те суммы гасили им налоги. В один прекрасный момент система взаимозачетов прекратилась, и представьте ситуацию. Администрация осталась должна предприятию миллион рублей, а его долг бюджету с учетом пеней - два миллиона. Начинается процедура банкротства. Когда идет сбор конкурсной массы, с муниципального образования этот миллион взыскивают. Когда же подходит наша очередь получать с банкрота долги, оказывается, что ни денег, ни имущества, ни других активов уже не осталось. Таким образом, получается, что должнику «благодаря» действующему законодательству бюджетом «подарено» целых три миллиона рублей. От такого банкротства мы только проигрываем.

- А как, по-вашему, с пользой для территорий следовало бы изменить законодательство о банкротстве? Спрашиваю вас об этом потому, что вы имеете большой опыт законодательной работы и народным депутатом России, и депутатом Законодательного собрания области. Какие изменения нужны в закон о банкротстве прежде всего?

- Нужны поправки и дополнения о необходимости максимально учитывать мнение местных властей всеми службами, которые причастны к проведению процедуры банкротства, в том числе арбитражными судами и конкурсными управляющими. Нужны согласованные действия и взаимосвязь.А сейчас все происходит без нашего ведома. Узнавая о начавшемся процессе, мы начинаем выходить на различные инстанции, объяснять. Да, нам идут навстречу, но бывает поздно. И чтобы не опаздывать, чтобы суметь остановить поезд, мчащийся в никуда, надо закрепить законодательно право местной власти как равного партнера.

К ныне действующей процедуре банкротства я отношусь очень настороженно. Может быть, этот закон писали, когда еще не была наработана практика. Но сегодня, я считаю, в закон надо вносить очень большие коррективы: учитывать региональный и местный интересы необходимо.

Беседовала Маргарита СИВАКОВА

9

Возврат к списку

В Твери чествовали работников сельского хозяйства
Рачительные хозяева, упорные и терпеливые труженики, наши кормильцы – это все про них. Сегодня в тверском ДК «Пролетарка» чествовали работников сельского хозяйства, пищевой и перерабатывающей промышленности.
17.11.201719:48
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 1 2 3
Новости из районов
Предложить новость