25 Сентября 2017
$57.65
69.07
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Общество 01.06.2010

Жалью море не переедешь

Рассказ о настоящем человеке Юрии Николаевиче Пушкине

Рассказ о настоящем человеке Юрии Николаевиче Пушкине

Страна никогда не могла обласкать и поднять на пьедестал почета всех своих героев. Многие из них прожили скромную жизнь без особых наград Родины, так и не став популярными героями тиражированных книг. Впрочем, если у славного нашего безногого летчика был Борис Полевой, то у Юрия Пушкина - Олег Моисеев, который написал «Маленькую повесть о большом мужестве». Это о нем, о Пушкине. Книжицу издали в Калинине в 1959 году. Сегодня о ней никто не знает.

Потому вначале нужно сказать, что Юрий Николаевич был одним из лучших юристов нашей области, много лет вел судебные процессы в Калининском областном суде. Ему доверяли самые сложные и громкие дела. Пушкин был справедливым судьей. И это сама по себе огромная ноша для представителя этой профессии.

Но чисто по-человечески очень сложно, почти невозможно понять, как он мог полноценно жить, еще и подбадривая других, не имея рук и ног? Его мужественного сердца хватало на всех, кто был с ним рядом.

Деревенский мальчишка с берегов Унжи Костромской области прекрасно пел и учился в сельскохозяйственном техникуме. На войну Юра отправился добровольцем, хотя по возрасту еще мог бы подождать призыва. Судьба загодя перед страшным испытанием начала сводить его с неординарными людьми, хлебнувшими лиха. Его первый командир капитан Мушников чудом остался жив после плена. Когда на допросе он отказался отвечать, начальник штаба гитлеровской части выхватил тесак и стал по одному отрубать ему пальцы. Потом бойца привязали к березе и облили бензином. И тут в село ворвались наши. Мушников был спасен. Понятно, с каким уважением смотрел Пушкин на своего командира.

После короткой учебы воинский эшелон стремительно вез их на Запад. Станция Фирово на калининской земле. Здесь неподалеку Юрий принял свой главный бой. Наши ребята никак не могли взять село, потому что с бугра били станковые пулеметы. У Пушкина тоже пулеметное отделение, он понимал, что нужно подавить огневую мощь врага. Один за одним гибли его товарищи. Вот как описан в книге самый драматичный момент: «Скорей-скорей навести прицел, нажать гашетку. Знатный мороз: гашетка словно раскалена. Очередь, очередь… Наконец курсанты пошли в атаку. Хочет бежать вместе со всеми и Пушкин, но не может подняться. Боль еще не пришла, но под правым валенком мокро, тает снег. И он почему-то вовсе не белый, а бурый… А потом разрывы мин рядом. Они ударяют, как детские хлопушки над ухом. Чем-то обжигает левую ногу, и Юрий теряет сознание».

Он так и не узнал, сколько часов пролежал тогда на снегу, пока его не подобрал санитар. Пять, десять, двадцать? С той поры для Юрия пошел другой отсчет жизни. Он очнулся в палатке медсанбата, где пол был устлан хвоей. Здесь хирург и отнял ему правую ногу. Вместо наркоза - стакан спирта. Пока пилили кость, он так крепко сжимал зубы, что один даже сломался. Тогда Пушкин еще не знал, что это только начало испытаний. Немного погодя в Максатихинском госпитале у него началась гангрена отмороженных кистей и оставшейся левой ноги…

Полтора года госпиталей. Были ночи, когда смерть он ждал как единственную избавительницу. Везде его считали самым тяжелым больным. Юрия жалели врачи и сестрички, разговаривали при нем тихо, выключали музыку. Он и сам себя уже начал жалеть. Пока не услышал однажды слова: «Жалью море не переедешь».

Профессор пообещал Пушкину, что после расщепления лучевых и локтевых костей на каждой руке у него будут как бы по два пальца. Это еще две тяжелые операции. Зато он сможет сам есть, держать ручку. Главное, никому не быть в тягость.

И вот пришел день, когда ему захотелось посмотреть за окно… Песня вырвалась из груди неожиданно: «Ой, туманы мои растуманы!» Юрий Николаевич потом пел ее в жизни много раз.

Осенью 1943 года он приехал в Кедровку Пермской области, где размещался интернат для инвалидов Великой Отечественной. На вокзалах, в поезде и в самом интернате Пушкин увидел множество людей, окончательно растерявшихся после тяжелого увечья. Дрожащие руки, пьяные слезящиеся глаза, заунывные песни с просьбой подать инвалиду. Вся душа его восстала против этой картины!

Однажды, уже спустя много лет, Юрий Николаевич ехал в поезде со своей семьей. По вагону шел инвалид, тряся перед пассажирами пустым рукавом. Осуждающе окинул взглядом невозмутимого дородного мужчину, мол, ряху наел, не понимаешь чужого горя… Тогда Юрий Николаевич и задрал ему штанины и рукава: «Ой, браток», - только и сумел сказать инвалид, скомкал протянутую шапку, потом заплакал и побежал из вагона.

Конечно, было огромным счастьем, что в той сибирской Кедровке Пушкин встретил свою Екатерину. В инвалидном клубе он создал хоровой кружок, там крутили кино и танцевали под гармонь. Впервые в клубе они и увиделись. Маленькая с шоколадными глазами курносая Катя прибегала сюда, отработав неделю на соседней угольной шахте. Вскоре между ними состоялся серьезный разговор. Но надо было сообщить обо всем и матери. «Ты хорошо подумала? - спросила она по-сибирски сурово дочь, - запомни, это у вас на всю жизнь. Если уйдешь от него, назад тебя не приму». В ту пору Юрий уже учился заочно в юридической школе и очень успешно.

Чисто по-женски я много раз думала о судьбе самой Екатерины Ильиничны, которая бесстрашно сделала свой выбор, догадываясь о том, что придется взвалить себе на плечи. Да, это была любовь, но мы слишком хорошо знаем, как способна она улетучиваться при первых бытовых неурядицах, жизненной прозе. У Пушкиных такого не случилось. Это был счастливый союз, где сыграл роль человеческий талант обоих.

Родились дети. Сначала Олег, потом Алла. Вначале ютились по коммуналкам. И только в Калинине получили наконец отдельную квартиру. После окончания Высших курсов усовершенствования юристов Юрий Николаевич выбрал этот город по фронтовой памяти. Он пролил здесь свою кровь. Эта земля не была ему чужой.

Примечательно, что дочь Пушкина Алла Юрьевна рассказывала, что в детстве она и вовсе не замечала, что отец - инвалид первой группы. Такая атмосфера была в доме. По утрам Юрий Николаевич непременно занимался гимнастикой, особенно старался поддерживать мускулатуру предплечий. Для этого у него были две гантели. В доме всегда открывали форточки - он любил прохладу. От государства Юрий Николаевич получал несколько автомобилей начиная с трехколесного «лягушонка». Ездил всегда сам и мастерски. На руки надевал специальные краги с двумя пальцами. Не раз вся семья даже отправилась на машине к морю. Он и плавал прекрасно. Правда, весь пляж переживал за необычного пловца.

Конечно, очень многое для него значила судебная деятельность. Работе он отдавал все силы. Людские драмы, величайшая подлость, преднамеренное зло, трагические случайности - во всем ведь надо было тщательно разобраться. Он вел судебные процессы в ту пору, когда четко применялись «расстрельные» статьи. В его руках находились человеческие судьбы. Судью Пушкина уважали даже уголовники. Хотя приговоры были всякие.

И наступил тот черный день, когда Олег, студент третьего курса мединститута, в нелепой ресторанной потасовке получил смертельный удар отточенным шилом. Этот удар нанес человек, которому дважды в свое время приговоры выносил Пушкин. Потерю сына семья переживала очень тяжело. Наверняка эта трагедия сократила жизнь Юрию Николаевичу. Убийцу, естественно, судил уже другой судья, свое он получил по заслугам.

У меня на столе лежит книга середины прошлого века, совершенно не известная читателю «Маленькая повесть о большом мужестве». На первой странице дарственная надпись главного героя: «Если в жизни будет трудно, не теряйтесь. Жизнь - сложная штука».

Юрий Николаевич знал это очень хорошо. А я совершенно не могу понять, представить даже в малой степени, как можно «двумя пальцами» расщепленной кости научиться писать каллиграфическом почерком? Очень жаль, что не удалось встретиться с этим замечательным человеком, увидеть его воочию.

Родина оценила заслуги Юрия Николаевича орденом Отечественной войны I степени и юбилейными медалями. Он часто выступал в школах перед ребятами, избирался депутатом городского Совета. Но если говорить по большому счету, он был и остается Героем своей страны.

17 июля 1976 года Пушкины поехали на природу отдохнуть. Юрий Николаевич сел под дерево, с удовольствием освободив ноги от тяжелых протезов. Это был хороший ласковый день. Вздохнув полной грудью, он попросил жену и дочь принести ему попить речной водицы. Когда родные вернулись, они увидели, батя уже не дышит. Как и тогда, в сорок первом, он обнял землю, за которую воевал. В последний раз.

Татьяна МАРКОВА

14

Возврат к списку

Губернатор Игорь Руденя посетил Максатихинский район
Очередная рабочая поездка главы региона была плодотворной. В ней участвовали министр здравоохранения Тверской области Виталий Синода, министр образования Наталья Сенникова, министр строительства и ЖКХ Андрей Волгин, а также представители других ведомств.
22.09.201718:17
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 31 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 1
Новости из районов
Предложить новость