11 Декабря 2017
$59.28
69.64
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Общество 01.06.2010

Не сочтите за труп…Госдума хочет разрешить разбирать россиян на органы

– Мамочка, ну почему со мной так поступили? – погибшая 22-летняя дочь Инна часто снится москвичке Ларисе Ивановне Наседкиной

– Мамочка, ну почему со мной так поступили? – погибшая 22-летняя дочь Инна часто снится москвичке Ларисе Ивановне Наседкиной. Ей снится, что ее дочь – вся пустая изнутри. И это – чистая правда. Врачи выпотрошили тело Инны после смерти, не спросив разрешения и ничего не сказав. Мать узнала об этом потом, случайно. И теперь все надежды женщины, над трупом которой так поглумились, обращены к закону о погребении и похоронном деле. Согласно статье 5 этого закона, никто не имеет права разбирать нас на органы без нашего согласия или согласия родственников. Но депутаты Госдумы планируют внести в него изменения. Такие, от которых волосы встают дыбом.

Сначала в России был закон о трансплантации. Потом приняли закон о погребении. И возникла «правовая коллизия». По закону о трансплантации россияне как бы заранее согласны с тем, что их органы можно изымать после смерти. А если не согласны, то всегда должны носить с собой бумажку: «Я против того, чтобы из моего трупа вырезали органы». Бред? Бред. Но и в таком случае кто может поручиться, что медики не спустят бумажку в унитаз? А вот в законе о погребении перечислен список родственников, от которых врачи должны получить разрешение на вскрытие и изъятие органов. И этот закон стал костью в горле у трансплантологов и законодателей, лоббирующих их интересы.

«Врачам, изымающим органы без согласия родственников, «грозит суд или физическая расправа», – вступается за трансплантологов депутат от КПРФ Астраханкина. А глава администрации Алтайского края г-н Суриков считает, что закон о погребении ставит «трансплантологические службы на грань разрушения». «Решать вопрос о вскрытии трупа должны только специалисты с медицинским образованием», – не сомневается он. Суриков и Астраханкина предложили переписать закон о погребении так: если на момент смерти пациента врачей не поставили в известность о его воле или воле его родственников насчет изъятия органов, вопрос может решить главврач больницы.

Но что значит «на момент смерти»? Вряд ли умирающие думают о судьбе своих органов. Родственникам тоже не до того. А специально спрашивать об этом врачи не обязаны. Более того – это якобы противоречит «принципам врачебной этики и гуманности». Куда гуманнее и этичнее вообще не спрашивать.

– По закону у нас человек считается умершим, если мертв головной мозг, – говорит президент Лиги защитников пациентов Александр Саверский. – Не сердце, а именно мозг. Я уверен, что это сделано специально для трансплантологов. Во-первых, смерть мозга при живом сердце установить трудно, нужно высококлассное оборудование, а оно в России есть далеко не везде. А во-вторых, при умершем мозге организм может жить с помощью искусственной вентиляции легких. И если человек с работающим сердцем считается трупом, у него можно удалить почку, костный мозг, гипофиз.

Для пересадки годны только органы, изъятые из тел с бьющимися сердцами. И если изменить закон о погребении, у трансплантологов будут полностью развязаны руки. Впрочем, они и без этого сейчас делают, что хотят.

12 февраля Инне Наседкиной могло бы исполниться 24 года. Она погибла нелепой смертью…

– Когда утром дочь не пришла домой, я сердцем почуяла – беда, – вспоминает Лариса Ивановна Наседкина. – И только я подумала – звонок: ваша дочь попала в автокатастрофу.

Мать помчалась в больницу, куда Инну доставили в ночь с 3 на 4 сентября 2001 года. «Серьезная черепно-мозговая трамва», – сказал врач. А на следующий день попросил очень дорогое лекарство. Мать собрала деньги по всем знакомым и купила его. Но утром Инна умерла.

В конце ноября Ларису Наседкину вызвал следователь ОВД, на территории которого произошла авария.

– К нам пришла бумага из морга, – начал он, опустив глаза. – Вы в курсе, что у вашей дочери изъяли органы?

– Я не пойму, что вы говорите? Какие органы?

– Да вот же – тут написано …

Лариса Ивановна потом вспомнила, как обнимала дочь. Не то чтобы холодную – окостеневшую. Она так и не увидела ее живой – врачи все время говорили, что состояние тяжелое, и к ней не пускали. А потом вдруг собрали, как сказал на ходу дежурный врач, консилиум из нейрохирургов. Врач тогда очень спешил.

Операция длилась 20 минут. Видимо, в это время врачи и выпотрошили труп подчистую – изъяли почки, мочеточники, селезенку, печень. Тело дочери от матери долго скрывали, но тогда об истинных причинах такой конспирации Лариса Ивановна догадаться не могла… Ведь без согласия родственников труп даже не имели права вскрывать. У девушки же вырезали даже почки и мочеточники, а такая операция была вообще запрещена до декабря 2001 года. Но межрайонная прокуратура не нашла причин для возбуждения уголовного дела (на основании закона о трансплантации, проигнорировав закон о погребении), а городская прокуратура тянет с ответом.

– Я простая рабочая, ни в суде, ни в прокуратуре знакомых нет, – говорит Лариса Наседкина. – Но что же, моя дочь – бездомная собака, что у нее можно все вырезать?

– Мы будем помогать Ларисе Ивановне чем сможем, но много зависит от прокурора, – говорит г-н Саверский. – Этот случай дает повод для размышлений. Выходит, люди, которые хоронят своих близких, часто даже не догадываются, что от них осталась.

– Данное изменение закона не будет новаторством, а лишь узаконит существующее положение вещей, – только подтверждает эти опасения депутат Астраханкина.

Никто не спорит, человеческие органы очень нужны для спасения других людей. И по уровню трансплантологической помощи мы уверенно плетемся в хвосте у развитых стран. Из необходимых 5000 операций по пересадке почек в год у нас осуществляется лишь каждая десятая, тогда как в США их проводится 12000. Но при чем здесь статья 5 закона о погребении?..

Неужели насильственное изъятие почек и прочее глумление над трупами – единственный выход из ситуации? Нет, дело, наверное, в другом.

Искусственные органы стоят бешеных денег – например, почки в одном интернетовском прейскуранте идут от 40 тысяч долларов и выше. Практически все операции по пересадке органов в нашей стране платные. Медики вообще могут объявлять платными любые услуги, если они не принадлежат к числу обязательных, перечисленных в специальном утивержденном правительством списке. Подразумевается, что новая почка – это не жизненная необходимость, а прихоть больного, что-то вроде золотого зуба. Ну да ладно – главное, что материал медики получают совершенно бесплатно, ибо в нашем гуманном государстве коммерческое использование органов человека – уголовно наказуемое деяние. Поэтому гражданин России не может заключить с медучреждением договор, согласно которому он может отдать свои органы в случае смерти, но при жизни получить за это вспомоществование.

В развитых странах люди могут продавать свои органы даже при жизни при условии, что это не повредит их здоровью. Или заключать с медучреждением договор об использовании органов после смерти – в пользу своих наследников. Но зачем нам такие сложности? Куда проще поменять статью 5 закона о погребении. Тогда человеческого материала появится бери – не хочу. И можно будет под шумок расчленять хоть каждый труп, а то и почти труп – кто потом разберет.

Представьте, какую свободу действий получат криминальные торговцы человеческими органами! Преступники-врачи или преступники, связанные с врачами. Добавить к этому грядущему фильму ужасов больше нечего…

Екатерина ПИЧУГИНА, «Московский комсомолец», от 18. 2. 2003г. (Перепечатано в сокращении)

Комментарий отдела политики «ТЖ»:

Пожалуй, добавить кое-что все-таки можно. Более того, мы приглашаем специалистов поразмышлять над этой сложной и болезненной темой на страницах «Тверской Жизни». Тем более, что среди сторонников изменения закона о погребении в этой статье названа депутат Госдумы от Тверской области коммунист Татьяна Астраханкина. Обязательно приглашаем к обсуждению и ее, чтобы она подробнее объяснила избирателям, как представляет ситуацию: «…если на момент смерти пациента врачей не поставили в известность о его воле или воле его родственников насчет изъятия органов, вопрос может решить главврач больницы». Неужели Астраханкина не понимает, что действительно развязывает руки криминальным структурам, делающим бизнес на торговле человеческими органами?

Мы с огромным уважением относимся к медикам, и ни в коем случае не намерены бросить тень на представителей этой профессии. Но уже известны уголовные расследования, связанные с использованием человеческих органов, еще пострашнее, чем описанный в статье. В одном из роддомов на юге России роженицам сообщали, что дети родились мертвыми, тогда как на самом деле их «использовали» как человеческий материал и делали это далеко не бескорыстно, используя налаженные связи с Западной Европой. Можно представить, с какой любовью и нетерпением ждали родители появления на свет своих младенцев! Вам не жутко, Татьяна Александровна?

Впрочем, Татьяна Астраханкина, как свидетельствуют ее коллеги по Думе, натура непредсказуемая. Она всегда рвется в бой даже там, где его нет. Может, это и по-большевистски, но неужели у избирателей нет больше других проблем, которые они надеялись решить с помощью депутата Астраханкиной, когда избирали ее в Государственную думу? Неужели права корреспондент, когда пишет о законе о погребении, препятствующем криминальному изъятию человеческих органов: «…этот закон стал костью в горле у трансплантаторов и законодателей, лоббирующих их интересы (выделено мною. – Е.Ж.). А ведь именно этот закон не нравится Татьяне Астраханкиной. Не хочу делать далеко идущие выводы, но, как говорится, слов из песни не выкинешь.

И последнее. Судя по активности депутата Астраханкиной на этом поприще, остается констатировать: все проблемы ее электората уже решены (но знает ли он об этом?), и остается только умереть, завещая печень или почку горячо любимой партии. Или наоборот, если закон стараниями Астраханкиной все же будет изменен, остается одно – жить вечно, как Ленин. Но боюсь, что большое коммунистическое спасибо, Татьяна Александровна, вы за такую заботу не услышите даже от самых верных соратников.

А проблема трансплантации человеческих органов должна быть решена. Но как? Приглашаем к разговору всех, кто согласен или не согласен с позицией депутата Государственной думы от Тверской области Татьяны Астраханкиной в этом вопросе.

Евгений ЖУРАВЛЕВ

71

Возврат к списку

Владимир Путин пойдет на выборы-2018
Заявление Владимира Путина о намерении вновь баллотироваться на пост главы государства оправдало ожидания подавляющего большинства россиян. Делались предположения, где и когда это важное событие произойдет. Как и в прошлый раз, глава государства не спешил. 
08.12.201720:31
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31
Новости из районов
Предложить новость