23 Февраля 2017
$57.48
60.45
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Культура01.06.2010

Эта боль в ночи

Я закончила войну под Берлином в звании капитана медицинской службы, награждена тремя орденами и многими юбилейными медалями. Под моим началом был приемо-сортировочный взвод 241-го отдельного медико-санитарного батальона в составе 313-й стрелковой дивизии

Я закончила войну под Берлином в звании капитана медицинской службы, награждена тремя орденами и многими юбилейными медалями. Под моим началом был приемо-сортировочный взвод 241-го отдельного медико-санитарного батальона в составе 313-й стрелковой дивизии.

Первый день Победы встретила в Германии. Медсанбат остановился в каком-то дачном поселке, где вокруг домиков было целое море самых красивых цветов, особенно роз - от белых до почти черных. Для меня, «северного» человека из Архангельска, эта картина была чудом. Развертывались в палатках. Раненых и больных поступало немного. И вдруг на рассвете в 5 часов утра послышалось большое количество выстрелов: от больших орудий до автоматов. Такой силы огня за всю войну мы не слышали, даже когда проводилась огневая подготовка с участием «катюш». В первый миг казалось, что-то случилось на передовой. Санинструктор спросил: «Товарищ командир, может, начать второй ярус носилок развертывать?» Мы выбежали из палаток, а там все стреляют в воздух, целуются и кричат: «Победа! Победа! Война кончилась!» К сожалению, праздник Победы был омрачен одним глупым фактом: одна рота и трофейная команда в ночь после дня Победы выпили метиловый спирт. Привезли отравленных 57 человек. Кто-то выжил, кто-то погиб или ослеп. Мы получили приказ о передислокации на новое место, больных передали другому госпиталю.

Война меня застала на четвертом курсе медицинского института в одном из сельских районов Архангельской области. Мне дали доучиться еще год, и вот военкомат. Нам выдали солдатскую шинель, шапку, кирзовые сапоги с портянками, гимнастерку суконную, красивый кожаный ремень с большой медной пряжкой. Присвоили звание военного врача 3-го ранга, вкрутили в петлицу медицинскую эмблему и один прямоугольник (шпалу) и отправили на фронт, сначала в резерв, а потом уже я попала в свой батальон в Карелию.

Наша дивизия стояла в обороне. Раненых было немного. Больше всего поступало больных. Зато в период большой боевой операции весь медсанбат превращался в большую полевую операционную. Ни один раненый не мог быть эвакуирован в госпиталь, кроме ранений в голову. В медсанбате операционно-перевязочный взвод оснащен всем необходимым. Высококвалифицированные хирурги могли делать любую операцию. Медсанбат обязан был развернуться в 8-10 км от линии боя. При больших потоках раненых легкораненые шли пешком.

В период наступления, освобождая карельские леса и населенные пункты, развертывались чаще в лесу, и только тот, кто это делал, может вспомнить, как тяжело было развернуть смерзшуюся палатку, сначала ее прогрев, а потом растянув растяжки. Вместо печки ставили бочку из-под бензина. Круглосуточно дежурил санитар, чтобы не потерять огонь в ней. Пол после убранного снега прокладывали хвойными ветками и закрывали брезентовым пологом. Деревянный настил возил с собой только операционно-перевязочный полк.

Вспоминаю, что уже на территории Германии и Польши медсанбат страдал в пути следования от узких дорог и обстрелов оставшихся немцев. Мы меньше боялись бомбежек, чем обстрела с какой-нибудь высоты.

На дорогах Германии навстречу нам шли поляки, которые возвращались домой. Иногда встречались кучки военнопленных в пижамах. Помню в особняке русского эмигранта, который низко поклонился нам и сказал: «Добро пожаловать, мой дом к вашим услугам!» У него были батраки из СССР, угнанные с оккупированных территорий, которым он создал неплохие условия для жизни.

Был другой случай. В медсанбат ко мне зашел человек и сказал: «Я эмигрант, мои родители из Воронежа. У меня хорошая клиника, есть рентген-аппарат, возьмите себе. Ваши глупые Иваны разобьют его». Я сказала, чтобы он обратился к командованию, так как у него был уж слишком ледяной тон.

В конце войны, когда объявили Победу, подписали капитуляцию, работа медсанбата продолжалась. Недобитые группы фашистов выходили в восточные районы. Возникали отдельные бои, и в медсанбат опять поступали раненые. И вот тут было больно смотреть в глаза и разговаривать с ними. Ранение, не совместимое с жизнью, а он просит: «Помогите, доктор, спасите. Я прошел от Москвы до Берлина!» Помню случай, когда один раненый попросил: «Доктор, погладьте меня по голове, как мама».

За войну я столько видела смертей, слышала столько стонов.

Я изложила этот материал по памяти, может быть, сбивчиво. На сегодняшний день я слепая. Ничего не вижу в телевизоре, только тень и свет, чаще слушаю радио. У меня сохранилась память, мне кажется, будто я вижу своих друзей, дороги, чувствую до сих пор боль и переживания.

Валентина КАРАНДАЕВА

13

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

Губернатор Игорь Руденя вручил награды защитникам Отечества
«…Слова всем словам в языке у нас есть: Слава, Родина, Верность, Свобода и Честь» - звучали сегодня в областном драмтеатре хрестоматийные строки Вадима Шефнера. Прекрасные стихи. И все же те, кто пришел сюда в канун Дня защитника Отечества на торжественное собрание могли бы немного с ними поспорить. Для этих людей Родина, Честь, Достоинство, Мужество, не просто слова – смысл жизни.
22.02.201720:17
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 1 2 3 4 5
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию