23 Сентября 2017
$57.65
69.07
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Культура 01.06.2010

Борис Полевой: В Твери «подзаряжаю аккумуляторы»

Десятки славных имен связаны с нашей именинницей. Для многих из них «Тверская Жизнь» стала частью (и весьма значительной!) их собственной жизни…

Десятки славных имен связаны с нашей именинницей. Для многих из них «Тверская Жизнь» стала частью (и весьма значительной!) их собственной жизни…

Иван Рябов. Талантливый сатирик, быстро выросший из «областных штанишек» благодаря уникальному трудолюбию и редкостному дару – писать смешно. Главная газета страны – тогдашняя «Правда» – почла за честь пригласить его в свои высокие апартаменты. И не в гости. Навсегда.

Тверитяне оплакивали потерю любимого автора. Страна смеялась над фельетонами Рябова. Их «герои» – бюрократы, проходимцы, «застенчивые ворюги» – горько рыдали. А Ивана Рябова ввели в редколлегии «Правды» и «Крокодила».

Составляя нынче том избранных произведений авторов журнала «Крокодил» для антологии сатиры и юмора России ХХ века, я с легкой душой включил в него рябовские строчки.

И еще один Иван по праву может быть занесен в золотой реестр «Тверской Жизни», коли такой будет учрежден, – Иван Васильев. Блистательный публицист. Многолетний собкор газеты, категорически отказавшийся просиживать кресло в редакционном кабинете, а поселившийся в славном городе Ржеве, чем уже вскоре придавший этому населенному пункту статус всесоюзного – по разряду журналистики. Труды его были увенчаны Ленинской премией.

Блистательна плеяда тверских журналистов, многие из которых давно перешагнули рамки профессии, дерзко вторгшись в «смежные области». Среди них – Андрей Дементьев, Юрий Пономарев, Дмитрий Званцев, Евгений Борисов, Александр Гевелинг, Владимир Исаков, Анатолий Скворцов…

И все же, все же… как сказал однажды Александр Твардовский.

И все же сегодня, вспоминая минувшие годы юбилярши, первым следует назвать легендарного, всемирно известного Бориса Полевого. Не по званиям и наградам, коими он был щедро и заслуженно увенчан, а по сделанному им в журналистике – тверской и всесоюзной – и в литературе.

«Тверская правда» была профессиональной колыбелью Бориса Николаевича. На ее полосах – его первые робкие опыты. Здесь первый газетный псевдоним Овод. Ну, конечно же, Овод! Ведь какие на дворе стояли времена! Вздыбленная революцией страна. Невиданный энтузиазм. Гигантские новостройки…

Здесь же, в ставшей для него родной до конца дней газете, обрел он и свое звездное имя – Полевой. Этот псевдоним придумал для него, по словам самого Бориса Николаевича, тогдашний редактор Капустин. Сказал однажды:

– Кампов. Не звучит. Впрочем, постой, ведь по-латински «камп» – это поле. Вот и будешь ты Полевым.

И он им стал. Озорным до дерзости «журналистом с авантюркой», как сам называл себя, смелым, честным, ярким, увлеченным, ценящим все газетные жанры – от крохотной информашки до подвального очерка. Авантюрка эта порой была не так уж и безобидна. Однажды был он сильно бит верующими старого верхневолжского села, куда приехал проповедовать атеизм и агитировать за комсомол. Да еще в храмовый праздник Коcьмы и Дамиана! Еле откачали незадачливого репортера. Зато какой материал привез он в редакцию…

Едва не кончилось для Полевого плачевно странствие по дну только что появившегося на карте Московского моря. Облаченный в водолазный костюм, снабженный специальным передатчиком, он не только «собирал материал» для своей газеты, но и вел репортаж для Всесоюзного радио. Вел, вел – и вдруг рухнул в какую-то глубоченную яму. Это было так неожиданно и страшно, что в эфир из шлемофона полетели слова, не предназначенные для посторонних ушей.

Слушая впервые эту историю из его уст, я спросил Бориса Николаевича:

– Досталось от высокого начальства?

– Представьте, старик, обошлось, – весело ответил он. – Вот от Юльки (жена Б.Н.) действительно досталось...

Одной из самых блистательных и опасных авантюр Полевого, осуществленных по заданию редакции, была его жизнь в тверских воровских «малинах», где, по сведениям милиции, скрывался крупный московский авторитет после очередного дерзкого ограбления.

Молодой газетчик блестяще сыграл неординарную роль, которая обернулась серией публикаций на страницах «Тверской правды». По итогам этой операции не только взяли целый пучок ворья, но и сняли с высоких постов многих тогдашних местных правоохранителей.

Что же касается Полевого, то вскоре радениями и газеты, и друзей появилась его первая книга с угрожающим, как он сам говорил, названием: «Мемуары вшивого человека». Друзья же отправили сей труд Максиму Горькому на Капри. А вскоре пришел и ответ на это «предприятие». Ответ, потрясший начинающего писателя и определивший всю его дальнейшую судьбу. Письмо Горького стало добрым напутствием не только для Бориса Полевого, но и для многих начинающих писателей…

Отсюда, из родной газеты, ушел Борис Николаевич в «Правду». Стал ее военным корреспондентом. Великая Отечественная, дорогами которой шел он долгие годы, сделала его настоящим писателем и настоящим человеком, что ярче всего запечатлела главная книга Полевого «Повесть о настоящем человеке», написанная в несколько недель ночами в Нюрнберге, где он представлял «Правду» на суде народов.

Он был смелым репортером и солдатом. Не боялся передовой, был сброшен с самолета в восставшую Прагу… В чехословацком городе Баньска Быстрица я ходил несколько лет назад по улице Бориса Полевого.

Меня познакомила с Борисом Николаевичем «Калининская правда», как звалась она в те годы. Он только что вернулся из поездки по Америке и по доброй традиции сразу же заглянул в родной город «подзарядить аккумуляторы», как частенько говаривал друзьям. Пришел в редакцию и два часа, выражаясь куртуазно, услаждал наш слух великолепным по яркости и остроумию рассказом. Потом сфотографировался с молодыми журналистами. Снимок этот храню как одну из реликвий. Потому что с того дня началась моя многолетняя дружба с одним из самых замечательных людей, которых довелось встретить мне в жизни. И не только дружить, встречаться. Путешествовать вместе по заповедным местам родного Верхневолжья, писать о его книгах, но и работать под его началом в самом знаменитом в те годы литературном журнале «Юность», где его стараниями собрались у руля три «тверских козла»: главный редактор Полевой, заместитель главного редактора Дементьев, ответственный секретарь Пьянов. Это были прекрасные, незабываемые годы. Это была удивительная школа – профессиональная, житейская, человеческая.

Слова «Калинин», «Тверь» часто звучали тогда в кабинетах «Юности». Вернулся как-то Борис Николаевич из очередной поездки на родину: они с его свояком, редактором «Калининской правды» Павлом Ивановым, писали в ту пору очерк в защиту тверского льна. Рассказывает Полевой нам с Андреем Дементьевым, как съездил. Я этот рассказ потом записал в своем дневнике. Вот он – почти дословно:

«Я-то не один на этот раз поехал, взял с собой кинорежиссера Вятича-Бережных: он новый фильм собирался делать, «Доктора Веру» хотел экранизировать. Ну и решил посмотреть натуру. Походили мы с ним по городу, забрели в Заволжье. Вятич собрался закурить, а спичек у него не оказалось. А тут рядом киоск какой-то. Ну я и пошел разжиться огнем…»

Здесь необходимо прервать мою запись и сказать читателям, что дело было зимой. Погоды стояли довольно суровые, а Полевой имел обыкновение и зимой ходить в легком полупальтеце, скорее похожем на пиджак. И шапку не надевал – воротник поднимал. И на ногах у него были туфли на тонкой подошве. В таких он как-то и в Тюмень прилетел, когда «Юность» шефствовала над одной из тамошних строк. Его с трудом заставили надеть валенки – на дворе было 40 градусов. Так вот, в таком виде, в задрипанном пальтеце с поднятым воротником, без шапки, с поникшим от холода носом подошел Борис Николаевич к амбразуре заволжского киоска. А теперь – опять дневник:

«Ну попросил я у тетки за окошком коробку спичек. А она поглядела на меня – темновато уже было, сумерки – и говорит так не зло, а даже с сочувствием:

– Ну что, старый дурак, и шапку пропил?»

Всего лишь небольшая картинка, не правда ли? Но в ней весь Полевой. Он не боялся быть смешным и с удовольствием иронизировал над собой, не старался выглядеть классиком и мэтром. Звезду Героя носил в кармане пиджака завернутой в клочок газеты: вдруг понадобится кому-нибудь билет на самолет достать или еще какую льготу получить, но не для себя. Он и в общественном транспорте всегда брал билет, хотя имел право ездить бесплатно. На наши с Андреем замечания неизменно отвечал: «Стыдно, братцы…»

…Уже много лет я собираю все, что связано с жизнью и работой – журналистской, литературной, общественной – Бориса Николаевича Полевого, надеясь со временем написать о нем книгу. Если задуманное получится, это будет веселая книга о настоящем человеке.

Алексей ПЬЯНОВ

103

Возврат к списку

Губернатор Игорь Руденя посетил Максатихинский район
Очередная рабочая поездка главы региона была плодотворной. В ней участвовали министр здравоохранения Тверской области Виталий Синода, министр образования Наталья Сенникова, министр строительства и ЖКХ Андрей Волгин, а также представители других ведомств.
22.09.201718:17
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 31 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 1
Новости из районов
Предложить новость