24 Мая 2017
$56.56
63.62
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Культура01.06.2010

Начало

25 октября 1905 года в здании Тверского окружного суда (нынешнее здание Городской думы на площади Ленина) открылась Губернская комиссия по делам о выборах в Государственную Думу

25 октября 1905 года в здании Тверского окружного суда (нынешнее здание Городской думы на площади Ленина) открылась Губернская комиссия по делам о выборах в Государственную Думу.

Губернским избирательным комиссиям, столетний юбилей которых мы отмечаем в нынешнем году, довелось впервые решить важнейшую историческую задачу: их усилиями в стране были заложены основы создания нынешней российской избирательной системы. Прямой наследницей Губернской избирательной комиссии является ныне существующая Избирательная комиссия Тверской области.

Исходной точкой в истории становления всероссийской избирательной системы является 6 августа 1905 года. В этот день Николай II подписал манифест о созыве Государственной думы. Император решился на непростой шаг под напором революционного движения, надеясь, что удовлетворение давней мечты российской общественности поможет умиротворить страну. По первоначальным замыслам правительства, прав у Думы было немного, а реальной власти не было совсем. Но, независимо от сугубо политической составляющей этих событий, важным следствием августовского манифеста стало то, что именно благодаря ему появилось первое законодательство о выборах и началось создание единой общероссийской сети избирательных комиссий.

Парламентаризм в стране делал первые шаги, да и мировой опыт не давал ответов на все возможные вопросы, поэтому избирательная система образца 1905 года получилась, на взгляд человека начала XXI века, нарочито переусложненной и максимально затрудняющей работу избирательных комиссий. Выборы в Думу не были всеобщими. Поскольку авторы закона видели избирателями только людей солидных, ответственных и полностью самостоятельных, право голоса не было предоставлено женщинам, мужчинам до 25 лет, учащимся, независимо от возраста, горожанам, не имеющим собственного жилья, и землевладельцам, надел которых был ниже установленного ценза. Выборы, кроме того, не были ни прямыми, ни равными. Отчасти в угоду политическим расчетам правительства, но в гораздо большей степени учитывая реальный уровень развития страны, разработчики законодательства изобрели сложную процедуру волеизъявления, которая не предусматривала ни привычных нам партийных списков, ни одномандатных округов. Избиратели делились на особые группы - курии: землевладельческую, крестьянскую и городскую. У каждой были собственные правила проведения предварительного этапа выборов - например, у крестьян, как у самого многочисленного сословия, количество избирательных раундов доходило до четырех. На городских и уездных избирательных съездах, отдельно друг от друга, курии выдвигали своих делегатов в губернскую коллегию выборщиков, члены которой на последнем этапе голосования распределяли между собой выделенные губернии места в парламенте.

На практике все это означало, что избирательным комиссиям необходимо было провести не единственную кампанию, общую для всех граждан, как в наши дни, а сразу несколько кампаний, параллельных друг другу и сходящихся в одну точку только на стадии голосования выборщиков. Систему приходилось выстраивать практически с нуля, и самой первой задачей центральной власти стала организация государственных структур, ответственных за проведение выборов.

Создавать для этого новое казенное ведомство не стали. В поисках исходной базы для формирования избирательных комиссий разработчики закона обратились к системе учреждений юстиции. Суть идеи заключалась в том, чтобы губернская избирательная комиссии, зарождаясь на базе окружного суда в губернском городе, вырастала в некое автономное образование, использующее кадровые ресурсы местных юристов и привлекающее для сотрудничества представителей ключевых органов губернской власти. Исключительной ролью в организации комиссии, по закону, наделялся ее глава, которым, по должности, становился председатель суда.

В Твери этот пост занимал Онуфрий Венцеславович Домашевский-Песляк -заслуженный юрист, который к моменту назначения в руководители Комиссии по делам о выборах в Государственную думу был действительным статским советником, то есть, согласно Табели о рангах, находился в чине, равном генеральскому. Домашевский принадлежал к легендарной плеяде либеральных судебных деятелей, в 1860-х годах обеспечивших становление судебной системы, рожденной в ходе великих реформ Александра II.

Министр юстиции Акимов обозначил перед новоиспеченным председателем еще не существующей комиссии жесткие сроки. Публикацию избирательных списков предстояло завершить в конце сентября или начале октября, открытие избирательных комиссий провести не позже первой половины ноября, избрание выборщиков обеспечить между 10 и 20 ноября. К общему для всей России дню выборов, назначаемому императором, следовало быть готовыми в первой половине декабря. Интересно, что ни один из двух государственных мужей ни словом ни обмолвился о том, на какие средства должны существовать комиссии. Начинать работу приходилось, по сути, на общественных началах.

17 сентября Домашевский созвал общее собрание Тверского окружного суда, на котором распределил между подчиненными обязанности по организации уездных комиссий в пределах судебного округа. Поскольку их имена являются неотъемлемой частью летописи российского парламентаризма, приведем список назначений целиком. Председателем Тверской уездной комиссии стал И.В. Рачкевич, Вышневолоцкой - Н.Н. Гамбурцев, Новоторжской - В.В. Лутковский, Старицкой - А.Д. Поляков, Ржевской - В.В. Трескин, Зубцовской - А.А. Стрельцов, Осташковской - М. П. Полетаев. Все это были люди с солидным служебным положением и высоким образовательным уровнем, как правило, выпускники Московского и Петербургского университетов, находившиеся к этому времени в генеральских или полковничьих чинах.

…В губернии было неспокойно, любые разъезды становились все рискованнее, и некоторые коллеги Домашевского, в особенности те из них, которым новая работа сулила бесконечные командировки, отреагировали на его призыв довольно нервно. Председатель Осташковской комиссии Полетаев, жалуясь на состояние здоровья, срочно запросился в отставку. Судья Воскресенский из Ржева, посланный заседать в Зубцовскую комиссию, потребовал от Домашевского «принятия распоряжений к отпуску мне необходимых средств на поездки из города Ржева в город Зубцов и пребывание там в качестве члена зубцовской уездной по делам о выборах комиссии, так как своих личных средств для упомянутой цели я не имею».

Составление списков избирателей, без которых была немыслима вся последующая работа, проходило мучительно и увязало в бюрократической переписке между ведомствами, обязанными представить управам сведения об имущественном и налоговом состоянии местных жителей.

Обычная чиновничья волокита усугублялась беспорядками в губернии и плохой работой почты. Осложняло ситуацию и то, что Домашевский мог влиять на ситуацию только в пределах своего судебного округа и не имел никаких сведений о том, что происходит в другой половине губернии, относившейся к юрисдикции Кашинского окружного суда.

В течение первой половины октября муниципальные власти сообщили о составлении избирательных списков. Теперь, когда перечни лиц, обладающих избирательным правом, можно было корректировать и дополнять, по округу каскадом прошли официальные открытия уездных избирательных комиссий. Первой из них была Вышневолоцкая, объявившая о начале работы 6 октября. Казалось бы, теперь, когда сеть комиссий в губернии была создана, они могли приступать к своим прямым обязанностям - готовиться к выборам.

Однако успехи в организации системы избирательных комиссий были тем более дороги, что происходили на фоне углубляющегося политического кризиса, в ходе которого рычаги, обеспечивающие нормальную работу государственного механизма, отказывали один за другим. К началу октября власть почти не контролировала обстановку в стране, и угроза полной анархии вставала перед Россией все более отчетливо. «Обыватели избегают выходить из домов, освещать квартиры, ждут чего-то страшного, чего-то необычайного, - вспоминал очевидец этих событий. - Ходят слухи о введении военного положения. Говорят, что завтра ни воды, ни припасов не будет - и все запасаются, но многого уже в лавках нет. И тревога растет и растет».

В головах у жителей Тверской губернии, впервые в жизни оставшихся без начальства, царил хаос. Митинговали на фабриках, в школах, на улицах городов и сел. Мастеровые протестовали против удержания денег за прогулы, ученики губернской казенной гимназии требовали отмены шестых уроков, воспитанники Краснохолмского духовного училища - замены греческого языка французским в программе обучения. Крестьяне собирали сходки, на которых принимали резолюции о необходимости «всеобщего, равного, прямого и тайного избирательного права», что не мешало им кричать заезжему агитатору-либералу: «Не больно нам нужна твоя Дума - туда такие же господа с козлиной бородкой съедутся, как ты, а где господа, там мужику ничего не достанется». Запашка помещичьей земли, самовольные порубки леса, поджоги усадеб стали на селе обычным явлением. В городах ширилось забастовочное движение, достигшее высшей точки в середине октября. «Вдруг, - рассказывает очевидец, - точно по властному мановению незримого жезла все остановилось. Перестали ходить поезда. Перестали действовать телеграф, телефон, почта, конторы, магазины, фабрики. Школы закрылись. Погасло электричество. В России жизнь остановилась. Жуткое, страшное, но поразительное свершилось. Всеобщая забастовка миллионов народа. Столь мощного проявления протеста мир еще не видел».

В этой критической обстановке был обнародован высочайший манифест от 17 октября 1905 года, в котором Николай II, уступая требованиям общества, даровал России гражданские свободы и провозглашал новый статус Государственной думы, без одобрения которой отныне не мог вступить в силу ни один закон. В этом же манифесте император обещал существенно расширить круг лиц, обладающих избирательным правом. Россия ликовала. В Твери радостное известие омрачалось тяжелым впечатлением от погрома, произведенного толпой черносотенцев в губернской земской управе (нынешнее здание областной администрации на Советской площади) в день обнародования манифеста. Дом управы подожгли, земских служащих, выбегавших из горящего здания, жестоко избивали. Происходило все это бок о бок со зданием окружного суда, где Домашевский продолжал работать над созданием общественно-политической панацеи, которая должна была преобразовать и облагородить деструктивные рефлексы толпы. И вот в его деятельности наступил торжественный момент, увенчавший формирование избирательных учреждений в Тверской губернии. Тверская губернская комиссия по делам о выборах в Государственную думу, до этого существовавшая исключительно в лице ее председателя, была учреждена де-юре и приступила к работе.

Первое заседание комиссии состоялось 25 октября 1905 года в здании Тверского окружного суда на Судебной площади. Выслушав доклад председателя О.В.Домашевского-Песляка, собрание постановило: «Считать Тверскую губернскую комиссию по делам о выборах в Государственную думу открытой в здании Тверского окружного суда с 25 октября.

Ноябрь и начало декабря прошли для комиссий в рутинной работе по разбору жалоб избирателей. Обстановка в губернии оставалась тревожной. Главные промышленные центры региона лихорадило от постоянных забастовок. В ходе волнений на фабрике Рябушинских в Вышнем Волочке рабочими был убит директор предприятия. Было известно, что среди пролетариата распространяется оружие и идет формирование боевых дружин. Между тем правительство империи, не снижая темпов подготовки к выборам, собрало силы для наступления на революционных радикалов. После того как в столице был арестован в полном составе петербургский Совет рабочих депутатов, левые партии подняли в Москве вооруженное восстание, которое могло послужить детонатором для начала большого кровопролития по всей стране. Отголоски московских событий долетели и до Твери.

В середине декабря членам губернской комиссии пришлось заседать в обстановке, максимально приближенной к боевой. Тема заседания была чрезвычайно важна: 11 декабря был подписан новый избирательный закон, который заметно добавлял работы всем структурам, привлеченным к организации выборов. Схема голосования и устройство избирательных комиссий остались без изменений, но избирателей, в точном соответствии с обещанием императора, становилось во много раз больше. Появилось множество новых категорий лиц, обладающих правом голоса, была образована и новая избирательная курия - рабочая, предназначенная специально для удовлетворения политических претензий пролетариата. Однако вожди пролетариата преследовали в этот момент другие цели, и сразу после выхода нового избирательного закона приступили к активным действиям.

Центром мятежа в Твери стал промышленный район города, нынешняя «Пролетарка». 12 декабря боевики, которыми руководили представители местных комитетов эсеров и социал-демократов, нейтрализовали охрану предприятий и взяли под контроль всю территорию густонаселенного фабричного предместья. Рабочим раздали оружие, Морозовскую мануфактуру, Красную слободу, Рождественские горки окружили цепями баррикад. В эти дни части тверского гарнизона находились на подавлении московского восстания, и хотя полиция удержала за собой большую часть Твери, в целом баланс сил был неблагоприятен для властей. Пять дней город провел в испуганном ожидании. Думается, что многие в эти дни осознали, насколько страшна революция в своем истинном, а не митингово-романтическом обличье, и насколько парламентские методы реформирования страны предпочтительнее силовых. К счастью, дело до полномасштабных боевых действий не дошло. После того как ситуация в Москве стабилизировалась, в Тверь вернулись войска. Восставшим пригрозили артиллерией, и 17 декабря они оставили позиции.

Хотя революционное брожение в стране и Твери на этом не завершилось, пик страстей был позади. Поскольку пакет законов о выборах был полностью сформирован, избирательные комиссии могли вывести подготовку к голосованию на финишную прямую. Впрочем, хлопот по-прежнему хватало. Тяжело было работать с крестьянской курией, которую не удалось как следует побудить к активности даже к началу марта.

А высшая власть продолжала торопить организаторов выборов. Сообщая коллегам о «Высочайшей Его Императорского Величества воле об ускорении дальнейшего хода выборов в Государственную думу», министр юстиции в очередном циркуляре обращал внимание председателей комиссий «на необходимость принять все меры и приложить все усилия к правильному и беззамедлительному выполнению комиссиями возложенных на них обязанностей, дабы, содействуя ускорению выборного производства и созыва Государственной думы, исполнить тем свой долг перед Государем Императором и Отечеством в настоящее смутное время».

В начале 1906 года в городах Тверской губернии полиция готовилась дать отпор беспорядкам, которые, по данным осведомителей, собирались спровоцировать политические радикалы для освобождения из тюрем своих единомышленников. «Предполагается подкуп тюремной стражи, снабжение арестованных бомбами, поджог тюремных помещений, нападение во время пожара и в суматохе освобождение при участии общеуголовных арестантов», - сообщала агентура. Из Москвы в Тверь по полицейским каналам пришло предупреждение о планах революционеров взорвать железнодорожный мост через Волгу, чтобы прервать сообщение между столицами. И вот теперь к таким задачам полиции и жандармерии прибавилась охрана работы избирательной кампании.

Царской полиции предписывалось охранять свободу выборов. Для человека, выросшего на советских учебниках истории, это обстоятельство может показаться парадоксальным. Однако в действительности оно точно выражало подлинную логику центральной власти. В то время как экстремистам объявлялась война, привлечение к законотворчеству конструктивных сил общества, в том числе и сил системной оппозиции, было признано неизбежным условием выхода страны из политического тупика.

Так регион подошел к финальной стадии выборов, назначенной на конец марта. Для Тверской губернии преддверие голосования омрачилось очередным терактом, в ходе которого бомбой боевика-эсера был убит губернатор Слепцов. Однако на общий ход предвыборного марафона это событие уже не могло оказать влияния. Волеизъявление состоялось, регион послал своих представителей в Петербург, и там 27 апреля 1906 года произошло долгожданное открытие первого в истории России парламента. Полномочия депутатов, избранных от Тверской губернии, не вызвали у думской мандатной комиссии никаких споров и сомнений, что явилось косвенным подтверждением хорошей организации выборов в регионе.

Первая Дума просуществовала чуть больше двух месяцев. Охваченная митинговой эйфорией, она не могла и не хотела искать с исполнительной властью общий язык, и 9 июля 1906 года указом императора была распущена. Это, впрочем, вовсе не означало, что эксперимент с введением парламентаризма в России будет свернут. В царском манифесте говорилось: «распуская нынешний состав Государственной думы, Мы подтверждаем вместе с тем неизменное намерение Наше сохранить в силе самый закон об учреждении этого установления, и соответственно с этим назначаем время нового ее созыва на 20 февраля 1907 года. С непоколебимою верою в милость Божию и в разум русского народа Мы будем ждать от нового состава Государственной думы осуществления ожиданий Наших и внесения в законодательство страны соответствия с потребностями обновленной России». Это означало, что избирательным комиссиям придется все начинать заново, и осенью того же года они приступили к кругу работ, уже ставшему для них привычным. Механизм проведения выборов, с таким трудом созданный в 1905-1906 годах, успешно функционировал. Он послужил надежной основой для других избирательных кампаний, которых Россия за последующие сто лет увидела немало.

Вячеслав САВЕЛЬЕВ

54

Возврат к списку

Крупнейшие компании России идут делать бизнес в Тверской области
На этой неделе в Верхневолжье открылся новый операционно-логистический комплекс. Объем вложенных в него инвестиций – 1,5 млрд рублей.

23.05.201717:18
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1 2 3 4
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию