24 Февраля 2017
$57.48
60.45
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Тверская сага01.06.2010

Дом специалистов

Сейчас уже трудно поверить в то, что было время, когда диплом о высшем образовании был большой редкостью. Его обладатель - ученый, инженер, преподаватель института, врач, юрист - занимал достаточно высокую ступеньку на лестнице жизненного успеха. Многие из них с гордостью носили на лацканах пиджаков ромбики - значки о высшем образовании. К тому же советская интеллигенция хорошо зарабатывала, что всегда выглядит привлекательно.

Сейчас уже трудно поверить в то, что было время, когда диплом о высшем образовании был большой редкостью. Его обладатель - ученый, инженер, преподаватель института, врач, юрист - занимал достаточно высокую ступеньку на лестнице жизненного успеха. Многие из них с гордостью носили на лацканах пиджаков ромбики - значки о высшем образовании. К тому же советская интеллигенция хорошо зарабатывала, что всегда выглядит привлекательно.

Высшее образование стало утрачивать признаки элитарности в 50-60-е годы, когда в Калинин из Москвы и Ленинграда перевели торфяной и стоматологический институты и оказалось, что получить диплом можно, не отрываясь от малой родины и даже от места работы, на вечернем и заочном отделениях. До войны единственной кузницей дипломированных кадров в Калинине был педагогический институт, предок нынешнего университета. Там и работал Владимир Брадис, автор знаменитых четырехзначных математических таблиц. А жил Владимир Модестович с семьей в доме № 60 по улице Советской, в так называемом Доме специалистов, построенном советской властью для работников умственного труда.

Во времена, когда не было ни компьютеров, ни калькуляторов, разного рода математические вычисления - извлечение квадратных корней, тригонометрических функций - производили с помощью таблиц Брадиса. Их имел под рукой каждый советский школьник, студент и инженер. Составил эти очень нужные в народном хозяйстве таблицы Владимир Модестович Брадис, профессор Калининского пединститута.

Его биография, как и многих других ровесников двадцатого века, была яркой и богатой разного рода событиями. Владимир Брадис родился в Пскове 23 декабря 1890 года. Брадис - эстонская фамилия. Когда-то, задолго до рождения Володи, эстонские крестьяне Брадисы подобрали на улице мальчика на вид примерно четырех лет. Он горько плакал. В город ребенок приехал с родителями, которые обещали ему купить на рынке пряников и леденцов. Однако родители заразились чумой и умерли, а ребенок остался один в большом чужом городе. Откуда он приехал, сказать не мог, знал только, что зовут его Васей. Добрые эстонцы взяли малыша в свою семью, дали свою фамилию и вырастили. Мальчик получил образование, стал унтер-офицером. Его сын Модест женился на учительнице гимназии. В семье Модеста Васильевича и Елизаветы Васильевны родилось шестеро детей. Старшим был Володя, будущий профессор математики. Володя учился в Псковской мужской гимназии и за отличные оценки был переведен на бесплатное образование. Однако завершить образование не сумел - увлекся революционными идеями и был арестован как участник конспиративного кружка. Дважды Володя сидел в Псковском каторжном централе, а в 1909 году 18-летний Брадис был сослан в Тобольскую губернию. Вскоре вслед за сыном в Сибирь был отправлен и Брадис-отец, считавшийся членом партии социалистов-революционеров и уличенный в террористических действиях псковской группы эсеров. Вернуться из Сибири отцу не довелось. Он умер.

Можно предположить, что Владимир Брадис, как и отец, тоже был эсером. По крайней мере, упоминания о том, что он разделял идеи большевиков, нет даже в его официальной биографии советского периода.

Удалив молодого революционера из центрального региона в восточные края, власть на этом свои гонения прекратила. Владимиру разрешили сдать экзамены за гимназический курс, а по окончании ссылки поступить в Петербургский университет на отделение математики физико-математического факультета. После университета Брадису предложили остаться на кафедре чистой математики, одновременно он преподает в Коммерческом училище при Путиловском заводе. Как и отец, Владимир женился на женщине одного с собой круга - учительнице того же Путиловского училища Елизавете Чебуркиной. Жизнь стала налаживаться. Но в феврале 1917 года в Петербурге произошла революция. Неизвестно, приветствовал ли Владимир Брадис смену власти. В юные годы он пожертвовал образованием ради перемен в обществе. А когда революция произошла, молодому ученому и преподавателю пришлось вместе с семьей бежать из охваченного волнениями Петербурга и искать более тихого места.

Такое место нашлось в Твери, городе, где не было университета. Но в 1919 году здесь открывается институт народного образования (будущий пединститут и госуниверситет). Преподавать особенно некому, так что столичного математика, к тому же пострадавшего от царизма, принимают на ура. В 1920 году Владимир Брадис становится преподавателем математики. В Твери у Брадисов рождаются два сына - Николай и Алексей. Первое время семья жила достаточно скромно. Владимир Модестович много работал, одновременно занимаясь и педагогической, и научной работой. В 1928 году выходят его «Таблицы», впоследствии они выдержат более пятидесяти переизданий и будут переведены на разные языки мира. При этом составление «Таблиц» Владимир Брадис не считал главным делом своей жизни (не секрет, что к технической работе по их составлению он привлекал своих студентов и рабфаковцев). Намного больше внимания профессор Брадис уделял методике преподавания математики и собственно научной работе.

По кинофильмам тех лет сложился образ советского ученого - высокого, худого, в очках, нескладного, чудаковатого, далекого от быта. В чем-то Владимир Брадис ему соответствовал. Собственного жилья у его семьи действительно долгое время не было, как и у многих людей в то время большого переселения. Одно время семья Брадисов даже постоянно (и зимой и летом) проживала в пригородной деревне. Но ученых в Калинине было не так и много, и в 1933 году городская власть строит дом на улице Советской и заселяет его интеллектуальной элитой. Долгое время дом так и называли - дом ИТР (инженерно-технических работников), а переулок, в который дом выходил одним крылом, еще не так давно именовался переулком Специалистов. В годы реформ он стал Татарским.

По тем временам жилищные и бытовые условия в новом доме существенно превосходили существовавший средний уровень. Впрочем, дом хорош и по нынешним меркам - высокие потолки, широкие коридоры, большие комнаты и кухни, ванная комната, паркет. Была предусмотрена даже крохотная комната для домработницы, что свидетельствует о том, что инженер и ученый в 30-е годы прошлого века зарабатывал как успешный бизнесмен наших дней и мог содержать не только семью, но и прислугу. Удобства, правда, были неполные. Газа и соответственно газовых плит в Калинине тогда не было, готовили на дровяных и угольных плитах. Но в доме были канализация, центральное отопление и холодная вода. Горячую воду давали от бани, что через дорогу, два-три раза в неделю на определенное время. Чем дом удивлял многих - так это узкими окнами-бойницами, смотрящими на улицу. Хотя во двор выходят окна нормальной ширины, есть и балконы. Узкие окна в сочетании с другими деталями считаются признаком конструктивизма, модного архитектурного стиля 20-30-х годов. В Твери было построено несколько зданий в ярко выраженном конструктивистском стиле.

В доме ИТР Брадисам дали четырехкомнатную квартиру. В ней и сейчас живут его потомки. Что они помнят о дедушке? Главное - что он был аскет. Владимир Модестович совершенно не терпел «уюта» в виде занавесок, ковров, нефункциональных предметов мебели, а тем более слоников и вазочек. Впрочем, свою волю он особенно не навязывал домочадцам, ограничивал территорию аскетизма рабочим кабинетом. Первое время после заселения профессор занимал одну из самых больших комнат. Потом, по мере увеличения семьи, переезжал в меньшую комнату. Последним жилищем Владимира Модестовича в доме ИТР стала самая маленькая (если не считать уголка прислуги) 9-метровая комната. Из мебели в ней были лишь узкая железная кровать, письменный стол (в отличие от спального места стол был богатый резной) и библиотека в пять тысяч томов. Больше ничего уместить было нельзя. Впрочем, книгами, столом и местом для отдыха потребности профессора почти и ограничивались.

Вставал Брадис очень рано, когда в доме все спали, часов в пять. Шел на кухню и варил геркулесовую кашу на воде, в которую добавлял несколько капель йода, отчего она приобретала синюшный оттенок. Но на цвет он внимания не обращал, а йод справедливо полагал полезной добавкой для мозга. Ел кашу и принимался за работу. Утренние часы были для него самыми плодотворными. Писал статьи, готовился к занятиям, рецензировал работы учеников. Как профессору, ему полагалась служебная машина, но Брадис от нее отказался. Впрочем, и ходу до здания пединститута на улице Желябова было немного. На лето семья переезжала в деревню на Тверце.

Жизнь профессора и его семьи была вполне налаженной. Взрослые работали, дети учились. Но настал 1941 год и все перевернул. Старшего сына, Николая, взяли на фронт. Седьмого ноября 1941 года он прошел по Красной площади знаменитым военным парадом, ему довелось освобождать Псков - родину отца, он был ранен. Владимир Модестович вместе с младшим Алексеем, женой и матерью отправился в город Кашин, в эвакуацию. Вскоре после возвращения из эвакуации Елизавета Викторовна скончалась. Владимиру Модестовичу было уже за пятьдесят. К удивлению многих знакомых, спустя год он женился во второй раз. Его второй женой стала Софья Николаевна, заведующая кафедрой иностранных языков пединститута. В 1944 году у супругов родилась дочь Ольга.

Софья Николаевна была родом из Петербурга, из дворянской семьи. В возрасте десяти лет она лишилась родителей, воспитывалась в детском доме. Какое-то время ей пришлось работать надзирателем в тюрьме. Ее считали резкой. Но дом она любила и старалась, чтобы все было устроено так, как ей запомнилось по ее благополучному дореволюционному детству. Наверное, это удавалось, потому что в большой квартире вполне мирно уживалось сразу несколько семей. В маленькой комнатке жил сам Брадис, в большой комнате, окнами во двор, жили Софья с дочерью Ольгой, по комнате было и у женатых сыновей. Тогда так жили многие и не видели в этом ничего ужасного.

Ольга выросла и закончила школу, высшее образование она решила получать в Москве. Поступила в университет на факультет иностранных языков, потом в аспирантуру, вышла замуж, одна за другой родились две дочери. Учебу пришлось бросить. Ольга работала уборщицей. Чтобы помочь дочери, Софья переехала к ней в Москву. Семейное гнездо Брадисов постепенно опустело.

Наверное, Владимир Модестович нуждался в постоянной спутнице, друге, советчице, разделяющей его интересы. Иначе как объяснить тот факт, что в 1969 году, будучи в возрасте 79 лет, он женился в третий раз? Не на девчонке, а, можно сказать, на ровеснице. Евгении Феодосьевне Даниловой было 65 лет, когда она стала женой знаменитого ученого. Когда-то она была его аспиранткой, потом вместе работали на кафедре методики преподавания математики. Можно предположить, что она им восхищалась и ни на что особенно не надеялась.

Новую жену Владимир Модестович не стал приводить в дом, где жили его дети и внуки. Он вступил в кооператив и купил трехкомнатную квартиру на окраине города, в микрорайоне «Чайка». Здесь он и прожил последние годы жизни.

Владимир Модестович Брадис умер в 1975 году в возрасте 85 лет, увенчанный всеми возможными лаврами. Он был членом-корреспондентом Академии педагогических наук, заслуженным деятелем науки РСФСР, автором множества научных работ. В течение тридцати с лишним лет Брадис заведовал кафедрой алгебры, геометрии, элементарной математики и методики преподавания. У него были тысячи учеников. Он работал до последних дней жизни, будучи профессором-консультантом кафедры математики. Сравнить Владимира Модестовича просто не с кем. Теперь таких ученых нет.

Евгения Феодосьевна еще успела выпустить брошюру к 100-летию своего знаменитого мужа, отмечавшемуся в 1990 году. Потом ее не стало.

Одна из комнат в квартире Брадисов в доме ИТР считается вдовьей. Все женщины, которые в ней жили, умерли или стали одинокими. Первой ее обитательницей была Елизавета Викторовна, умершая совсем не старой. Потом в ней жили Софья с Ольгой. После того как Владимир Модестович женился и уехал из квартиры, сюда подселяли женщин-педагогов. Какое-то время квартира была коммунальной. Теперь в ней живут только Брадисы. Нехорошая комната пустует, хотя она очень хороша - просторная, солнечная и окнами в тихий двор.

Автор: Марина ШАНДАРОВА
196

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

Пожар в Детской областной клинической больнице в Твери обошелся без жертв
Возгорание произошло в первом часу ночи, 24 февраля. Огнем занялась кровля детской областной больницы, что на улице Степана Разина в столице Верхневолжья. Слава Богу, никто из детей и персонала не пострадал.
24.02.201713:34
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 1 2 3 4 5
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию