23 Марта 2017
$57.64
62.27
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Культура01.06.2010

Два века русской моды

«О ветреная мода!» - восклицают серьезные люди, едва заходит речь о шляпках и юбках, манто и пелеринах и прочих «глазках и лапках». Баловство, дескать

«О ветреная мода!» - восклицают серьезные люди, едва заходит речь о шляпках и юбках, манто и пелеринах и прочих «глазках и лапках». Баловство, дескать. Может быть, и баловство, может быть, и ветреность - но при ближайшем рассмотрении мода оказывается чрезвычайно любопытным источником информации о жизни страны в определенный период. Мода - это ведь и экономика, и политика, в том числе внешняя, и описание социальных условий, и отражение витающих в воздухе идей. О моде ХХ века будут судить по многочисленным журналам. А как судить о моде «века золотого Екатерины» или пушкинских времен? По гравюрам и живописным полотнам.

Фондовую выставку, прекрасно иллюстрирующую взаимосвязь моды и живописи, сотрудники Тверской картинной галереи озаглавили «Мне век быть модным повелел..» Если вспомнить историю, первым повелел обратить внимание на моду Петр I. А в европейской моде тогда господствовал пышный и вычурный стиль барокко. Потому и нашу экспозицию открывает типичное барочное полотно - портрет императрицы Екатерины I работы неизвестного художника первой трети ХVIII века.

- В художественном смысле эта работа имеет ряд погрешностей, - рассказывает искусствовед Владимир Биберин, - Мастер осваивает новый, непривычный для него жанр, который начал формироваться в России лишь в петровское время. Вполне возможно, что этот портрет писался не с натуры, а с гравированного оригинала, поскольку гравюра в те времена переживала расцвет и была необычайно популярна. Отсюда некоторая скованность, линейность, суховатость живописной манеры. Здесь хорошо прослеживается характерная для барокко декларативность образа. Типичны и колористическое решение с использованием густых, сочных оттенков красного, и сложный рисунок складок платья и мантии.

Вычурность и некоторая тяжеловесность вообще характерны для барокко. Это касается как уже упомянутых живописных приемов, так и собственно костюма: модницы тех лет щеголяли в огромных пышных юбках на каркасе из китового уса со сложными драпировками, носили на головах невообразимо витиеватые прически, и все это великолепие еще было обильно декорировано драгоценностями.

Во второй половине XVIII века барокко уступило место классицизму - настал «век золотой Екатерины». Если для барочной живописи была характерна декларативность, то парадный классицистический портрет должен был доказывать статус изображаемого лица, его положение в обществе посредством целой системы символов и аксессуаров. В этом смысле типичен представленный в экспозиции портрет Екатерины II работы неизвестного художника, относящегося к кругу Рокотова-Росле: императрица изображена практически в полный рост в окружении символов царской власти, на фоне архитектурных форм, напоминающих театральный задник.

Еще более интересен в этом смысле портрет Ивана Ивановича Бецкого, знатного вельможи екатерининских времен, президента императорской Академии художеств, председателя комиссии по строительству Петербурга.

- Этот портрет писан опять же не с натуры, а с гравированного оригинала Скородумова, - рассказывает Владимир Биберин, - Причем его нельзя считать традиционным, хотя аналоги известны - к примеру, портрет Демидова работы Левицкого. Иван Иванович Бецкой изображен в полный рост, сидящим в кресле, причем одет он по-домашнему, в просторный шелковый халат. В рамках стиля барокко «домашний» портрет был бы невозможен, классицизм же такое вполне допускает. При этом портрет остается парадным, построенным по соответствующим законам: изображенный на полотне человек окружен предметами, которые говорят о его деятельности на поприще русской культуры, - скульптурными рельефами, книгами, чертежами.

Стоит добавить, что сам факт появления парадного, но при этом «домашнего» портрета видного государственного деятеля - яркое свидетельство эпохи. Просветительская идея служения обществу уже предполагала, что это служение не ограничивается присутственными часами, а захватывает человека полностью.

Пришедший на смену барокко классицизм упростил художественные формы, сделал их более строгими: это касается всех видов искусства, в которых отразился «большой стиль». В том числе и костюма - дамы ,само собой, носили пышные юбки, но уже не столь громоздкие, как в петровские времена. Конечно, об упрощении стоит говорить лишь применительно к форме, но не к материалам, из которых эти юбки шились. От тех же бриллиантовых пуговиц русские модники ни в коем случае не отказывались, но в их исполнении наметилась тенденция к благородной простоте.

Эту тенденцию воспринял и довел до совершенства сентиментализм. «Большим стилем» он не стал, поскольку не получил отражения в архитектуре, но в полной мере проявился в музыке и литературе, и, как следствие, в моде начала ХIХ века. Создатели женских платьев обратились к античной традиции, воспроизводя классические греческие туники, чрезвычайно простые по линиям и цвету. Дамы практически отказались и от ювелирных излишеств. Не то, чтобы они совсем перестали носить украшения, но ограничивались минимальным их количеством.

Типичный пример сентиментального портрета - работа неизвестного художника начала ХIХ века, портрет Эвелины Гурко, а также полотно неизвестного же художника «Семья Чернышевых», датированное 1801 годом.

Античная манера отразилась, по понятным причинам, только в женском костюме. Мужской, как всегда, менее подверженный радикальным изменениям, просто продолжал европейские традиции. Менялись (надо полагать в соответствии с внешней политикой России) только страны, из которых заимствовались модные тенденции. При Петре мужчины носили немецкое и голландское платье, потом модники обратили взоры к французскому двору, а в начале ХIХ века законодательницей мод стала Англия - не случайно Евгений Онегин был «как денди лондонский одет».

Но простота, даже самая благородная, когда-нибудь надоедает. И во второй половине ХIХ века пришел черед эклектики. Если буквально, то «эклектика» переводится как «выбираю». Вот художники и выбирали интересующие их элементы разных стилей и эпох, перемешивая их в органичное целое. Такова была художественная жизнь того времени: с одной стороны, развивался реализм, который исповедовали передвижники, с другой - поздний академизм понемногу превращался в салонную живопись, в которую прекрасно вписывались элементы эклектики.

- «Женский портрет» Эрнеста Липгардта - прекрасный образец эклектики как в художественном смысле, так и применительно к костюму, - рассказывает Владимир Биберин. - По технике исполнения и в первую очередь по цветовому решению он напоминает рокайльные портреты начала ХVIII века: преобладание нежных розовых и голубых тонов, некоторая фарфоровость лица отсылают к работам Ланкре и Буше. Из эпохи рококо заимствована и эта шляпа с пером - не буквально, конечно, а с учетом прошедших полутора сотен лет. Рокайльные черты присутствуют и в «Портрете детей» Маковского: то же колористическое решение, фарфоровые личики, жеманность поз. А вот живописная манера уже вполне современная - если живопись эпохи рококо была гладкой, то здесь художник уже применяет рельефный мазок.

И наконец - модерн. Портрет балерины Мариинского театра работы Богданова-Бельского - дивный образец и зимнего женского костюма, и живописной манеры тех лет. Изысканная простота во всем - в строгости линий, в приглушенной серо-синей гамме, в композиции: фигура женщины несколько сдвинута относительно центра картины, что придает ей некоторую неустойчивость, скрытое движение, что характерно для модерна как «большого стиля».

На этом естественное развитие и русского изобразительного искусства, и моды прерывается - дальше пойдет уже другая история: наступил ХХ век. И мода сама по себе постепенно становится не прикладным, а высоким искусством. Но вот что любопытно. Журналы мод - это, конечно, хорошо. А вот смогут ли наши потомки изучать историю моды ХХ века посредством современного актуального искусства?

Наталья ЗИМИНА

19

Возврат к списку

В Твери названы имена лучших молодых поэтов России
Во вторник Тверь стала литературным центром всей нашей огромной страны: во Всемирный день поэзии в столице Верхневолжья подвели итоги Всероссийского конкурса молодых поэтов «Зеленый листок», учрежденного поэтом Андреем Дементьевым. Награждение победителей проходило в единственном в России Тверском Доме поэзии.
22.03.201721:38
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31 1 2
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию