22 Июля 2017
$58.93
68.66
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Тверская сага01.06.2010

Последний крест

«Тверская сага» уже дважды обращалась к истории дома № 19 по тверской улице Вольного Новгорода и его обитателям, и, похоже, закрывать тему преждевременно. Наверное, столь же долго можно рассказывать о любом доме, чья история насчитывает хотя бы несколько десятков лет. Сегодня мы посвятим выпуск человеку, который некоторое время тоже был жильцом этого дома. Его имя - Иван Васильевич Успенский.

«Тверская сага» уже дважды обращалась к истории дома № 19 по тверской улице Вольного Новгорода и его обитателям, и, похоже, закрывать тему преждевременно. Наверное, столь же долго можно рассказывать о любом доме, чья история насчитывает хотя бы несколько десятков лет. Сегодня мы посвятим выпуск человеку, который некоторое время тоже был жильцом этого дома. Его имя - Иван Васильевич Успенский.

Так называли в миру архиепископа Фаддея, священника, одного из подвижников и мучеников ушедшего двадцатого века, причисленного православной церковью к лику святых. Правда, документами о том, что архиепископ Фаддей жил в доме № 19 по улице Вольного Новгорода, мы не располагаем, а только, говоря языком следствия, свидетельскими показаниями. Даже, напротив, в следственном деле есть ордер, выписанный для производства обыска и ареста Ивана Васильевича Успенского по адресу: город Калинин, улица Бонча-Бруевича, 30. И все же не будем недоверчивы: почему бы архиепископу за девять лет проживания в Твери хотя бы однажды не сменить квартиру? Тем более что у этой версии есть некое иррациональное подтверждение, которое мы обнародуем в одном из следующих выпусков «Саги».

Жизнь архиепископа Фаддея, безусловно, заслуживает того, чтобы о ней помнили люди. Особенно в Твери - ведь наш город стал последним, где служил владыка, где он прожил последние годы жизни и принял мученическую смерть.

Иван Васильевич Успенский родился 12 ноября 1872 года в селе Наруксово Лукояновского уезда Нижегородской губернии в семье священника. Священником был и дед будущего архиепископа. Иван Васильевич получил образование вначале в Нижегородской духовной семинарии, затем продолжил в Московской духовной академии. Во время обучения в академии Иван мучился предстоящим выбором жизненного пути - принимать ли ему монашеский постриг или пойти в учителя или священники. Своими сомнениями он делился с духовными наставниками и все ему говорили о монашестве. Со временем Иван принял твердое решение - не жениться, держаться монашеского образа жизни. 15 августа 1897 года он был пострижен в монашество с наречением имени Фаддей в память апостола Фаддея. Первое назначение он получил в Смоленскую духовную семинарию, через год был переведен в Минск, затем в Уфимскую епархию, где написал и защитил диссертацию. Уже в тридцатилетнем возрасте архимандрит Фаддей был назначен на должность ректора Олонецкой духовной семинарии в Петрозаводске. Везде, где работал Фаддей, он вел большую просветительскую работу. В Петрозаводске, например, проводил воскресные религиозно-нравственные чтения, охватывавшие самые различные проблемы и стороны жизни. Такие чтение вызывали огромный интерес публики, на некоторых чтениях зал не вмещал всех слушателей. За шесть лет работы в Петрозаводске архимандрит Фаддей стал очень популярной личностью, его отъезд, связанный с очередным переводом, вызвал глубокое искреннее сожаление среди семинаристов и паствы.

Когда в 1917 году в России настали смутные времена, многие политические силы пытались привлечь на свою сторону епископа Фаддея, дабы повысить свою привлекательность в глазах населения. Однако все безуспешно. Фаддей одинаково отказывался вставать как под знамена петлюровцев, так и выдавать священников красным, за что в 1921 году был арестован волынскими чекистами. Несколько месяцев он провел в застенках ВЧК на Украине и в итоге был отправлен в распоряжение патриарха Тихона с правом последующего жительства только в северных губерниях и в Западной Сибири. Собственно с этого времени и начинается история сложных отношений епископа Фаддея с новой властью. Священников в молодой советской республике уже расстреливают. Фаддей получает назначение на Астраханскую кафедру, но ГПУ в марте 1922 года арестовывает. Приговор - административная ссылка в Зырянскую область (нынешняя Республика Коми) сроком на один год. По завершении ссылки архиепископ Фаддей жил в Волоколамске, а служить ездил в московские храмы, затем все-таки смог выехать в Астрахань. На перроне вокзала его встречала огромная толпа, но, как оказалось, основная масса встречающих находилась на привокзальной площади и ждала своего пастыря под холодным дождем. Это было настоящее людское море. Священники хотели помочь своему архиепископу донести багаж, но с удивлением обнаружили, что весь его багаж - это потрепанный саквояж и узелок со съестным припасом. Немедленно начались подношения от прихожан. Одни приносили сапоги, другие собственноручно сшитое белье. Все это немедленно отдавалось нищим. Собственности архиепископ никакой не имел. Столь же равнодушен был и к пище насущной. Давали еду - ел, если не давали - не спрашивал.

Двадцатые годы прошлого века - это время так называемого обновленчества, расколовшего церковь на священников, сотрудничавших с новой властью, и староцерковников, единоверцев, приверженцев опального патриарха Тихона. Надо ли говорить, что архиепископ Фаддей не принимал сторону обновленцев? Однако обновленцы с «благословения» Советов постепенно захватывали храмы, не только в Астрахани. То же самое было и в Твери, куда архиепископа Фаддея перевели в ноябре 1928 года. Тверь стала последним местом его служения Богу и людям.

Гонения на служителей веры все усиливались. Первое время архиепископ служил в Вознесенской церкви (на нынешнем Тверском проспекте), но ее отобрали. Владыка перешел в Покровскую, ее постигла участь Вознесенской. Затем он служил в несуществующем ныне храме иконы «Неопалимая Купина» за Волгой, а последние месяцы архиепископ - в единоверческом храме на отдаленном Волынском кладбище. Это был единственный незакрытый храм Твери, уже Калинина. 29 сентября 1936 года власти лишили архиепископа регистрации и запретили ему служить, но он продолжал ездить на Волынское кладбище. Это было время, когда обновленцы активно «работали» в области, требуя от настоятелей храмов передачи их обновленцам. Однако авторитет архиепископа был столь велик, что единоверцы отказывались передавать храмы обновленцам, не поддаваясь ни на уговоры, ни на угрозы.

В наше время трудно представить, насколько уважаема и почитаема была личность архиепископа Фаддея среди священников и горожан. Люди запросто подходили к нему за советом, даже приходили домой и приезжали на дачу, которую он снимал в летнее время в Пречистом Бору, и он охотно принимал всех нуждающихся в его слове.

Владыка Фаддей имел дар предвидения и исцеления. Однажды пришла к нему женщина, прося благословения на брак ее дочери с богатым женихом. День свадьбы был намечен, все подготовлено вплоть до угощения и напитков. Но владыка предложил подождать две недели. Через две недели приехала жена «жениха» с двумя детьми и забрала его домой.

Похоже, предвидел он и грядущую страшную войну. Одна из прихожанок имела в городе два дома и, когда жить стало совсем невмоготу, решила один продать, но прежде пришла посоветоваться к архиепископу Фаддею. Он отказал в благословении, сказав, что в городе будет многое разрушено и дом понадобится. В 1941 году так и случилось. У этой же женщины долго болел палец, врачи советовали его отнять. Однажды, благословляя ее, владыка спросил, почему она ходит с завязанным пальцем. Услышав ответ, владыка взял ее за больной палец и три раза сжал. Болезнь отступила.

За настоящее чудо многие знавшие владыку Фаддея считали его умение внушить собеседнику любовь ко всему миру и всем людям, когда никаких оснований любить ближних, казалось бы, не было. Любовь будто проникала в человека через руку, за которую его держал архиепископ.

Вспоминают, что, дружески беседуя со всеми нуждающимися в его обществе, Фаддей был удивительно молчалив относительно всех посторонних вопросов, особенно на бытовые темы. Жил и питался крайне скромно. В Твери его почитали как святого. Еще издали завидев его пролетку, люди останавливались и кланялись ему, а Фаддей просил возчика остановиться, чтобы всех благословить. Последние месяцы жизни архиепископ ходил пешком в сопровождении своей келейницы Веры Васильевны. Хотя архиепископом он уже не был. В декабре 1936 года на тверскую кафедру был назначен другой человек, но Фаддея продолжали почитать как правящего архиерея.

Тридцать седьмой год стал трагическим для тверского духовенства. В Твери (уже Калинине) и области начались массовые аресты священников, а за ними и расстрелы. Многих из арестованных вынуждали дать ложные показания на Фаддея. И некоторые соглашались. Обновленцы охотно, единоверцы под давлением невыносимых пыток.

Так на свет Божий родилось следственное дело № 13460 и постепенно стало обрастать страшными бумажками. Дело и сейчас хранится в недрах Центра документации новейшей истории, куда его передали наследники Управления НКВД по Калининской области. Заглянем под его пожелтевшую от времени обложку.

Следственное дело по обвинению Успенского Ивана Васильевича совсем небольшое - всего-то 12 документов, включая клочок бумажки - выписку из акта о приведении приговора в исполнение, общим объемом в 47 листов. Первый документ - постановление об избрании меры пресечения и предъявлении обвинения датируется еще 7 декабря 1937 года. «Рассмотрев следственный материал и приняв во внимание, что гражданин Успенский, бывший архиепископ без определенных занятий, достаточно изобличается в том, что является руководителем контрреволюционной фашистско-монархической организации города Калинина, - утверждает постановление, - и ведет систематическую организованную контрреволюционную агитацию - постановил: гражданина Успенского привлечь в качестве обвиняемого по статье 58 п. 10-11 УК. Мерой пресечения способов уклонения от следствия и суда избрать содержание под стражей». Несколько дней собираются необходимые визы. Сначала толстым красным карандашом пишет «Согласен» начальник 4-го отдела капитан Рождественский, потом синим - начальник управления Гуминский, а всем делом занимается оперуполномоченный 4-го отдела сержант Выгодчиков.

Ордер выписывают 20 декабря и в тот же вечер едут на улицу Бонч-Бруевича, арестовывать и обыскивать. Но дело к тому времени уже не пустое. Множество человек в погонах несколько месяцев старательно заполняли его ненасытное нутро лживыми писульками.

Вот протокол допроса бывшего штабс-капитана царской и белой армий, а ныне инструктора по пчеловодству Мстислава Моисеева, изготовленный 14 августа. Бывший офицер признает себя руководителем повстанческой группы фашистско-монархической организации, охватывающей несколько областей центра России, называет имена соратников, их должности. Моисеев утверждает, что готовил террористический акт над Калинином и Ворошиловым, намеченный на день их приезда в Кашинский район, для чего имеет два револьвера.

Самый страшный документ - это протокол допроса священника церкви села Ерзовка Новокарельского района Митрофана Орлова. Кажется, что кровь так и сочится из фиолетовых строчек. Говорят, что Орлова долго и мучительно пытали, прежде чем он согласился подписать любые состряпанные следователем показания, в том числе и против архиепископа Фаддея.

Орлова допрашивали в Новокарельском райотделе НКВД. Следователь Демидов записал в протоколе так:

- Вы арестованы как организатор контрреволюционной фашистской монархической группы, существующей в Карельском округе. Признаете ли себя виновным?

- Да, признаю. На предыдущих допросах я это скрывал, сейчас желаю дать откровенные показания.

Орлов подпишет протокол с именами 12 человек - священников и крестьян, якобы членов антисоветской группы, и еще 13 страниц полного бреда с описанием деятельности несуществующей в действительности организации. Его расстреляют.

Двадцать первого ноября бывший протодиакон Скорбященской церкви Василий Садовников сообщает следователю о сборе средств на постройку нелегального монастыря, который собирались возводить под видом дома для архиепископа Фаддея.

Обновленцы по делу привлекаются лишь как свидетели в отличие от единоверцев-тихоновцев, которые все в ранге обвиняемых. Двадцать второго ноября священник Волынской обновленческой церкви Василий Сапрыкин рассказывает, как архиепископ Фаддей вместе со священником Ильей Громогласовым (его уже вспоминали в одной из наших саг как жителя Медниковской улицы) приглашали перейти от обновленцев, которые все продались коммунистам, к единоверцам.

По нормам юстиции того времени собранного материала и вправду было вполне достаточно для ареста Ивана Васильевича Успенского. За ним приедут вечером, как было принято в НКВД, и всю ночь будут проводить обыск. Но ничего интересного или особо ценного не найдут. «На что же вы живете?» - спросит следователь. Ответом будет: «На подаяние». В описи конфискованного имущества будут лишь предметы церковной утвари, книги и журналы священного содержания. Из ценностей - часы, три кольца, три серебряных креста и один нагрудный с камнями, дарохранительница и панагия.

Судя по делу, допрос Успенского был единственным, он отказался признавать себя виновным в контрреволюционной деятельности. Да и не нужны следствию были признания Фаддея. Двадцать шестого декабря следствию поможет обновленческий священник из храма Белой Троицы Тимофей Колесников. Он назовет Фаддея руководителем контрреволюционной организации, пожалуется, как трудно внедрять обновленчество, когда священники все горой стоят за Фаддея.

На этом все расследование и заканчивается. Двадцать девятого декабря тройка УНКВД - внесудебный орган - приговаривает Ивана Успенского к расстрелу. Та же судьба ожидает и еще 50 человек, признанных членами его «организации».

Рассказывают, что в первые дни ареста архиепископа очень мучили соседи по камере - уголовники. Ведь он сидел в простой тюрьме № 1, нынешнем следственном изоляторе, что на площади Гагарина. Фаддей принимал все издевательства с кротостью и смирением. Почти все время он лежал под нарами и молился. Ему было уже 65 лет. Согласно анкете арестованного, Иван Васильевич страдал болезнью желудка и малокровием. Однажды ночью к главарю уголовников во сне явилась Божья Матерь и грозно велела прекратить мучения святого мужа, иначе всех их ждет лютая смерть. Наутро заключенные бросились под нары посмотреть, жив ли святой старец. Внезапно из-под нар их ослепил свет, которому было неоткуда взяться. Вытащив архиепископа, уголовники просили у него прощения и с того дня прекратили все насмешки. Но жить ему оставалось немного.

Архиепископа Фаддея казнили в ночь на 1 января 1938 года. Согласно документам, его расстреляли, а по рассказам очевидцев утопили в яме с нечистотами. Бросить в общую могилу заключенного Успенского почему-то не решились. Второго января 1938 года тело убитого на тюремных санях перевезли через замерзшую Волгу и похоронили на кладбище Неопалимая Купина. В это время там были две женщины. Так стало известно место захоронения архиепископа Фаддея.

Последний документ в деле датирован апрелем 1989 года. Это заключение о реабилитации Ивана Васильевича Успенского. В наши дни было установлено точное место погребения архиепископа Фаддея. Теперь там стоит крест. Останки тверского Фаддея перенесены в Вознесенский храм. Собором Русской Православной Церкви архиепископ Фаддей причислен к лику святых. Память его празднуется в день мученической кончины - 31 декабря.

Марина ШАНДАРОВА

26

Возврат к списку

В тверском регионе началась масштабная ремонтная кампания
«С утра полили дорогу битумом, сейчас придет асфальтоукладчик, сделаем съезд – и, в общем, все», – мастеру Виктору Лопакову приходится говорить громче обычного, иначе из-за шума машин мы его просто не услышим. 
21.07.201719:44
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6
Новости из районов
Предложить новость