24 Сентября 2017
$57.65
69.07
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Общество 01.06.2010

Как молоды вы были той весной!

Май 45-го, на ступенях поверженного рейхстага – бойцы 10-й артбригады – Варшавской Бранденбургской Краснознаменной орденов Кутузова, Богдана Хмельницкого и Красной Звезды. В центре – лихой разведчик Леша Свиридов и связистка Верочка Егоренкова. Их любовь, которую они пронесли сквозь всю войну, на фронте стала легендой. Впрочем, как и овеянная славой бригада, 60-летие которой отмечается сегодня, в канун великого праздника. В тот весенний день, когда был сделан этот снимок, публикуемый впервые, офицеры долго бродили по Берлину и в имперской канцелярии побывали тоже. В одном из пустых залов майор Свиридов увидел огромный помятый глобус. Словно земной шар, который гитлеровцам так хотелось покорить. Но от безумных планов осталась лишь эта раскрашенная игрушка. Да еще груды новеньких фашистских орденов. Кресты, медали… Они лежали в ящиках, повсюду валялись на полу, и наши герои наступали, на них сапогами. Далеко разносилось гулкое эхо их шагов. А за окнами искореженный войной мир уже одевался первым цветением сирени…

Май 45-го, на ступенях поверженного рейхстага – бойцы 10-й артбригады – Варшавской Бранденбургской Краснознаменной орденов Кутузова, Богдана Хмельницкого и Красной Звезды. В центре – лихой разведчик Леша Свиридов и связистка Верочка Егоренкова. Их любовь, которую они пронесли сквозь всю войну, на фронте стала легендой. Впрочем, как и овеянная славой бригада, 60-летие которой отмечается сегодня, в канун великого праздника.

В тот весенний день, когда был сделан этот снимок, публикуемый впервые, офицеры долго бродили по Берлину и в имперской канцелярии побывали тоже. В одном из пустых залов майор Свиридов увидел огромный помятый глобус. Словно земной шар, который гитлеровцам так хотелось покорить. Но от безумных планов осталась лишь эта раскрашенная игрушка. Да еще груды новеньких фашистских орденов. Кресты, медали… Они лежали в ящиках, повсюду валялись на полу, и наши герои наступали, на них сапогами. Далеко разносилось гулкое эхо их шагов. А за окнами искореженный войной мир уже одевался первым цветением сирени…

Такой палисадник под сенью молодой листы и сегодня можно встретить на любой окраине у нас, в России. Но это пригород немецкой столицы в мае 1945 года. А они – юные, красивые, влюбленные – победители. Их чувство зарождалось под залпы орудий, в пороховом дыму, и не стрелы Амура, а пули свистели вокруг…

…Сентябрь 1942-го. Фронт грохочет в глубинке в 30–40 километрах, а здесь, на уже освобожденной русской земле, бригада формировалась из двух артполков – 207-го и 486-го. И пока решили устроить что-то вроде базы отдыха – для офицеров, отличившихся в боях. Всего лишь неделя без войны – самая желанная награда!

В столовой работали местные девчата, в оккупацию натерпевшиеся лиха. Вы представляете, как они смотрели на героев-освободителей? Но за плечами Верочки, совсем еще юной, была своя боевая дорога. Связная партизанского отряда, потом курсантка школы радисток, она тоже глядела смерти в лицо! Сколько раз за линию фронта ходила! Красивая, смелая, веселая – в нее влюблялись сразу и без памяти, юные лейтенанты и офицеры в больших чинах. А 22-летний Алексей с девушками был стеснительный, да еще танцевать не умел, это уж потом она научила… Пел, правда, хорошо, душевно, и она это сразу приметила, оценила. До сих пор не понимает Алексей Иванович, как же решился, уже уезжая, вдруг выскочить из машины? Взбежал по лестнице, нашел Веру, увлек за занавеску и поцеловал – без слов. Вот таким было их объяснение. А вскоре тот дом отдыха закрыли, девчат в штаб полка телефонистками перевели, и знакомый разведчик, из штаба дивизиона донесения доставлявший, стал Верочке его письма носить.

Порой, когда она на узле связи дежурила, и вовсе радость им выпадала милый голос услышать. В общем, все они про себя решили быстро и (уж скажу, вперед забегая) ни в чем не ошиблись. И Алексей упросил начальство Верочку в их дивизион направить. Свадьбу справили в новогоднюю ночь, в землянке под Гжатском. Регистрировались, конечно, позже, когда домой вернулись, но отсчет своей семейной жизни вели с той поры. Так и жили: стали в землянке плащ-палаткой угол отгораживать. Знаете, война – это ведь не только бои и тяжкая ратная работа, но и четыре года молодости наших победителей. Встречи и разлуки, любовь и отчаянное соперничество – сколько раз его Верочку отбить пытались! Военно-полевые романы случались разные, но у них была любовь. Однополчане поняли это, пусть и не сразу. И хотя на «лесных балах» (а так они называли танцы под баян на лужайке, в часы затишья) у Верочки от поклонников не было отбоя, но смотрела она только на него… В 1944-м им пришлось расстаться. Верочка ждала ребенка, и до родов всего ничего оставалось. И лишь проводив ее, Алексей понял, что значат эти, казалось бы, банальные слова: боль разлуки. Первого ребенка она потеряла – сказались тяготы военного лихолетья. И, едва оправившись, бросилась догонять Алексея. Как прорвалась, почитай, через всю Европу? Они уж до Варшавы дошли, когда Свиридова вдруг вызвали в штаб. Подъехал и глазам не поверил. А начштаба рукой махнул: иди, твоя Вера приехала.

В воспоминаниях Алексея Ивановича приметы фронтового быта перемежаются с боевыми эпизодами; все сливалось воедино. Вот в голодную осень 1943-го они добывают в лесу зайцев, и Вера тушит их в котелке. А вот под интенсивным минометным обстрелом она выбегает из землянки и с проводом в руке бежит восстанавливать оборванную связь. Еле успели тогда ее втолкнуть в воронку от снаряда… Весной 1943-го ездил ее в госпитале навещать, верхом на лошади, и по дороге растерял банки консервов. Потом ребята ползали, в траве искали...

В ноябре 1944-го стояли севернее Варшавы. Он, начальник полковой разведки, на КП полка, Вера рядом, связь поддерживала. Артобстрел не прекращался ни днем, ни ночью, но ко всему как-то привыкаешь! Друзья заходили к ним в блиндаж на чаек, они разговаривали, мечтали о будущем. Однажды молодой майор Липавский, уходя, протянул Вере колечко: возьми на память! Чувствую, мол, убьют меня скоро… Вера растерялась, Алексей рассердился. А через мгновение начался налет, и блиндаж их, хоть и был в три наката, скрежетал и ходил ходуном. Они обнялись, прикрывая друг друга, – погибать, так вместе. А когда стихло, рядом с блиндажом, на краю огромной воронки, лежал убитый Липавский…

Новый 1945-й они встретили уже за Вислой, на Мангушевском плацдарме, небольшом, но представляющем непосредственную угрозу фашистам. Пехота, техника, артиллерия шли через него нескончаемым потоком, а немцы били непрерывно.

На Старый Новый год им зачитали обращение: «Боевые друзья! Настал великий час. Пришло время нанести врагу последний, сокрушительный удар…» А 14 января предрассветное небо прорезали огненные языки – то были залпы «катюш». И бригада, стремительным ударом проломив оборону противника, двинулась на Запад.

17 января была освобождена Варшава. 31 января они услышала по радио, что войска первого Белорусского пересекли границу Германии – фронт клином врезался в логово врага. Их бригада вошла в Германию 6 февраля и к 15-му вышла к Одеру. До Берлина оставалось меньше 50 километров.

– Когда глядели на карту, казалось, что все это во сне, – говорит Алексей Иванович. – Мы продвигались севернее Берлина. Шла подготовка к последнему удару. В ночь на 12 апреля последние огневые взводы переправились через Одер.

1 мая был взят Бранденбург, и это сражение дало их бригаде право носить свое гордое имя. День Победы бригада встретила в 10–15 километрах южнее города Ратенов. Верочка как раз дежурила и в 4 часа утра первой услышала о капитуляции. Она вбежала в здание школы, где жили офицеры, с криком: «Ребята, вставайте, победа!» Они пели, танцевали, бродили по городу. Где-то в середине дня сфотографировались на берегу речки Хафели. Через 20 лет, тоже 9 мая, привезли сюда детей. А еще через 5 лет, 9 мая 1970-го, внука Алешу. Эти вехи их семейной истории.

Демобилизовался Алексей Иванович в 1972-м, гвардии полковником. В Германии служил долго и по стране – куда пошлют. Офицерская судьба. Дан приказ, а на запад или на восток – не выбираешь.

В 1979 году создал совет ветеранов своей бригады, и тогда его отделения были во многих городах. Более 300 однополчан разыскал! А теперь их всего 27 осталось… На последнюю традиционную встречу он приехал один. А когда-то, в Сухиничах и Думиничах, в Калужской области, где в 1942-м рождалась их бригада, они выстраивались на площади шеренгами, красивые и статные, и солнце играло их орденами.

У Алексея Ивановича орденов Отечественной войны – четыре; Красной Звезды – два и медалей не счесть. Это память об Орловско-Курской битве, освобождении Белоруссии, боях за Ковель, Висло-Одерской операции… Обо всем большом боевом пути, который он прошел рука об руку с Верой. Она озарила его своей любовью.

Веры Степановны давно уже нет, но в сердце Алексея Ивановича она всегда рядом. О ней он будет думать, когда разноцветные огни салюта раскрасят вечернее небо.

Лидия ГАДЖИЕВА

7

Возврат к списку

В Твери прошел промышленный форум
Сегодня, 24 сентября, свой профессиональный праздник отмечают машиностроители – представители ведущей отрасли Тверской области.
24.09.201709:51
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 31 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 1
Новости из районов
Предложить новость