17 Декабря 2017
$58.9
69.43
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Политика 01.06.2010

Вот такая партия…

О том, что российская провинция к партиям всех расцветок относится с угрюмым недоверием, известно давно. С тех самых пор, как многопартийная возня вообще началась на развалинах рухнувшей империи, их роль сводилась не к защите интересов тех или иных социальных групп, а к созданию трамплинов для прорыва к властной кормушке честолюбивых и нечистоплотных политиков. Но многие полагали, что КПРФ, как партия традиционная, имеющая корни в глубинке, а не только в тени Кремля, представляет собой исключение. Даже идейные противники называют ее единственной настоящей партией, правда, не очень при этом проясняя, что же в ней самое «настоящее»

О том, что российская провинция к партиям всех расцветок относится с угрюмым недоверием, известно давно. С тех самых пор, как многопартийная возня вообще началась на развалинах рухнувшей империи, их роль сводилась не к защите интересов тех или иных социальных групп, а к созданию трамплинов для прорыва к властной кормушке честолюбивых и нечистоплотных политиков. Но многие полагали, что КПРФ, как партия традиционная, имеющая корни в глубинке, а не только в тени Кремля, представляет собой исключение. Даже идейные противники называют ее единственной настоящей партией, правда, не очень при этом проясняя, что же в ней самое «настоящее».

Давайте попробуем разобраться. Главные признаки «настоящей партии» определить не так уж трудно: четкая ориентированность на определенные социальные слои, наличие идеологии, отвечающей интересам этих слоев и подтверждающая ее практическая деятельность партии, приносящая реальные плоды. Любой функционер КПРФ, не задумываясь, начнет доказывать, что все эти признаки у их партии налицо. Однако отшелушив обычную партийно-пропагандистскую демагогию, в остатке увидим нечто иное.

Начнем с социальной ориентации. Компартия позиционирует себя как «партию трудящихся», относя к этой категории всех наемных работников, а также военнослужащих и пенсионеров. Иными словами, она считает своей социальной базой не менее 90 % избирателей. Однако большая часть людей этой категории вовсе не видит в коммунистах защитников своих интересов и никогда за них не голосует, справедливо полагая, что раз уж мы потратили колоссальные усилия на формирование в стране рыночной экономики, то пятиться назад, отдавая власть антирыночникам, нет никакого смысла. Да и примеры Кубы и Северной Кореи, где трудящиеся под властью коммунистов отнюдь не процветают, действуют не очень вдохновляюще. Люди явно предпочитают жить в стране, устроенной по типу государств Западной Европы, где коммунистов, как известно, даже близко к власти не подпускают. Что же касается реальной социальной базы коммунистов, то ее составляет наиболее обездоленная и наименее образованная часть избирателей, преимущественно старшего возраста, которая таким голосованием выражает не столько доверие коммунистам, сколько свое неприятие социальной политики государства, при которой их проблемы решаются по остаточному принципу, кстати говоря, унаследованному от времен всевластия КПСС.

Теперь поговорим об идеологии. Впрочем, говорить практически не о чем, поскольку считать идеологией набор эклектичных и противоречащих друг другу лозунгов, которыми ныне идейно вооружена КПРФ, нет никаких оснований. Марксистская теория, созданная в XIX веке и весьма основательно перекроенная Лениным в начале ХХ века, отличалась определенной внутренней логикой и в некотором смысле могла считаться руководством к действию. Но фактически с марксизмом в СССР покончил уже Сталин, не только пересажавший и перестрелявший всех марксистов, но и создавший сверхмощное тоталитарное государство, практически опрокинувшее главный тезис научного коммунизма об отмирании государства по мере приближения к «светлому будущему». Лидеры КПРФ от марксизма ушли настолько далеко, что следов его в их нынешней деятельности уже и не сыскать, если, конечно, не считать таковыми некоторые клише советского агитпропа, весьма отдаленно связанные с марксистской теорией.

Ну, и наконец, самое главное – тезис о том, что практическая деятельность КПРФ, якобы направленная на интересы трудящихся. Тут вообще можно лишь руками развести. Четыре года – с 1995-го по 1999-й, коммунисты были партией парламентского большинства. Перед ними были открыты практически неограниченные возможности для социально-полезного законотворчества. И что же в итоге? Ни одного реально работающего, то есть финансово обеспеченного социального закона за это время левой Госдумой не было принято. Все, что они напринимали, лишь увеличило экономический и социальный хаос в стране, вызвав растущее возмущение тех самых трудящихся, о которых коммунисты будто бы и заботятся.

Впрочем, дело тут не только в том, что левое большинство (типичные представители которого Владимир Баюнов и Татьяна Астраханкина нам особенно хорошо знакомы) профессионально неспособно к серьезному законотворчеству. Реальное улучшение положения трудящихся вовсе не соответствует интересам политиков из КПРФ. Напротив, они заинтересованы в том, чтобы держать свой электорат в черном теле. Не случайно ведь его называют протестным: голосуя ЗА коммунистов, он выражает протест ПРОТИВ власти, поскольку КПРФ сумела убедить их в том, что она является партией оппозиции, что, кстати говоря, лишь отдаленно похоже на правду. Зюганов сотоварищи прекрасно понимают: как только за чертой бедности останется менее 10% процентов россиян, КПРФ превратится в маргинальную партию типа РКРП, и тогда с теплыми думскими креслами придется расстаться, видимо, навсегда. Поэтому вся стратегия и тактика коммунистической фракции в Госдуме строится на том, чтобы максимально мешать экономическим реформам, способным вывести страну из кризисного состояния, а народ – из бедности. Старый большевистский лозунг «чем хуже – тем лучше» – вот, пожалуй, и всё, что они реально взяли из ленинского наследия.

Конечно, у большинства рядовых коммунистов, искренне верящих в возможность сочетания нынешнего товарного изобилия с милыми их душе порядками советских времен, цели совершенно другие. Но понять, что их вожди, наслаждающиеся всеми «буржуазными» благами от близости к проклинаемой ими же власти, элементарно лукавят, они не в состоянии. Так же точно морочили им голову многочисленные «слуги народа» в обкомах и райкомах КПСС лет двадцать назад.

Впрочем, среди интеллигенции – научной, учительской – как это ни странно, тоже тлеют иллюзии насчет того, что их сфера, традиционно зависимая от государственной поддержки, может выйти из зоны запустения в случае успеха коммунистов на выборах. Однако вспомним: образованные люди, хорошо профессионально подготовленные и в силу этого не боящиеся конкурентной среды, за коммунистов, как правило, не голосуют. Зачем же верхушке КПРФ, заботясь об укреплении образования, плодить чужой электорат? Да и реально, что при разработке бюджета, что в иной законодательной работе, коммунистические депутаты, за исключением, быть может, академика Алферова (членом КПРФ, кстати говоря, не являющегося), особой заботы ни о науке, ни об образовании не проявляют. Покричать на митингах в защиту учителей от «антинародного режима» – это пожалуйста, это с удовольствием.

Вполне иллюзорна и патриотическая риторика левых. Во-первых, смыкаясь с антисемитами и националистами типа Макашова, они из левых явно перекрашиваются в ультра-правых, а во-вторых и в главных, потворство национализму в многонациональной стране в принципе антипатриотично, поскольку ведет к развалу той самой страны, в преданности которой коммунисты так страстно клянутся. Если понимать патриотическую политику как отстаивание национальных интересов страны, которые состоят прежде всего в экономическом развитии на основе добрососедства и международного сотрудничества, то коммунистические лже-патриоты озабочены прямо обратной целью: они постоянно стремятся столкнуть Россию с Западом, тягаться с которым нет ни сил, ни смысла. Постоянный поиск врагов – вот суть их внешней политики. Россия же нуждается в союзниках и партнерах, более надежных, чем Саддам Хусейн и Ким Чен Ир.

За все здесь сказанное меня, конечно, очередной раз заклеймят «злобным антикоммунистом». Оправдываться не стану, но замечу: само существование КПРФ я вовсе не считаю ненужным. Полагаю, что сегодня, пока бедность реально существует в стране, эта партия нужна как напоминание и власти, и политикам иной ориентации о мере их ответственности за социально-экономические провалы. Я убежден в одном: у России и КПРФ не может быть общего «светлого» будущего. Оно достанется кому-то из них.

Сергей ГЛУШКОВ

20

Возврат к списку

Тверь отпраздновала 76-ю годовщину своего освобождения от немецко-фашистских захватчиков
16 декабря в 11 утра, преодолев мощное сопротивление противника, батальон под командованием старшего лейтенанта Степаненко пробился в оккупированный Калинин со стороны силикатного завода. Вслед за ним по соседним улицам с боями прорывались части под командованием майора Второва. А с юга с боем вошли в город правофланговые части 256-й стрелковой дивизии.
16.12.201718:54
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31
Новости из районов
Предложить новость