21 Ноября 2017
$59.27
69.67
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Культура 01.06.2010

Ученая династия

Студенчество охотно творит свои легенды. Но редкая из них живет дольше, чем учатся ее создатели. Пришло время рассказать о семье, снабжавшей легендами несколько поколений тверских студентов.

Студенчество охотно творит свои легенды. Но редкая из них живет дольше, чем учатся ее создатели. Пришло время рассказать о семье, снабжавшей легендами несколько поколений тверских студентов.

Три брата

Начать эту историю можно и вовсе по-сказочному. Жили-были три брата: Павел, Ефим и Евгений. Все они были хороши собой, умны и хорошо воспитанны, благо родители у них были людьми вполне приличными. Их отец, Александр Федорович Беренштейн, окончил медицинский факультет Харьковского университета. В Тверь он прибыл в 1918 году, мобилизованный в Красную армию в качестве врача-стоматолога. С их мамой, Ревеккой Ефимовной, он случайно познакомился в Бологом, куда та бежала из Латвии от немцев вместе с родителями. В Твери Александр Яковлевич и начал свой трудовой путь сначала в поликлинике НКВД на улице Софьи Перовской, а потом в разных медучреждениях, став в конце концов заведующим первой в городе специализированной стоматологической поликлиникой. Весь город знал и чтил его как замечательного специалиста.

Их первенец, Павел, родился в январе 1922 года. В июне 1923 года родился Ефим. А младший, Евгений, появился на свет 17 апреля 1929 года. Жила вся семья на улице Каляева (нынешняя Симеоновская) в щитовом доме. Этого дома давно уже нет. Удобств никаких в нем, конечно же, не было, так что работы по дому хватало на всех трех братьев. Тем более что когда младший немного подрос, их мама тоже пошла работать. Она к тому времени окончила учительский институт и преподавала немецкий язык в 12-й школе. Здесь же учились и старшие братья. А младший, Евгений, в 1936 году пошел в первый класс в 6-ю школу.

Самым заметным из братьев, по общему мнению, был средний – Ефим. Он и ростом был повыше, и статью удался. На своей улице он был «королем»: девчонки на него заглядывались, мальчишки побаивались, поскольку был Ефим задирист и спуску не давал никому. Случалось, соседки жаловались его матери на сына. А та мудро отвечала: «Давайте не будем вмешиваться в их дела. Дети поссорятся и помирятся, а мы можем остаться врагами».

В 1939 году старший из братьев, Павел, окончил школу и поступил в Московский электромеханический институт инженеров транспорта имени Сталина.

Подступившая тем временем война поломала все планы.

Александра Федоровича призвали из запаса первым – в те же войска НКВД, к которым он имел отношение еще с гражданской.

Павел, как студент оборонного по сути вуза, имел бронь. Однако учеба ему с начала войны, как говорится, на ум не шла. И он пошел добровольцем в армию. Тогда в войсках и со средним образованием людей было немного, так что Павла сразу определили на офицерские курсы. Закончил он их артиллерийским лейтенантом и первое по-настоящему серьезное боевое крещение получил уже под Сталинградом. Орден Красной Звезды, полученный за эти бои, говорит о том, каким было это крещение. Потом были другие бои, ранения. Особенно тяжелое было получено им в 1944 году. Одна нога была буквально разворочена осколком от бедра до колена. Ему грозила ампутация, но ногу удалось сохранить и вновь вернуться на фронт. Воевал в Белоруссии, потом в Литве. После освобождения Клайпеды был назначен заместителем военного коменданта города. Демобилизовался в 1946-м.

Ефима после призыва тоже направили на офицерские курсы. Так случилось, что в июле 1943 года семья Беренштейнов снова – и в последний раз – собралась в родном городе вместе. «Да приблизится час, когда снова все мы, в условиях мира и благоденствия, соберемся вместе, дабы отпраздновать великую победу над злейшим врагом человечества. Эта встреча в наших сердцах сохранится до последних дней» – такую надпись сделали они на фотографии, запечатлевшей трех братьев и их родителей 18 июля 1943 года.

Ефим стал минометчиком. Воевал он лихо, о чем свидетельствуют два полученных им боевых ордена. 6 июня 1944 года при форсировании реки Березины в Белоруссии старший лейтенант Ефим Беренштейн погиб смертью храбрых. Его имя осталось на братской могиле – и в памяти близких. Когда у Павла, уже через 12 лет после войны, родился сын, споров об имени не было – его назвали Ефимом.

И еще одна драматическая деталь. У Ефима осталась невеста. Ее звали Людмила. За годы войны она привыкла приходить к Ревекке Ефимовне, как к близкому человеку. И после того как пришла «похоронка», она продолжала ходить к Беренштейнам, как к близким людям. Так продолжалось и год, и два. В конце концов Ревекка Ефимовна сказала ей: «Хватит ходить к нам, дочка. Тебе замуж выходить надо, а не мертвого жениха оплакивать». И Людмила приходить перестала. А уж вышла она замуж или нет, осталось неизвестным.

Не обошла война и младшего, Евгения, которому к ее началу исполнилось всего 12 лет. В начале октября 1941 года, когда Калинин уже вовсю бомбили, они с матерью и братом Ефимом эвакуировались. Добрались до города Котельнич Кировской области. Ефим оттуда пошел в армию. А Женя с матерью промыкались зиму в подвальной комнате, где было и сыро, и холодно. С работой у матери сначала не получалось, так что жить было практически не на что, то есть попросту голодали. Потом мать все-таки устроилась на работу, а к лету 1942 года они вернулись в Калинин.

Город все еще оставался прифронтовым. Многие школы были заняты под госпитали, так что занятия проходили где придется. Женя учился в школе, которая занимала помещение медучилища в Кооперативном переулке (теперь это Тверской проспект). В одном классе с ним учились еще два героя «Тверской саги» – будущий знаменитый поэт Андрей Дементьев и красавица Майя Амдур, дочь «врага народа» Залмана Амдура. Но самым близким другом Жени стал Толя Лебедев. С ним вместе они и пошли в военкомат, хотя обоим исполнилось к тому времени только по 15 лет.

Военком, надо отдать ему должное, отнесся к мальчишкам с пониманием: «Хотите быть полезными фронту – пожалуйста». И направил их в сортировочный эвакогоспиталь № 4749, который в это время как раз формировался на базе общежития пединститута в Студенческом переулке (теперь это корпус «Б» ТвГУ). Делали все, что придется: таскали и устанавливали койки и другую мебель, собирали белье. Потом, когда госпиталь наполнился ранеными, возили для них хлеб на лошади. В школу ходили не каждый день, а в госпиталь – каждый. Для них, как и для взрослых, главным делом жизни в эту пору была война. Вообще эти школьные годы – с 6-го по 10-й класс – Евгений Беренштейн и по сей день считает главными в своей жизни.

Путь в науку

Так получилось, что, несмотря на солидную разницу в возрасте – 7 лет, в Калининский пединститут Павел и Евгений поступали одновременно. Правда, у Павла за плечами были фронт и два курса железнодорожного института. Но возвращаться туда он не захотел. Как-то понял за эти годы, что его призвание – не инженерное дело, а гуманитарная наука. И подал документы на филологический факультет. А брат Евгений, только что закончивший школу, поступил на исторический. Учились оба брата хорошо, но старший, можно сказать, стоял потверже.

Во-первых, вскоре после демобилизации он женился. Причем на своей однокласснице. Отец его жены Галины Михаил Леонидович Невский был человеком весьма известным, причем не только в Твери. Сын сельского священника из села Пречистый Бор, окончивший Тверскую семинарию, в годы революции стал большевиком. С 1927-го по 1930 год он был директором Тверского краеведческого музея, одновременно учась на естественно-биологическом факультете МГУ. Почти тридцать лет – с 1933-го по 1962 год – заведовал кафедрой ботаники естественно-географического факультета КГПИ, став крупнейшим исследователем растительного мира Верхневолжья. До сих пор самые способные студенты-естественники ТвГУ получают стипендию его имени.

Безусловно, близкое родство с таким ученым, как Михаил Леонидович, само по себе подвигало к науке. Ко многому обязывало и членство в партии, в которую Павел вступил на фронте. Правда, как раз в годы их учебы началась антисемитская по сути кампания «борьбы с космополитизмом». Но Беренштейнов, как ни удивительно, она коснулась мало. Были, конечно, косые взгляды, неприятные намеки, но в целом обстановка в нашем пединституте была более терпимой, чем в большинстве столичных вузов. И в 1950 году, после окончания института, ничто не мешало Павлу Беренштейну поступить в аспирантуру. Более того: она стала как бы исполнением партийного поручения. Фронтовика, коммуниста, получившего высшее образование, для укрепления идеологических кадров направили не просто в аспирантуру, а в аспирантуру философскую. Ее он и закончил в 1953 году. После защиты диссертации в Ленинградском университете получил назначение в Калининград. Для философа трудиться в городе Канта и почетно, и ответственно. Надо сказать, что в оттепельные хрущевские времена, уже став деканом филфака, Павел Александрович выступил с инициативой присвоить Калининградскому университету имя Иммануила Канта. Правда, тогда эту идею сочли слишком экзотичной. Теперь же этим именем никого, конечно, не удивишь.

Путь Евгения в науку оказался не столь прямым. После института его направили в Калязин – преподавать историю в машиностроительном техникуме. Через два года вернулся в Калинин и поступил на работу в 12-е училище, где, можно сказать, и нашел свою судьбу – в лице Клавдии Дмитриевны Каратаевой, тогда совсем молодой преподавательницы того же училища, выросшей в большой семье рабочего-железнодорожника. Семейная жизнь, учительство, казалось, повернули Евгения Беренштейна на совсем другую, далекую от науки дорогу. Но пример старшего брата, его настойчивые советы побудили Евгения после десяти лет учительства в том самом 1960 году, когда у него родился уже второй сын, Владимир (старший, Александр, родился в 1954-м), поступить в очную аспирантуру. Родители их к тому времени уже умерли, и Евгений с семьей продолжал жить в том же самом доме на улице Каляева – буквально в двух шагах от родного факультета.

Когда Павел в 1964 году вернулся из Калининграда в родной город, Евгений уже преподавал на истфаке.

С этого времени слава о братьях Беренштейнах, их искрометных, остроумных и всегда содержательных лекциях и семинарах пошла гулять по городу. Они работали в разных вузах (Павел преподавал в политехническом институте) – тем шире была их известность в студенческой среде. Во второй половине 1960-х я учился в Москве, но и до меня доходила эта слава – разве только не сразу я запомнил, какой Беренштейн из «педа», а какой – из «политеха».

В 1971 году, как известно, Калининский пединститут был преобразован в университет. Среди новых факультетов был и экономический, куда перевелся из Ленинграда мой брат. Теперь я Беренштейнов не путал: Евгений Александрович стал преподавать именно на этом факультете.

Можно представить, каково человеку, уже переступившему 40-летний рубеж, менять научную специальность, осваивать совершенно новую для него науку, к тому же столь динамичную и требующую постоянного обновления знаний, как экономика. С этой нелегкой задачей Евгений Беренштейн не просто справился, но справился блестяще. Более ста научных и методических публикаций, ряд изобретений и рационализаторских предложений, направленных на повышение социально-экономической эффективности промышленного производства, – таков впечатляющий итог его более чем тридцатилетней работы в качестве ученого-экономиста. За эти годы он стал видным специалистом по научному социально-экономическому консультированию. К этому надо добавить весьма плодотворную просветительную деятельность в рамках общества «Знание», где Евгений Алексанрович более двадцати лет возглавлял совет по экономике.

Третье поколение

У одного из Беренштейнов мне все-таки довелось учиться – правда, всего пару недель, пока продолжались занятия на курсах в институте усовершенствования учителей. Занятия по мировой художественной культуре вел Ефим Павлович Беренштейн, которого как внука Михаила Невского можно отнести уже к третьему поколению ученых и преподавателей из этого блистательного семейства. Широчайшая эрудиция и многочисленные таланты Ефима принесли ему известность, пожалуй, не уступающую известности его отца и дяди. Превосходный лектор, автор не только многих научных работ, но и нескольких поэтических книг, отмеченных любителями и знатоками поэзии не только в Твери, неутомимый общественник, театральный критик – этот список можно продолжить.

Преподавателем был и Александр Евгеньевич Беренштейн – талантливый экономист, красавец и умница, ставший, увы, жертвой жестоких нравов отечественного предпринимательства начала 1990-х годов. Зато его младший брат Владимир в этих бурях устоял.

Не исключено, что скоро проявит себя на ученой стезе и четвертое поколение: Сергей Беренштейн, сын Ефима, внук Павла и правнук Михаила, намерен поступать в аспирантуру. Знаю его как весьма способного студента, вполне могущего стать достойным продолжателем ученой династии.

Автор: Сергей ГЛУШКОВ
617

Возврат к списку

В Твери чествовали работников сельского хозяйства
Рачительные хозяева, упорные и терпеливые труженики, наши кормильцы – это все про них. Сегодня в тверском ДК «Пролетарка» чествовали работников сельского хозяйства, пищевой и перерабатывающей промышленности.
17.11.201719:48
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 1 2 3
Новости из районов
Предложить новость