23 Ноября 2017
$59.01
69.4
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Общество 01.06.2010

Сибиряки благодарят за память

В бежецкие края Андрею Владимировичу Ларину предписала попасть судьба. Выпускник Киевского суворовского училища, русский офицер, служил в Калининграде. Местом последнего назначения для офицера Владимира Ивановича Ларина, отца нашего героя, стала Тверь. Теперь понятно, почему и сын здесь. Объяснить, почему сельским делом занялся, труднее.

В бежецкие края Андрею Владимировичу Ларину предписала попасть судьба. Выпускник Киевского суворовского училища, русский офицер, служил в Калининграде. Местом последнего назначения для офицера Владимира Ивановича Ларина, отца нашего героя, стала Тверь. Теперь понятно, почему и сын здесь. Объяснить, почему сельским делом занялся, труднее. Но сейчас Ларин не в угоду моде охотно позиционирует себя как офицер-фермер. Они, отец и сын, единомышленники. Сегодня мы в гостях у Андрея в бежецком поместье Княжево. Он, кстати, не раз добрым словом поминал хозяйку поместья Марию Афанасьевну. И даже сквозь толщу лет словно просит прощения за то варварство, что сотворили с ее усадьбой. Простите, Мария Афанасьевна.

Простите, Мария Афанасьевна, и за «Ройял» Вот даже не знаю, так ли написала название страшного зелья, которым на заре свободного рынка травились русские мужики. Здесь, в бывшей барской усадьбе Княжево Бежецкого уезда, в имении генерал-майорши Марии Афанасьевны Антоновой по «Межевому делу» от 1848 года значились 11 домов и регулярный парк. Это в архивах нашел Андрей Ларин.

Те дома состарились невероятно. До революции ими издалека, из Германии, владел фон Обельгаут. Потом дома стали общими. В годы Великой Отечественной в барских покоях перед отправкой на фронт выхаживали раненых бойцов. Квартировали тут и какие-то склады. Долгое время, до девяносто второго, был филиал Бежецкой ЦРБ: запахи хлорки не врут. Ну а потом уж другая барыня пришла – приватизация. Купили какие-то суслики больничку, благо на отшибе, и давай гнать этот самый «Ройял». До самой посадки. Пустой тары еще на два срока осталось. Теперь это уж не их забота, куда девать неликвид: нетипичная бутылка, ни подо что, видать, уже негодная. Насыпью. Горы до потолка. Чьи-то спасенные жизни.

Архитектура домов явно нероссийского покроя. Чуть в отдалении друг от друга, они в то же время словно видят соседей. Обнаженные от обшивки бревна производят впечатление не просто крепких – медово-вековых. Полы почти из полубревна, под слоном и то не прогнутся. Сохранились частично и родные двери, добротного дизайна, неброско-солидные. Кое-где переложены печи. Литье – задвижки, заслонки, дверцы – ровесники, им, как и домам, никак не менее полутора веков. Соснам, липам и елям столько же. А вот сад на взгорье вымерз. Об этом с сожалением рассказывал Ларину один из местных старожилов. На вопрос, когда, ответил с ходу: «Дак в финскую ж! Тогда, помню, морозом птиц на лету ковало».

Юный сад на 200 дерев заложен. Ему еще страшны и морозы, и зайцы. Но хозяева знают точно: саду быть. Потому что вырисовывается профиль будущего дела.

Профиль будущего дела

Скорее всего Княжево в будущем может стать местом отдохновения (туризм, симпозиумы, всевозможные летние и зимние школы). Часть комнат отстроена. Ждет своего череда каминный зал, абрисно просматривается обширная веранда с выходом в регулярный парк. Где, кстати, еще угадываются аллеи. Их называли когда-то вполне оригинально: Дачная, Брачная, Мрачная. Почти по Бунину – темные аллеи. Когда же сюда пришли Ларин и его союзник инженер-механик Николай Иванович Косарев, округа представляла собою чащобу, череду свалок и сиротливо-забытые дома.

Надо думать, немало почесали радетели затылок, прежде чем решиться на восстановление усадебного комплекса. Пока экспериментируют. Ларин и до сего срока не ходил в бездельниках. В полушутку говорит: «Денег должно хватить на выполнение боевого задания. Сейчас у нас тут во всем нулевой цикл. Не минус, но пока только нуль».

Но уже очищаются два проточных пруда. Значит, скоро быть тут и рыбе, и птице, гусю-лебедю. В округе – речка Молога, живые, очищенные от ила и мусора говорливые роднички. Тяжело сразу за все браться. Но сугубо хозяйственные труды укрепляются духовными, культурными. По мысли Ларина, профиль будущего дела должен быть однозначно добрым. И недаром же его освятил иерей Феодор, он из офицеров, правда, морских. И тут уж совсем уместно напомнить, что глава Бежецкого района Михаил Шибанов пришел во власть из офицерского корпуса. Сегодня он, бесспорно, союзник Ларина. И появление на земле, где творили Ахматова, Гумилев, Шишков, Андреев, нового культурно-туристского приюта можно рассматривать в русле исторической логики развития благодатного бежецкого края. Дома Ларин со други своя восстановит. Более того, он уже сегодня стремится вдохнуть в них вещную жизнь. Андрею Владимировичу удалось частью купить, частью получить в подарок от местных жителей чугунки, прялки, самовары, рушники. А еще лампы и лампадки. При том что свет и воду – основу основ – уже проложили к каждому дому. Под землей. А бетонные столбы, даже крепкие, убрали. Они режут пространство, это же неэстетично. Вот чудеса: тут при свете и без света кролики плодятся ну просто как кролики.

Кролики плодятся, как кролики

Они, ушастые – серые, белые, коричневые, палевые, здесь повсюду. Глядь, трава шевелится. А это очередной братец или сестричка. Сначала мы подумали: сбежали, наверное, косые из клеток. А у них и вовсе нет клеток. Живут где хотят. Кажется, породнились с местными дикими. Они абсолютно не болеют, веселы. Если и воюют, то с курами из-за морковки. Да и вообще здесь все живое имеет волю вольную. Под прошлый Новый год косулечка пожаловала. Поела сена и ушла. Кроликов, повторим, тут никто не считает. Кормят, любят – и все: «Инна, моя жена, иногда просит привезти кролика на обед. Привожу. Она сразу видит – из магазина. Ну не могу я своих-то… Она догадывается, конечно». У Лариных трое детей. Сын Дмитрий по суворовским стопам деда и отца пошел, младшие его дочери Настя и Кира, как и мама Инна, Княжево полюбили. Да и как могло быть иначе? Там папа. Там живая красота – пчелы, собаки, кролики, крикливые индюки. А будет еще рыба в прудах. Цесарки скоро появятся. «Представляете, они вообще не болеют сальмонеллезом, в яйце фосфора больше, чем в рыбе, его с пяти метров брось – не разобьется».– «И откуда вы все это знаете?» – «Да вот книжки читаю», – с лукавой издевкой говорит Ларин. Они оба, и Андрей Владимирович, и Николай Иванович, точны до афористичности. Вот и о нацпроекте Косарев сказал однозначно: «Чтобы проект заработал, нужна такая малость – чтобы человек труда мог жить своим трудом».

Нацпроект: чтобы человек труда мог жить своим трудом

Это не лозунг. Попытка – очередная и дай Бог успешная – разумного обустройства жизни на российской, тверской земле. По простым и ясным законам естества.

Один из знакомых председателей как-то горько сказал Ларину: «Что, фермером хочешь стать, от земли капитал растить? Ну-ну, года через три поглядим, как укатают очередного сивку крутые горки».

Не обиделся Ларин на горькую правду. И не такой уж он простак, чтобы ставку сделать на одну какую-то отрасль. Как видим, задел есть. И есть вера, что власти от верховных до районных всерьез говорят о поддержке отечественного фермера, офицера-фермера.

Фундаментальные решения на этот счет приняты. Но легко увязнуть в частностях, в конкретике. Спроси таких, как Ларин и Косарев, что перво-наперво надо пересмотреть в балансе взаимопонимания центр – регионы, власть – фермер, выводы будут по-офицерски конкретными и краткими: «Давайте сделаем одну простую вещь. Пусть молоко имеет цену 9–10 рублей за литр, картофель 7–8 за килограмм, мясо хотя бы 100–120. Тогда можно выдержать цены на горючку и электричество. Мы даже без кредитов обойдемся. Иначе всё – утопия».

Опасно чувство пораженцев. Не удастся выстоять нынешним крестьянам – и колхозам, и фермерам, и личным подсобным хозяйствам – ни у кого не найдется слов на новые призывы работать на земле. Что куда опаснее – не отыщется больше тех молодых, кто готов идти на прорыв.

Что пока происходит? Бежецкие крестьяне сдают на рынок оптом свинину по 60 рублей, а там она стоит 190. Чтобы самим пробиться, надо 200 рублей за место легально отдать и еще больше без квитанций. Иначе… печальных примеров слишком много. Кто будет сегодня отрицать подобный факт – не иначе как лгун. Еще довод. У крестьян по 5.40 купят цельное молоко, разбавят в два раза и продают здесь же под громкой маркой. Ну задавили мастера закулисья! Мороженого тверского и того не стало. Стыд! Почему-то, говорят, невыгодно.

В Княжеве еще о многом говорено. Например, почему в том же Краснодарском крае солярка дешевле, а молоко дороже? Мы же в одном правовом пространстве! Может, потому, что дикому рынку не боятся противопоставить законный окорот и элементарный расчет? С чем тут поспоришь?

Ларин уверен: еще вчера надо было на стыке интересов тверского сельского товаропроизводителя и потребителя создать специальную менеджерскую службу. Чтобы споро и с толком двигался родной продукт из села к городу, от человека к человеку. А следом шли деньги и тратились на самое главное, работали на привесы, надои, рост поголовья и доходов. Если и это кто-то посчитает идиллией, плохи наши дела.

Но еще раз вернемся к Ларину. Земли у него девять гектаров. Их обмерили, но чтобы оформить в собственность эту землю, понадобилось два года и 5,5 тысячи рублей. Для ведения фермерского хозяйства земли надо во много раз больше. А только за межевание одного гектара надо теперь выложить 5,5 тысячи рублей. Почему? Кому выгодно такой вот шрапнелью лупить по своим, по тем, что поднимаются первыми в атаку? Ну нет ответа.

А эти, упертые, все равно твердят: «Можно все решить. Ведь в одном государстве живем. Скажем, нам нужен экскаватор. Их, отличные, производят в Твери. Неужели откажутся от поставок нашего молока, картофеля, мяса в заводскую столовую? Наши цены их устроят, за качество тоже краснеть не придется. Будем пытаться исключить из формулы «товар – деньги – товар» ныне самое слабое медленное, даже криминальное среднее звено. Нерыночно? Зато эффективно. В данное время в данном конкретном случае. Не человек же для рынка, а рынок для человека».

…Стоит чуть в отдалении от барского дома грозный остов БТРа. Куплен Лариным давным-давно по цене металлолома: «Вот поставим тракторный движок, и получится у нас отличный колесник. Землю будем пахать, народ городской катать…»

Признаюсь, и в этот раз я не до конца просекла, шутит Андрей Ларин или чистую правду говорит. Скорее все же правду. Посмотрите-ка на заголовок. Философ Ларин знает точно: разнообразием сильна природа. И жива экономика, добавим после знакомства с обитателями пенат офицера-фермера. А уж какой вектор обретет дело офицера-фермера, во многом зависит от поддержки президентского проекта федеральными и региональными властями. Главное – пока в России есть отважные сыны.

Кира КОЧЕТКОВА

115

Возврат к списку

Губернатор Игорь Руденя провел инспекционную поездку по Твери
Облик города – из чего он складывается? Детская площадка во дворе и брусчатка на центральной площади. Дорога к школе и пандус у поликлиники. Все это – штрихи к портрету нашего города.
22.11.201719:34
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 1 2 3
Новости из районов
Предложить новость