23 Марта 2017
$57.64
62.27
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Культура01.06.2010

Архитектурные фантазии русского Средневековья

Ровно через неделю эстафету у «каменщиков» (так называют себя археологи, изучающие каменный век) приняли медиевисты – специалисты по Средневековью. В этом году (а это уже восемнадцатое заседание) на семинаре «Тверь, тверская земля и сопредельные территории в эпоху Средневековья» разговор шел о постройках и застройке поселений эпохи Средневековья и Нового времени. Было заявлено 45 докладов, предъявлено около сорока.

Ровно через неделю эстафету у «каменщиков» (так называют себя археологи, изучающие каменный век) приняли медиевисты – специалисты по Средневековью. В этом году (а это уже восемнадцатое заседание) на семинаре «Тверь, тверская земля и сопредельные территории в эпоху Средневековья» разговор шел о постройках и застройке поселений эпохи Средневековья и Нового времени. Было заявлено 45 докладов, предъявлено около сорока. Формат семинара, как удалось выяснить, особенно нравится серьезным ученым: на конференции в рамках отведенного регламента можно лишь прочитать доклад; на семинаре же есть возможность обменяться мнениями, выслушать критику (иногда очень суровую) и скорректировать свои построения. Или дать возможность для корректировки коллегам.

– Нашей задачей была предварительная реконструкция застройки, исследованной археологическими методами, с попыткой выделить хронологические этапы, концентрацию построек, топографию улиц, площадей и проулков, – говорит организатор семинара, руководитель ТНИИР-центра Александр Хохлов. – Это очень важно, поскольку письменных источников практически нет. Есть только план, выполненный инженерным учеником Иваном Ярцевым в первой четверти XVIII века без масштаба и со сбитой ориентировкой. А потом регулярная екатерининская застройка полностью уничтожила историческую планировку Твери. В ходе этих исследований мы не только уточняем расположение градообразующих элементов, но и получаем информацию о древнем рельефе. Сейчас Тверь практически плоская, а тогда она была более живописной, существовали холмы, западины, высоты в два, три, четыре метра. Этот ландшафт утрачен, и город стал выглядеть намного скучнее.

Сотрудники (а точнее, сотрудницы) ТНИИР-центра представили в своих докладах небольшие фрагменты раскопанной дорегулярной Твери. Ирина Сафарова, Светлана Кунгурцева, Марина Нестерова, Асия Момбекова, Анастасия Иванова, Ольга Рыбакова, Светлана Попова восстанавливают историческую справедливость. И до екатерининской перепланировки здесь жили, и весьма неплохо, наши предки. Жили благостным усадебным укладом, выращивали капусту и торговали замор-скими товарами, теряли дорогущие каменные иконки и вполне простонародные стеклянные бусы. Про бусы уже XVIII века рассказывала Ирина Сафарова. Простите мне дамское любопытство: а что было модно триста лет тому? Народная стеклянная бижутерия по нынешним меркам выглядит весьма элегантно. Был же вкус!

Впрочем, мы отвлеклись. Без преувеличения сенсацией стал доклад преподавателя Тверского филиала Академии славянской культуры Алексея Салимова про Борисоглебский собор в Старице. Учитывая полученную еще летом информацию, мы попытались вообразить, как это выглядело на самом деле. И согласились с сотрудницей столичного НПРМ «Симаргл» Еленой Хворостовой: это же просто песня!

Вот представьте себе верхнее городище в Старице. Сейчас это просто плоское возвышенное место на левом берегу Волги, где пасутся козы и копаются археологи. А теперь чуть-чуть фантазии. Сначала мощные стены. А за ними феерическое сооружение – величественный пятишатровый храм с галереей, декорированный майоликой, сделанной по итальянскому образцу очень умелыми местными мастерами. Все это – в теплых золотистых тонах – сверкает и переливается на солнце. Осколки одного из панно, большого распятия, размещенного на апсиде, и обнаружил Алексей Салимов. Он же уточнил собственно архитектурную композицию здания. Оказывается, первоначальный проект предполагал трехглавое завершение, еще два шатра появились непосредственно в процессе строительства. Внутри галереи были обнаружены основания кирпичных опор, которые выглядели как пристроенные позже, но, по археологическим данным, были одновременными. Они-то и держали два дополнительных западных восьмерика, которые оказались меньше, чем восточные, что не соответствует известному (по мнению специалистов – «фантазийному») чертежу XIX века. Зачем князю Владимиру Старицкому понадобилось менять проект непосредственно в ходе строительства, мы уже никогда не узнаем. Можно лишь строить предположения. Хотя бы о том, что старицкий князь, бывший вторым человеком в государстве и имевший солидные права на престол, вознамерился превзойти возводившийся в это же время храм Василия Блаженного. Построенный, кстати, в честь взятия Казани, брал которую, между прочим, не лично Иван Грозный, а как раз Владимир Старицкий.

Постройке времен Ивана Грозного был посвящен еще один очень интересный доклад – сотрудники НПРМ «Симаргл» Артур Галашевич и Елена Хворостова рассказывали о церкви Успения Пресвятой Богородицы в селе Иваниши Старицкого района. Строил ее в 1534 – 1539 годах весьма колоритный персонаж – боярин Иван Шигоня-Поджогин, выполнявший по преимуществу весьма деликатные поручения русских царей. Этот мудрый человек сумел уловить момент и вовремя покинул большую политику. Отписал все имущество церкви и основал на своих землях Ванишский монастырь. При исследовании подвала храма обнаружились тесаные белокаменные блоки, идентичные тем, что использовались при строительстве старицкого Успенского собора. Которое контролировал упомянутый боярин. Что дало Елене Леонидовне повод поиронизировать: он не только свои деньги вкладывал, но и стройматериалами там поживился. Правда, судя по небольшому количеству этих блоков, был весьма скромен. «Слизывал» он в Старице не только материалы, но и планировочные решения – в Иванишах была построена отдельно стоящая звонница, граненая башня с белокаменным декором. Сейчас ее остатки включены в поздние пристройки. На одном из камней подклета, кстати, была обнаружена презабавная надпись: «Триидцать ушли к Е». Варианты расшифровки этой надписи Елена Леонидовна предложила озвучивать все-таки не непосредственно на семинаре, а приватно, в курилке.

Много внимания было уделено исследованиям пригородных тверских монастырей – о Савватьевом монастыре и о строительстве в Вознесенском Оршином монастыре во второй половине XIX века докладывали сотрудники «Симаргла», искусствовед Тверской картинной галереи Ната Майорова рассказывала об изображениях Желтикова монастыря на тверских иконах. Специалистов-археологов, кстати, очень заинтересовали доклады, посвященные иконописи. Оказывается, икона может быть источником обширной информации о том, как в разное время выглядел архитектурный комплекс. Правда, в некоторых случаях предстоит решить, что именно изображено на иконе – реально существующие постройки или своего рода проектная документация.

Пригородные монастыри представляют собой непочатый край работы для археологов. Причем этот «край» может запросто погибнуть: в Савватьевском монастыре, в свое время полностью уничтоженном, новая Знамен-ская церковь была построена приблизительно на том же месте, где находилась старая, и никаких предварительных археологических исследований не проводилось. Александр Хохлов просто-таки взывал бережнее относиться к земле, в которой хранится информация о существовавших здесь обителях. Археология остается единственным способом извлечь эту информацию, но если красиво прибраться бульдозером и экскаватором – можно считать, что мы уже ничего не узнаем.

Большая часть докладов была посвящена разным аспектам исследования культовых сооружений. Которые, как оказалось, специалисты рассматривают прежде всего в качестве источника сухой информации. Исследовавший средневековые погребения Троице-Сергиевой лавры сотрудник академического Института археологии Александр Высоцкий весьма буднично рассказал о том, что при вскрытии захоронения XIV века (а это вполне мог быть один из учеников Сергия Радонежского) над раскопом разнеслось благоухание, которое почувствовали все пять участников процесса. «Мы сначала даже подумали, что кто-то из нас чем-то намазался», – без всякого пиетета констатировал ученый. И еще отметил, что благоухание длилось ровно 30 часов.

Ближе к финалу выступил сам Александр Хохлов в соавторстве с Анастасией Ивановой, представил преинтереснейшую находку последнего полевого сезона – каменную резную иконку с изображением особенно почитавшихся в Твери святых врачевателей Козьмы и Дамиана. Она датируется концом XIII – началом XIV века и представляет собой дивный образец камнерезного искусства. У археологов на этот счет есть свои соображения и выводы. Однако, если подобная работа экспонировалась бы на выставке современного искусства, она имела бы изрядный успех. Весьма квалифицированный мастер явно работал по византийскому образцу, но создал весьма характерный и выразительный художественный образ.

– Этот семинар хорош тем, что на нем поднимаются глобальные проблемы планировочных решений не только отдельных участков поселений, но и целых городов, – подвела итог Елена Хворостова, – причем к решению этих проблем привлекаются и собственно археологические данные, и архивные изыскания, и данные естественнонаучных исследований. Но здесь вводятся в научный оборот и сведения, полученные буквально прошлым летом. Надо заметить, что Тверь становится крупным центром не только по объему проведенных исследований, но и по уровню научного осмысления материала – здесь формируется собственная археологическая школа. Возможно, это связано с тем, что здесь уделяется большое внимание охранным раскопкам, проводящимся перед началом практически всех строительных и земляных работ – этим Тверь выгодно отличается от многих других областных центров.

Мы не могли не поинтересоваться у признанного специалиста в области археологии архитектуры:

– Елена Леонидовна, вы ведь знаете нашу область вдоль и поперек?

– Разумеется, нет – она столь обширна!

– Какие места и объекты представляют наибольший интерес?

– Я могу говорить лишь о тех местах, где сохранились достаточно ранние памятники. Очень долго будет оставаться интересным Успен-ский монастырь в Старице. Серьезные исследования в Торжке ведет Петр Малыгин. Практически ничего нет по Ржеву, а там очень много разрушенных памятников. В самой Твери есть чрезвычайно интересный, но трудно до-стижимый памятник – основание церкви Белой Троицы. Со Спасо-Преображенским собором сложнее. Если бы там удалось провести полномасштабные исследования на всей площади, вскрыть весь XVII век, – возможно, нам бы удалось засечь следы более раннего домонгольского храма. Очень интересны пригородные монастыри – Желтиков и Николо-Малица, которые не копали никогда, а также Федоровский монастырь. В Твери очень много других интересных объектов.

А тема следующего семинара, который состоится ровно через год, уже известна. Он будет посвящен одному из основополагающих явлений материальной культуры – керамике.

Наталья ЗИМИНА

81

Возврат к списку

В Твери названы имена лучших молодых поэтов России
Во вторник Тверь стала литературным центром всей нашей огромной страны: во Всемирный день поэзии в столице Верхневолжья подвели итоги Всероссийского конкурса молодых поэтов «Зеленый листок», учрежденного поэтом Андреем Дементьевым. Награждение победителей проходило в единственном в России Тверском Доме поэзии.
22.03.201721:38
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31 1 2
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию