25 Июня 2017
$59.66
66.68
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Тверская сага01.06.2010

Дом с флигелем в Затьмачье

В наше время мало кто знает историю своей семьи. В лучшем случае помнят по именам бабушек, дедушек, иногда знают, где они учились и работали. Дальше - темнота, в которую навсегда ушли наши предки. Это и есть забвение.

В наше время мало кто знает историю своей семьи. В лучшем случае помнят по именам бабушек, дедушек, иногда знают, где они учились и работали. Дальше - темнота, в которую навсегда ушли наши предки. Это и есть забвение.

Никто и никогда не вспомнит их имена. Это можем сделать только мы. Только мы сохраним для истории семейные архивы, в которые наши дети когда-нибудь впишут странички и о нас. Конечно, если мы заслужим право быть сохраненными в их памяти.

Особенно хотелось бы поговорить о семьях коренных жителей Твери. Раньше люди поколениями жили на одном месте, бешеный вихрь жестокого двадцатого века разметал семьи по стране и миру. Войны, репрессии, стройки социализма почти не оставляли человеку шанса прожить свой век в родительском доме. Да и что теперь считать родным домом? Не типовую же квартиру в панельном доме! И все же они есть - семьи коренных тверитян, живущие в домах своих предков. В отличие от людей дома помнят своих хозяев и излучают эту память особой, неведомой новостройкам, грустной и теплой атмосферой.

Мы открываем рубрику «Тверские сага» рассказом жительницы Твери Марии Алексеевны Благовещенской, с самого своего рождения живущей в старинном тверском районе Затьмачья. Дом на улице Бебеля, 22 был приютом для многих достойных людей. Вспомним их имена.

Двухэтажный дом с флигелем был построен в конце ХIХ века и принадлежал семье Малиновских. Они были аристократами и, кажется, состояли в родстве с каким-то декабристом. Дом был великолепно построен, все было продумано. Печки в номер были сконструированы так мудро, что современный печник не мог разобраться, а они (их было 5 на 7 комнат) обогревали дом очень небольшим количеством дров. Во флигеле была прачечная. Двор был вымощен булыжником. Под развесистым тополем - глубокий колодец. Сараев было много, и они были под одной крышей - дровяник с сеновалом под крышей, небольшая конюшня, дворницкая, сарай с глубоким погребом, сзади курятник.

К моменту нашего переезда сюда в 1925 г. от семьи Малиновских осталась одна Софья Александровна, которая пустила нас в качестве квартирантов на 1-й этаж в передние три комнаты. Верхний этаж в 1935 году был передан в горкомхоз и заселен работниками НКВД.

О нашей семье

Прадедушка с папиной стороны Федор был псаломщиком в Краснохолмском уезде. У него было 3 дочери, все учительницы, и один сын Павел (1867 - 1921 г.). Дедушка получил возможность окончить духовную семинарию в 1905 году и был рукоположен в сан священника и какое-то время преподавал в женской гимназии Закон Божий. Он был женат на Варваре Васильевне Грешищеной (1861 - 1911 г.), дочери мелкого чиновника. Они работали народными учителями в г. Корчева, потом переехали в Тверь, где Павел Федорович служил дьяконом в Христо-Рождественском храме. Жили они в церковном доме около храма в каменном одноэтажном доме по ул. Трехсвятской, который стоит и сейчас. У них было 4 сына и 1 дочь. Жили материально трудно. Дедушка получал в год 600-800 р., имея семью 8 человек. Но тем не менее все его сыновья получили высшее образование в Московском императорском университете. Будучи студентами и даже гимназистами, все они добывали средства к существованию репетиторством. Павла Федоровича вспоминали как умного, доброго, трудолюбивого и чуткого человека.

Его старший сын Евгений окончил юридический факультет университета, в советские годы он открыто посещал церковь, за что был арестован в 1040 году и сослан на север, где и умер в 1941 году, оставив сиротами пятерых детей.

Второй сын - Алексей, мой папа (1891 г. - 1963 г.), окончил физико-математический факультет университета. Работал преподавателем в учебных заведениях г. Калинина, был отличником народного образования.

Третий сын - Михаил окончил медицинский факультет. Во время войны был начальником санитарного поезда, после войны заведовал городским отделом здравоохранения.

Четвертый сын - Николай, юрист. Он умер во время войны. Его - сын Ростислав Благовещенский, мой двоюродный брат, известный в Твери художник.

Семья мамы

Дедушка с маминой стороны - Бодашков Константин Николаевич (1857-1917) - был надворным советником, служил механиком на Тверском телеграфе, имел много изобретений. Дворянство было даровано его отцу за воинские заслуги в войне 1812 г. Он был женат на Рубиной Марии Федоровне (1864 - 1922), крестьянского происхождения. Она кончила курсы акушерства в Санкт-Петербурге и овладела золотошвейным мастерством. В их семье было 8 детей (и еще воспитывался племянник сирота) - 4 мальчика и 4 девочки. Материально тоже жили трудно, так как со званием дворянства никаких материальных благ даровано не было. Все дети получили высшее образование, кроме одной дочери Надежды, которая в молодости вела хозяйство у двух старших братьев - Михаила и Федора. Михаил был морским офицером, Федор окончил высшее артиллерийское училище. По просьбе отца они должны были помочь младшим братьям тоже получить образование, поэтому до времени не женились. Просьба отца была исполнена. Третий брат Николай стал инженером, заведовал кафедрой в Московском энергетическом институте, имел научные труды. Четвертый брат Борис стал талантливым архитектором, был представлен к Ленинской премии, он погиб в блокаду на крыше своего дома от прямого попадания бомбы.

Федор достиг высоких чинов, служил в военном министерстве, но в 1937 году был арестован как враг и расстрелян (впоследствии реабилитирован). Трое его братьев записались на прием к Сталину, требуя их арестовать вместе с братом. Отец всех народов не осчастливил их встречей. В приемной ответили: «Когда надо будет - и вас арестуют». К счастью, их не тронули.

Две старшие сестры Мария и Елизавета окончили высшие курсы иностранных языков в Петербурге. Учились по очереди. Младшая дочь Елена стала педиатром.

О моих родителях

Папа Алексей Павлович женился на маме Елизавете Константиновне Бодашковой в 1920 году. Папе было 29, маме 25. Венчал их дедушка. В стране был голод. На брачном столе было 3 картошки в мундире и несколько кусочков сахара. На следующий день папа уехал на фронт. По возвращении с фронта папы мои родители сняли комнату на Серебряной улице в доме 21, а в 1925 году переехали на улицу Бебеля, 22, где до конца прожили свою жизнь, где сейчас бегают по двору шесть их праправнуков и где уже 76 лет живу я.

Нас было четверо детей - Александр (1922-1965), Ксения (1923-1990), Федор (1927-1993). Я родилась в 1928 году.

Дом был многонаселенный. Кроме нас жили 5 семей. Папа был главный по дому, по поручению Софьи Александровны Малиновской выполнял все хозяйственные дела. Перед войной она уговорила моих родителей выкупить нижний этаж в рассрочку по страховой стоимости, а сама уехала в Ленинград. Папа высылал ей деньги. В блокаду Софья Александровна умерла.

Детей во дворе было много, человек 12, играли, фантазировали, не сорились, но разве чуть-чуть. На праздники мама собирала всех детей к нам домой. Некоторые из тех детей до сих пор пишут письма и приезжают, чтобы окунуться в детство, ступить на старый булыжник. Наше детство осталось с нами самой замечательной порой жизни.

Хотя и бедновато жили, но все было так здорово, интересно, беззаботно. Как давно это было! И неужели было?..Ощущение детского счастья теплится во мне до сих пор. Главным заводилой наших детских игр был мой старший брат Александр. Перед самой войной он уехал в военно-морское училище в Выборг и стал морским офицером.

Ксения окончила пединститут, работала преподавателем в вагоностроительном техникуме.

Федор окончил архитектурный институт в Москве, получил направление в Ленинград в проектный институт. Он лауреат Государственной премии. Я тоже окончила педагогический институт, работала преподавателем в университете, на кафедре английского языка.

Время шло, квартиранты менялись, старики умирали. Но все же несколько слов о некоторых из жильцов прошлых лет.

В одной из комнат жила немка Матильда Вильгельмовна Бекман. По-русски она говорила совсем плохо, внешне напоминала бабу-ягу. Она давала уроки немецкого языка детям высокопоставленных родителей. Пустили ее в наш дом на время, но потом она отказалась освободить жилплощадь. В 1942 году ее выселили как шпионку и сослали.

В другой комнате на 8 квадратных метрах жил иеромонах со своей сестрой и маленькой собачкой, очаровательной Тилькой. Он прибыл из Казахстана из ссылки, жуть что пережил. И погиб бы, если не сестра. Она вызволила, выкупила его на «остатки прежней роскоши», так как прежде была богатой.

В третьей комнате жили два колобочка - Иван Иванович и Пелагея Ивановна, и тоже на восьми метрах. Они были высланы из Ленинграда, где держали лавку, а значит, считались вредными элементами. Они рядились в бедных, даже в нищих. Им приносили кусочки хлеба, ради Христа. Сама Пелагея Ивановна спекулировала мылом во время войны (видно, где-то натаскала во время оккупации), и, когда был обмен денег, она сожгла в печке 200 тысяч рублей.

Наверху жили хорошие люди - семья Лис (работники НКВД) и их родственники из Красного Холма Сусловы - медсестра Фаина Федоровна и трое ее детей-школьников. Вчетвером жили в комнате 8 кв. м. Дети скромные, доброжелательные, учились на пятерки. Мы очень дружили с ними.

Жизнь текла. Из эвакуации мы вернулись в пустые стены. Все оказалось разграблено. Начинали с нуля. Это было кошмарно. Но какую радость мы испытали, оказавшись в родных стенах, под своей крышей! Не надо как бездомным собакам нигде просить ночлега. Тогда я поняла, что значит счастье родного дома.

Со временем родители провели водопровод и канализацию, а от нас подключились соседи и домоуправление. Мои старшие братья и сестра обзавелись семьями. Родители приняли всех их избранников. Только Федор остался в Ленинграде, и, когда приезжал, весь светился радостью. Мы с ним гуляли по старинным улочкам Затьмачья. Брат очень хотел вернуться в родной город. Но его жена, теща и две дочери были категорически против переезда в Калинин. Они жили в каменном термитнике, но зато в Ленинграде были культура и общество не чета провинциальному Калинину. Бедный Федя.

Александр после демобилизации приехал с женой и тремя детьми. Работал в совнархозе. Ксения вышла замуж за инвалида войны, без ноги, у них было две дочери. Родителям было нелегко налаживать отношения, когда в семью пришли люди с иным укладом, воспитанием, иными понятиями о многих вещах. Но наши родители делали все с добротой и чуткостью, чтобы жизнь в доме шла дружно. Они радовались внукам, занимались с ними. Большой радостью был наш маленький сад в две сотки. Он был для нас настоящим раем. Работала в основном мама, и от вложенной в землю любви сад благоухал. Помню, как родители посадили две молодые яблоньки. Одной сейчас более 40 лет, а она все плодоносит.

Многотрудную жизнь прожили мои родители в любви и согласии, чему и нас учили. Мы никогда не слышали в нашем доме ни грубых слов, ни повышенного тона. Нас никогда не наказывали, учились мы легко и старались не огорчать родителей.

В последний день своей жизни папа спросил маму:

- Скажи, Лилечка, были в твоей жизни день или час, когда ты пожалела, что связала свою жизнь с моей?

- Ну что ты, Лешенька, конечно, нет.

- Тогда я умру спокойно. Но я не хочу уходить без тебя.

- Ну что же делать? Я тут не вольна.

Ровно через шесть месяцев мама ушла тоже.

Сейчас в доме живет старшая дочь брата Александра с мужем. У них двое детей и шестеро внуков. Они сделали хороший ремонт в своей части дома и считают дом родовой усадьбой.

Я живу одна. Мой муж летчик - генерал-майор морской авиации Иван Максимович Лукин - умер пять лет назад. После меня в дом приедут внуки моей сестры Ксении.

Автор: Подготовила Марина ШАНДАРОВА
55

Возврат к списку

Сегодня столица Верхневолжья отмечает 882-й день рождения
Атмосфера большого праздника витает в воздухе с самого раннего утра. К полудню к городским площадкам, задействованным в торжествах, начали стекаться горожане и гости областной столицы. На Театральной площади развернулся фестиваль ретро-автомобилей и выставка «АвтоСТОП: 20 лет вместе».
24.06.201720:23
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
29 30 31 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 1 2
Новости из районов
Предложить новость