09 Декабря 2016
$63.39
68.25
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Культура01.06.2010

В поисках памяти

Установка памятного знака на могиле художника Григория Сороки в селе Поддубье Удомельского района, торжественное богослужение у древнего храма и возложение цветов к памятнику Венецианову в Вышнем Волочке стали своего рода вершиной айсберга – итогом многолетних изысканий и результатом стечения обстоятельств.

Установка памятного знака на могиле художника Григория Сороки в селе Поддубье Удомельского района, торжественное богослужение у древнего храма и возложение цветов к памятнику Венецианову в Вышнем Волочке стали своего рода вершиной айсберга – итогом многолетних изысканий и результатом стечения обстоятельств. Здесь переплелись сознательное желание найти и сохранить память об одной из самых ярких страниц художественной истории Тверской области и удивительные совпадения, архивные изыскания и неожиданные встречи. О том, как это происходило, нам рассказывает председатель Союза художников России Валентин Сидоров:

– Эта история началась еще накануне празднования двухсотлетия Венецианова. Тогда мы провели колоссальную работу, памятник был уже готов, и тут Вячеслав Иванович Кочемасов из правительства, он тогда культурой ведал, говорит мне: «Ну Валентин, ну это же стыдно! Памятник ставим, а цветочки-то где положить? Где сама могила-то?» Я не следопыт, опыта в таких делах у меня не было никакого… Три года искал, и все безрезультатно.

Судьба распорядилась так, что моей соседкой по квартире была сотрудница Третьяковской галереи Оцаркина – старейший искусствовед, крупный специалист по времени Венецианова и Брюллова. Как-то мы с ней обсудили мои поиски, я ей все рассказал… Она и посоветовала обратить внимание на церковь. Только тогда я и догадался, что нет смысла искать Сафонково, где жил Венецианов; нужно ехать в Дубровское – там находилась ближайшая церковь, которую посещал художник.

Приехал я в Дубровское. Яркий осенний вечер, последние лучи солнца, рядом с храмом старушка колет дрова, возле нее две беленькие козочки…

– Бабушка, – спрашиваю, – не могли бы вы сказать, ведь здесь когда-то…

– Как же не знать Алексея Гаврилыча-то! У нас в храме его икона была. Вот через мостик пройдете, влево-то свернете и по тропинке прямо к его могилке. Сходи, родимый.

Пошел через речку Ворожбу, буквально шагов с полсотни сделал… Старая кладбищенская ограда, типичная для конца ХVII – начала ХVIII веков каменная кладка, ворота с крестиком. Вошел, перекрестясь, и тут же: «Художник Алексей Гаврилович Венецианов», прекрасная плита, могила опрятная, ухоженная. И на плите лежит букетик розового осеннего клевера. Тишина, лист падает… Я у бабушки Натальи Николаевны спросил потом: кто этот букетик положил? Оказалось, приезжала учительница из Твери, привозила к Венецианову своих школьников. Вот так. Третьяковская галерея ничего не знает, Министерство культуры тоже. Правительство просит к юбилею найти место захоронения, а простая школьная учительница явно не первый раз приезжает поклониться праху великого художника!

Тогда я и решил поискать место упокоения Григория Сороки, ведь их с Венециановым судьбы тесно переплелись: Островки, Поддубье, Покровское… Во многих источниках упоминалось именно Поддубье – здесь Григорий Сорока учился грамоте у местного священника Владимирова.

Приехал я в Поддубье, исходил все кладбище – день ходил, два ходил… Сначала невдомек было, что его, как самоубийцу, похоронили за кладбищенской оградой. Потом сообразил. Вот ограда из капитальных тесаных камней, вот выход. Чувствую – под ногами остатки булыжника: определенно старая дорога. Не здесь ли место гибели Венецианова, ведь он именно по этой дороге ехал? А от кладбища через луговину начинается село Поддубье.

– Что это вы тут потеряли? – из ближайшей калитки выходит старушка.

– Ничего не потерял, – говорю. – Но искать – ищу. Тут когда-то жил художник Сорока.

– Как же, Григорий! Он у помещика Милюкова садовником был, а у моего прадедушки грамоте учился.

– У Василия Матвеевича Владимирова?

Как только я это имя произнес, я для нее стал почти родственником. Тут она мне всю трагическую историю и рассказала, как в Григория Сороку была влюблена старшая дочь Милюкова Лидия Николаевна, и как Сорока ее любил, и как отец мешал их счастью, как сослал художника в Тамбовскую губернию и чем потом все это закончилось.

– Где же, – спрашиваю, – похоронили-то его?

– А тут кладбищенский сарай стоял, – машет рукой старушка. – Вот как раз за сараем у оградки, он же повешамшись (так тогда говорили), тут его прадедушка и положил…

Священник Владимиров, надо сказать, относился к Сороке как к родному сыну. Мало того что стал его первым учителем, но он, по-видимому, знал какие-то тайные и тонкие истории его любви. И в знак благодарности именно ему, Василию Матвеевичу, художник подарил свой альбом, в котором были нарисованы крестьяне из окрестных деревень – сейчас этот альбом хранится в Русском музее.

Еще старушка рассказала (а ей рассказывала ее мама), что сам Милюков-то пожить любил – тогда это так называли. А еще в гости к нему приезжал какой-то родственник по фамилии Новосильцев – орел, красавец. Пока отметим этот факт и эту фамилию.

Был уже поздний вечер. Я пошел к месту, которое она указала. Пятачок пять на пять метров, лежат камни из фундамента сарая – четыре большие глыбы, травища высоченная… Походил в сумерках, так ничего и не нашел.

Время шло. Я чувствовал, что надо все-таки отметить это место, пока оно окончательно не затерялось. И как-то осенью мы со священником Антоновым опять поехали в Поддубье. Из тех четырех глыб осталась одна, самая большая – ее, видимо, выковырять не смогли. Зашли мы под ветви старых лип, под золотые листья – и вот она, могилка! Хорошо просматривается, ориентирована согласно канону. И две обертки от поминальных конфет лежат – их, говорят, птички приносят на забытые могилы, есть такое поверье. Священник Василий Владимиров похоронил своего ученика именно здесь, потому что каждый раз, когда он шел на кладбище, проходил мимо могилы и еще раз встречался с Григорием. Это тоже говорит об их особых, почти родственных отношениях.

Через некоторое время нам удалось найти правнучку Сороки Варвару Григорьевну Новосильцеву. Как-то на Венециановских торжествах в Большом театре подсел ко мне знаменитый актер Михаил Царев.

– Ну как вам наш портрет? – а сам листает монографию по Сороке.

– Гениальный портрет, – говорю. А сам думаю: почему, собственно, «наш»?

– А не помните ли, этикетка там есть?

– И дарственная есть, «дар Новосильцевых». Но кто такие Новосильцевы, признаюсь, не знаю.

– Жена моя Варвара Григорьевна – урожденная Новосильцева. Как порода-то сказывается, до чего сильна природа! Глаза-то совсем милюковские, да и нос похож, – Михаил Царев листает монографию и показывает почему-то на портрет Сороки…

Я боюсь об этом говорить, здесь нужно быть очень осторожным. Но, по всей вероятности, и Варвара Григорьевна этого не отрицает, Григорий Сорока был незаконнорожденным сыном Милюкова! Это и объясняет всю трагическую историю. Я сам, как и многие, думал и писал, что помещик боялся позора, не хотел отдавать дочь замуж за бывшего крепостного. А он боялся совсем другого – кровосмешения.

Второй сын Сороки, предок Варвары Григорьевны, получил фамилию Новосильцев. А почему? Тоже вопрос, ведь он должен был быть либо Сорока, либо Васильев. Вспомните, та бабушка рассказывала, что в гости к Милюкову приезжал какой-то родственник, вроде бы племянник Новосильцев. Какова его роль в судьбе детей Сороки? Старший сын Константин как был, так и остался простым крестьянином. А его младший брат выказал усердие в рисовании, был приближен к дому, а потом был зачислен в привилегированное училище, в которое принимали только дворян. Он получил хорошее образование, впоследствии дослужился до смотрителя московских гимназий – это был очень большой чин – и стал главой весьма известного московского рода потомственных интеллигентов.

Основателем этого учебного заведения был Петр Иванович, отец Николая Милюкова. Не получилось ли так, что после того, как Сороки не стало, он попытался что-то исправить и дал хотя бы одному своему внуку фамилию и тем самым – жизнь? Похоже на правду, хотя бы с психологической точки зрения?

Это лишь один из эпизодов. На самом деле эта страница русской художественной культуры еще представляет собой огромное поле для размышлений и исследований. Мы лишь начали эту колоссальную работу.

Записала Наталья ЗИМИНА

99

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

В Твери прошел городской молодежный марш-бросок «Москва за нами!»
Несмотря на снег и холодный пронизывающий ветер, они пришли сюда, чтобы отдать дань памяти тем, кто ровно 75 лет назад остановил фашистских оккупантов на подступах к столице нашей Родины и перешел в контрнаступление, изменившее ход Великой Отечественной войны.
07.12.201620:02
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию