22 Июня 2017
$60
66.8
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Общество 01.06.2010

Во имя памяти и чести

Вот так незаметно, час за часом, день за днем отстукивают часы шестидесятый послевоенный год. И мы словно переживаем все заново: вот область нашу освободили…вот Белоруссия свободна… вот уже границу перешли…

Вот так незаметно, час за часом, день за днем отстукивают часы шестидесятый послевоенный год. И мы словно переживаем все заново: вот область нашу освободили…вот Белоруссия свободна… вот уже границу перешли… Еще идут кровопролитные бои, но у армии совсем другое настроение: не на восток, на запад мы идем. Всем ясно, что счет войне пошел на месяцы. И так не хочется умирать, когда Победа уже совсем близко.

А гибнуть продолжали. По всем странам Европы разбросаны могилы российских солдат. Больше всего их на территории Германии. Поскольку встречая американцев и англичан почти как друзей, гитлеровская армия по приказу фюрера на восточном фронте сопротивлялась из последних сил. Более 400 000 советских солдат захоронены на 559 кладбищах восточной Германии. Только в боях за Берлин с нашей стороны погибло 20 000 человек. И воин-освободитель со спасенной девочкой на руках в Трептов-парке, и воин-победитель над колоннадой с длинным списком имен погибших в Тиргартене, и скорбящая Мать-Земля в Национальном парке в Шенхольцере Хайде, и мемориальный комплекс легендарных Зееловских высот - все это напоминание о том, какой дорогой ценой далась Победа.

Надо сказать, что все советские военные кладбища в Германии содержатся вполне достойно. И если раньше, когда там стояли наши войска, это еще можно было объяснить «советским контролем», то после рухнувшей берлинской стены подобные доводы не годятся. А мемориалы и захоронения в полном порядке - в этом ежегодно убеждаются члены делегаций ветеранов из России, Белоруссии и Украины, приглашенные для участия в мероприятиях по случаю Дня Народной скорби, который в Германии проводится в ноябре.

Заботу о военных захоронениях взял на себя Народный союз Германии по уходу за военными могилами - общественная организация, насчитывающая в своих рядах 1,3 миллиона членов и спонсоров. Финансируется она за счет взносов и пожертвований, а также средств, поступающих от добровольных сборов, проводящихся раз в году по домам и на улицах.

Работу союза по достоинству оценил российский Президент, объявив Народному союзу благодарность за большой вклад в сохранение и обустройство российских военных захоронений на территории Федеративной Республики Германия.

В последнее время усилилась работа по установлению судеб и мест захоронения советских военнопленных. Группой российских и немецких специалистов уже обработана картотека на 60 тысяч советских офицеров, прошедших немецкий плен. Результат - «Книга памяти» с именами тех, кто покоится на кладбище в Хаммельбурге в Баварии. Первый экземпляр этого издания президент Народного союза торжественно вручил В.В. Путину. Все это сделано на деньги немецкой стороны. При ее же финансовой поддержке ведется дальнейшая компьютерная обработка более чем 500 тысяч карточек советских военнопленных солдат и сержантов, что позволит установить до 80 процентов точных мест захоронений. В мае этого года было уже обработано более 150 тысяч карточек.

Понимаю, что, читая эти строки, кто-то может заплакать, кто-то скажет в сердцах: «Сначала уморили наших парней, издевались над ними, как могли. А теперь добренькими прикидываются, карточки обрабатывают, «Книги памяти» издают». Кто-то может добавить даже: «Да не нужны нам такие книги!»

Прекрасно понимая, что боль утрат не остудили и 60 прошедших лет, тем не менее признаем: они очень нужны - и карточки, и книги. Узнать, где именно захоронен твой муж, брат, сын, возможность съездить на его могилу для родственников погибших поистине дар судьбы. Тем более что ведется эта работа совместными усилиями, да и с немецкой стороны в ней участвуют не те, кто когда-то хозяйничал в концлагерях, ставил опыты на наших пленных, изнурял их голодом и непосильной работой. Это новое поколение, воспитанное на понимании бесчеловечности фашизма и стыдящееся того, что было совершено гитлеровским режимом. Да, в Народном союзе есть и ветераны войны. Но не палачи, а простые солдаты, сполна пережившие трагедию безответных винтиков в безжалостной машине войны. Между прочим, сегодня, когда встречаются ветераны второй мировой с российской и немецкой стороны, они общаются без злобы и ненависти, с пониманием, как непросто пришлось в свое время и тем и другим.

И в лихое военное время тоже существовали разные немцы. Взять страшный концлагерь в Херлесхаузене. Кладбища здесь по сути дела не было. Мертвых еле успевали присыпать землей. Военнопленных свозили сюда, в лагерь для зараженных, из Цигенхайна, Бад Орба, Бад Зульца на явную смерть. Здесь жили не более одного-трех месяцев. И в то время, как лагерное командование требовало хоронить без проволочек, губернатор Херлесхаузена Карл Фер не боялся противиться давлению национал-социалистов и отказывался хоронить людей безымянными. Он давал разрешение на погребение только при наличии свидетельства о смерти и внесении имени в похоронную книгу общины. Рискуя разделить участь заключенных, он тем не менее сберег для истории имена жертв фашизма.

Хотим мы или не хотим, но надо признать, что Германия, покаявшаяся за все злодеяния гитлеризма, цивилизованно относящаяся к военным захоронениям, организующая интернациональные молодежные лагеря, члены которых обустраивают военные кладбища и ухаживают за ними, - такая Германия в глазах мирового сообщества выглядит вполне достойно.

И в то же самое время никуда не уйти от факта, что 60 послевоенных лет нам не хватило, чтобы похоронить на своей земле своих погибших. Говорят, легко любить человечество, и куда труднее - отдельных его представителей. Мы безусловно искренни, когда говорим, что «никто не забыт и ничто не забыто» - имея в виду подвиг страны в целом. Но как быть, если и сегодня встречаются заросшие травой окопы, где кости наших и немецких солдат все еще целятся друг в друга!

Да, конечно, надо было строить ракеты и завоевывать космос, надо было как-то обустраивать после войны разоренную державу, надо было растить, кормить и учить детей и внуков погибших. Но каково этим уже выросшим внукам сознавать, что их деды лежат непохороненными в наших лесах и болотах. Помните, у Симонова: «Непохороненные дети гвоздикой красной прорастут…»? Какими цветами проросли наши солдаты?

Приходится смотреть правде в глаза: тех усилий, которые прикладываются сегодня, чтобы завершить все связанные с войной дела и увековечить память защитников Родины, к сожалению, недостаточно, чтобы решить проблему в ближайшее время. И каждый уходящий год делает ее все более трудно решаемой. Умирают ветераны, у которых болит душа за погибших фронтовых товарищей и которые помнят места боев. Родные погибших за прошедшие десятилетия уже давно успели обратиться во все архивы, во все мыслимые и немыслимые государственные и общественные организации и потеряли надежду узнать правду. Работают - и спасибо им за это! - поисковые отряды, в настоящее время - отряды казачьего молодежного крыла. Год за годом обнаруживаются все новые и новые останки павших. Но вот беда: солдатские медальоны не выдерживают испытания временем. Записи, обнаруженные в них, размыты, бумага изъедена… Мы теряем последнюю драгоценную возможность узнать имена погибших, если эта задача не будет поставлена должным образом в государственном масштабе.

Между прочим, и «самостийная» Украина и Белоруссия давно такую же проблему решили.

А пока мы полусамодеятельными методами хороним наших павших, возникла новая специальность - черные копатели. Они маскируются под тех же поисковиков, только цели у них совсем другие. Приехав в бывшие прифронтовые деревни, расспрашивают старожилов и под видом поиска незахороненных солдат ищут, чем можно поживиться на месте боев. Больше всего их интересуют немецкие останки. Вдруг сохранился нательный пояс или хотя бы автомат. Да и атрибуты армии вермахта у сегодняшних неонацистов в большой цене. За хорошо сохранившуюся каску можно при умении выручить до 100-150 долларов. И в любом случае грабителям почти гарантированы находки неиспользованных патронов (кто их в те годы подбирал?). Они идут на переплавку, а извлеченным тротилом мародеры неплохо приторговывают. Их мало волнует, куда пойдет «левая» взрывчатка - против наших ребят в Чечне, на теракты в российских городах. Там, где «погуляют» такого рода «поисковики», уже вообще не разобрать, где чьи кости. Впрочем, будем честными: и настоящие поисковики останки немецких солдат нередко сваливают в ямы. Но ведь с мертвыми не воюют. Чей-то погибший в бою немецкий отец, сын, брат таким образом невольно отвечает за чужие грехи - тех, кто издевался над нами, но кто и его поставил под ружье, не спросив его мнения по этому поводу.

Но не только незахороненные останки не дают покоя нашей совести. В каком состоянии наши военные захоронения? Нет, не известные всей России, а то и миру, а скромные сельские братские могилы. Недавно разговаривала с главой одного сельского округа. Ограду надо расширять - были произведены перезахоронения. Надо устанавливать дополнительные мемориальные доски. Все надо красить… А денег, как всегда, нет… И разве такое в одном сельском округе?

Часы пока тикают. Но времени мало, очень мало. Успеем? Если хотим быть достойными памяти павших, то да.

Аксана РОМАНЮК

13

Возврат к списку

У Обелиска Победы в Твери прошла акция «Памяти павших будьте достойны»
22 июня. Еще ночь, рассвет лишь угадывается. В 1941 году – это время, когда выпускники школ пока не дошли до своих домов, не в силах расстаться с бывшими одноклассниками, без конца вспоминая школьные годы, в которых поставлена точка, и немного волнуясь: что ждет впереди?
22.06.201715:39
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
29 30 31 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 1 2
Новости из районов
Предложить новость