18 Января 2017
$59.4
63.29
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Общество 01.06.2010

Звонят колокола, скорбя о нем

Памяти отца Бориса (Ясинского)

Не уважать его мы просто не могли…

Наверное. отца Бориса в Старице и округе знают многие. Еще в детстве, а это были 1970-е годы, мы украдкой брали у него конфеты (он всегда щедро угощал ими ребятишек) и с удивлением смотрели вслед белой пузырящейся рубашке, в которой он в любую погоду мчался на мотоцикле. А особо любопытные, одевшись потеплее, ходили в жгучий мороз на Волгу смотреть, как отец Борис купается в проруби. Со времен школы мы усвоили, что поп – это плохо, это пережиток прошлого, но отца Бориса не уважать просто не могли. А после случая на Волге в глазах старичан он стал еще более уважаемым и загадочным. Об этом в газете не писали, по радио не говорили (герой был не тот), а все, что там произошло, передавалось из уст в уста.

…В 60-е годы Волга была рекой полноводной, весной вода поднималась до стен монастыря. Так было и в тот день: шел лед, берега были усыпаны народом, и вдруг люди остолбенели: на отдаляющейся от берега льдине стоял мальчик. Казалось, уже ничто не могло спасти его, когда на берегу появился отец Борис. Ребенок был спасен, а на теле спасателя еще долго оставались кровоподтеки и ссадины.

За долгую жизнь чего только не было! А родился отец Борис в Белоруссии, в семье священника. И дед, и прадед, и сколько он знает своих предков, все они были священниками православной церкви. Сам же он закончил духовную семинарию в Вильнюсе, потом два курса богословского факультета Варшавской академии. Смерть отца лишила его возможности учиться дальше. Нужно было начинать самостоятельную жизнь. Отец Борис стал настоятелем церкви в небольшом белорусском местечке. Венчался. Его жена Мария Павловна окончила гимназию, учительские курсы, преподавала в школе немецкий язык, естествознание, физкультуру.

После того как она вышла замуж за священника, ей предложили покинуть школу. Что было делать? В местной больнице постоянно не хватало медицинских работников. Мария Павловна стала заниматься на вечерних курсах в медучилище и за два года получила специальность медсестры.

Так и жили с верой в Бога, с надеждой на лучшее. Растили двоих сыновей, Павла и Александра, и не знали, что ждет их разлука в несколько десятилетий.

«Для меня война закончилась только сейчас…»

С отцом Борисом достаточно хорошо мы знакомы с тех пор, когда он пришел в райком партии с просьбой помочь ему газифицировать церковь и нашел поддержку у А.Козлова, второго секретаря. Долгие годы Борис Александрович перечислял деньги из своего скромного жалованья в Фонд мира. И когда я сказала, что хотела бы написать о нем, он задумался: «Может быть, не надо? Боюсь подвести вас, ведь я восемь лет в лагерях сидел… Для меня война закончилась только сейчас».

И рассказал одну из трагических историй своей жизни.

…Уже на второй день войны в Синявку (местечко в Белоруссии, где служил настоятелем церкви отец Борис) пришли немцы. У священника, который жил недалеко от Синявки, сын пошел служить полицаем, за что и сам, и отец его с матерью были расстреляны партизанами. По указанию высших церковных властей Ясинский на лошадях привез трупы в свою церковь, туда же приехали два священника из райцентра, которые и отпели убиенных. Было это в 1942 году, а в 1947-м появилось дело, в котором говорилось, что в своей проповеди по убитому полицаю и его семье отец Борис агитировал против советской власти. Пять раз собиралась «тройка», чтобы определить отцу Борису «возмездие» – не было убедительных доказательств. И только на шестом заседании объявили приговор: 10 лет лишения свободы в исправительно-трудовом лагере с поражением в правах на 5 лет.

А потом началась нечеловеческая жизнь в сибирских лагерях…

После восьми лет лагерной жизни он вернулся в Белоруссию и сразу же по вызову владыки Варсонофия приехал на службу в Бежецк, а через несколько лет – в Старицу. Впоследствии за безупречную службу владыко наградил отца Бориса камилавкой (почетной наградой священника). После долгой разлуки с семьей появилась надежда на совместную жизнь, но этому опять не суждено было сбыться. В старицкой больнице отказались принять Марию Павловну на работу медсестрой по причине того, что муж ее священник. Только в 1978 году, когда Мария Павловна вышла на пенсию, смогла она приехать в Старицу, и супруги стали жить вместе.

…Все эти годы отец Борис и его семья надеялись, что справедливость восторжествует, его доброе имя будет восстановлено. В 1993 году Борис Александрович сам едет в Синявку и ищет свидетелей тех далеких трагических лет.

Из показаний жителей местечка Синявка Клецкого района Минской области (документы были представлены военной коллегии Верховного суда Республики Беларусь): «Мы, нижеподписавшиеся жители местечка Синявки Клецкого района Минской области, подтверждаем, что во время оккупации бывший священник, настоятель Синявской Николаевской церкви Ясинский Борис Александрович оказывал помощь лежавшим в местной больнице без присмотра советским раненым военнопленным солдатам, ему помогали в этом псаломщик и две медсестры. Кроме того, в здании почты был лагерь для военнопленных. Ясинский во время богослужения попросил прихожан собрать продукты для пленных. Было собрано две подводы. В пасху Б.Ясинский все это раздавал военнопленным и христосовался с каждым из них. Кроме того, с начала прихода немцев Ясинские приютили у себя раненого украинца Гришу Федоша, семнадцати лет, который жил у них и считался сыном до конца войны. (Гриша убежал с поезда, на котором подростков везли в Германию. – Авт.)».

Под этим показанием, заверенным сельсоветом, стояло много подписей. Дело Ясинского еще раз рассмотрела военная коллегия Верховного суда Республики Беларусь, в результате Борис Александрович по данному делу был реабилитирован.

Что ж, война для отца Бориса действительно закончилась только сейчас. А восстановить доброе имя ему помогал внук Сергей.

Дед и внук

Этот разговор состоялся давно и совсем случайно. Сергей, внук отца Бориса, как обычно, приехал в отпуск к бабушке и дедушке. Увидевшись на улице, разговорились. «У каждого мальчишки в детстве был свой герой, – немножко смущаясь, рассказывал Сергей, – я же всю свою жизнь, а мне уже за 30, хочу быть похожим на деда. Он был и остается моим героем. Если у меня будет семья, я еще холост, очень хотел бы, чтобы взаимоотношения в ней были такими же, как у дедушки с бабушкой. Они оба лидеры, но каждый из них умеет вовремя, если это надо, остановиться, выслушать и понять другого. Они меня вырастили, помогли получить образование, закончить Минскую консерваторию, я им за все очень благодарен».

Об отношениях деда и внука многое говорят письма Сергея

Из письма прокурору Минской области:

«Я, Ясинский Сергей Александрович, внук священника Ясинского Бориса Александровича… Не могу мириться с обвинениями, положенными в основу осуждения моего дедушки в те далекие трагические годы. Глубоко понимаю сложную противоречивую обстановку, в которой невиновного человека можно было легко оклеветать и уничтожить, а тем более попа.

С болью в сердце воспринял я постановление президиума Минского областного суда от 24 февраля 1993 г., отказавшего в реабилитации человеку, являющему собой пример неутомимого трудолюбия, верности служения церкви, доброй воли и благородства, единственному, кто в моей жизни являет образец твердости духа в вере и любви, сохранившему лучшие традиции православного воспитания: бескорыстного отношения к людям и жизни».

Из письма Сергея в Старицу:

«Дорогие мои, любимые Дедушка и Бабушка. С Новым годом, с новым счастьем! По приезду из Франции (там он гастролировал с ансамблем. – Авт.) меня ожидала большая радость – документы из прокуратуры и Верховного суда о реабилитации. Это событие взволновало меня до слез. Я счастлив! Поздравляю тебя, мой дорогой Дедушка, и тебя, моя дорогая Бабушка, с этим долгожданным справедливым решением…».

…Сколько же трагичного было в жизни этого человека! Все изведал: ложь и клевету, оскорбления и унижения… Но вот обиды, а тем более зла ни на кого не держал. «Переносить трудности, унижения и прощать мне помогала вера в Бога, – говорил отец Борис. – В душе народа она всегда жила. Главное, чтобы Бог и вера всегда были с нами».

Вспоминая о прожитом, отец Борис часто произносил: «…А люди там ко мне хорошо относились». Удивительно ли? Людей не обманешь, они, как правило, рассчитываются тем, чем сам им платишь.

Когда отцу Борису присваивали звание «Почетный гражданин города Старицы», все, кто находился в зале районного Дома культуры, а это более 500 человек, встали и долго стоя аплодировали.

И уже когда он не служил в церкви, люди шли к нему домой, шли со своей болью и страданиями, шли исповедоваться, искать совет и утешение. Он искренне любил людей и хотел помочь каждому.

***

На Ильинской церкви звонят колокола. Звонят по отцу Борису. Четыре десятка лет он переступал порог этого храма, чтобы служить Богу, чтобы помогать своим прихожанам обрести душевный покой и уверенность в жизни, чтобы быть вместе с нами и в горе, и в радости.

В светлую ночь Рождества Христова отца Бориса не стало. Его светлая и чистая душа пример всем нам, верующим и неверующим, пример отношения к миру и людям.

Его образ и память о нем мы будем всегда хранить в своих сердцах.

Светлана МИХАЙЛОВСКАЯ, Старица

42

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

На Тверском региональном этапе Всероссийского дня снега Морозовы опередили Снежковых
Накануне всю ночь медленно, но верно падал снег. В парке активного отдыха «Гришкино» на территории Калининского района и вовсе намело сугробы по колено.
16.01.201722:23
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 31 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию